Некуда гению податься

Нужны ли России научные открытия?

7 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 348

В нынешнем октябре лауреатом Нобелевской премии по химии стал американский ученый Роджер Корнберг, хотя его работа была более близка к биологии. Россияне в этой номинации не награждались уже более 50 лет. И вовсе не оттого, что оскудела наша страна умами. Просто ученому, совершившему открытие мирового уровня, негде его зарегистрировать.

А все потому, что старая система отбора и внедрения открытий рухнула вместе с СССР, а создавать новую никто не собирается. Именно в такой непростой ситуации оказался ученый Альберт Хазан. Он вычислил предел Периодической системы Менделеева, дальше которого элементов быть не может.


— Некоторые считают, что периодическая система бесконечна, но это лишь теория. Ни фактов, ни доказательств нет, — рассказал “МК” Альберт Хазан. — На самом деле она имеет границы. У меня еще 40 лет назад появилась идея, что каждый элемент таблицы можно описать равносторонней гиперболой. И в прошлом году я доказал, что периодическая система имеет определенную точку, дальше которой по всем химическим понятиям не может существовать никакой другой элемент. Его номер — 155, а атомная масса — 411,66. Это очень важно для дальнейшего развития фундаментальной науки, это ориентир, к которому проложен путь. Ни вправо, ни влево уже не уйдешь.

Людям, далеким от химии, понять смысл того, чего нельзя потрогать — в данном случае короткоживущих изотопов (именно они составляют последние открытые элементы таблицы Менделеева), — сложно, поэтому не станем углубляться в теорию. Скажем лишь, что работа Хазана по уровню и значимости тянет на Нобелевскую премию.

Если идти, так сказать, правильным путем, работу Хазана должны были бы обсудить на любом научном уровне в любом научном сообществе — институте, академии, университете. Тогда в научных СМИ поднялся бы шум. Но беда в том, что Альберт Зальманович, имеющий 71 научную работу и 11 изобретений, сейчас на заслуженной пенсии. Его исследования от этого не становятся менее значимыми, просто…

— Вся беда в том, что среди некоторых ученых существует такое явление, как “не пущать”. Поэтому они не дают друг другу возможности развиваться и двигаться. Мое открытие должно быть где-то опубликовано в бумажном варианте, и я написал на химфак МГУ и ректору — попросил оценить работу и дать свои замечания. Но ответа не получил. Писал в журнал “Доклады Академии наук”. Ходил и в свой Институт металлургии Академии наук. Коллегам очень понравился мой метод, но ученый совет для его обсуждения так и не созвали. Глухая стена.

В 1992 г. был разработан новый патентный закон, который должен регулировать правовые отношения изобретателей. Он заменил существовавшую в советское время систему. Но, что удивительно, в этом законе такого понятия, как “открытие”, попросту не существует. Термин исчез. Невероятно, но факт: если бы великий Менделеев открыл свою периодическую систему в настоящее время, зарегистрировать свое авторство в России он бы не смог! А за границей смог бы.

Пока же Хазан опубликовал свою работу во Всемирной паутине, чтобы хотя бы таким способом “застолбить тему”.

Конечно, время все расставит по своим местам. Может быть, лет через 20 имя этого ученого узнает весь мир — именно как лауреата Нобелевской премии. Главное, чтобы не “уплыло” его открытие на Запад.

“МК” попросил Алексея Паланта, доктора технических наук, ведущего научного сотрудника Института металлургии и материаловедения имени А.А.Байкова прокомментировать работу коллеги.

— То, что он предлагает, очень оригинально и необычно, рациональное зерно в этом есть. Вопрос о последнем элементе периодической системы — есть он или нет — оставался открытым до сегодняшнего дня. Гипотеза Альберта Хазана говорит о том, что Периодическая система Менделеева имеет начало — водород и она действительно должна иметь конец.

А вот что посоветовал Хазану российский представитель Международного союза чистой и прикладной химии (UPAC) Олег Нефедов.

— Для начала “будущему нобелевскому лауреату” я бы посоветовал обратиться в Московский комитет по регистрации открытий. Это государственный орган, который ознакомится с работой, оценит ее значимость для науки и запатентует. Можно также обратиться за оценкой напрямую к ученым, за последние несколько лет открывшим несколько новых химических элементов. Если работа получит их одобрение, можно будет направить ее и в UPAC. Есть еще третий путь. Если автор с недоверием относится к отечественной системе оценки научного открытия, он может отправить свою статью в любой научный журнал на Западе. И пусть его не пугает воровство интеллектуальной собственности. В 99% отправленных таким образом работ никакого перехвата не случается.




Партнеры