Ах, этот громкий “Тихий Дон”

Фильм семьи Бондарчуков: классика или клюква?

16 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 232

Вторую неделю страна смотрит на Первом спасенный из лап итальянских продюсеров последний фильм Сергея Федоровича Бондарчука. Фильм — осуществленная мечта, которую лелеяли десятки лет, и потом пятнадцать лет возвращали на родину. По сути, фильм-завещание лежал брошенный — а пленка всегда впитывает эмоции вокруг. Там, в Италии, к ней относились как к пятому колесу у телеги. Здесь, в России, уже тоже почти смирились с потерей, но благодаря усилию многих людей и организаций пленка вернулась на родину. Ее подготовили к показу и... И никаких аплодисментов.


Причем, заметьте, удалось спасти далеко не все. Как уверяет вдова режиссера Ирина Скобцева, многого не хватает — в том числе записанных шумов и десятисерийного авторского варианта. Может, в этом ключ к разгадке того, почему “Тихий Дон” Бондарчуков встретил такое раздражение со стороны некоторых критиков. Все-таки, согласитесь, сын — не совсем то же самое, что отец. Что было у Сергея Федоровича в голове, как он хотел смонтировать, что из отснятого материла было навязано продюсерами, а что было его, личным взглядом на шолоховские страсти, не узнает теперь никто и никогда. Опять же вопрос технических достижений. Например, Скобцева, конечно, радуется, что у Федора получилось сделать то самое черное солнце, которое видит Григорий после похорон Аксиньи, которое не вышло тогда у отца. Но те же нынешние технические достижения добавили и свой минус: следы вмешательства не заметить все равно нельзя, пусть и умелые, — пленка начинает дышать по-другому, не как 15 лет назад. А зритель, конечно, неестественность чувствует. Если б тот же герасимовский “Тихий Дон” по-новому перемонтировать да компьютерных чудес к нему применить, что бы вышло?..

Да и ничто никогда не заставит русского человека признать как своих иностранцев в ролях таких любимых всеми героев. Ведь смотрят не на Аксинью, а разбирают, как не похожа Дельфин Форест на Элину Быстрицкую. Ни боков, ни огня в глазах, да и ведра на коромысле — пустые. Ну, не наша.

Сергей Федорович, по крайней мере, попробовал. Зная заранее все “против”. И это — мужественный поступок.

СТРАСТИ-МОРДАСТИ ПО ШОЛОХОВУ

Сегодня на ТВ-экраны выйдет последняя, 7-я серия “Тихого Дона”. Таким образом, Первый канал закончит эпопею вокруг писателя Шолохова, Григория Мелехова, Аксиньи, Натальи, Руперта Эверетта, Дельфин Форест, Бондарчука-отца и Бондарчука-сына, Никиты Михалкова, Максима Суханова, Марины Зудиной… Во как все закручено! Споры по поводу “мировой премьеры” идут нешуточные. Вернее, не споры, а кухонные вопли с битьем посуды, кликушество.

Договорились до того, что “такое” не надо было и выкупать у нечистоплотных итальянцев, пускай себе километры пленки лежали бы в сейфе и тихо умирали. И монтировать ничего было не надо, дабы не портить великому режиссеру посмертное реноме. И не Федор Бондарчук должен был это делать, потому как он не более чем клипмейкер. Словом, ужас ужасный, и больше ничего.

Те, кто так набрасывается на “Тихий Дон”, не подозревают даже, что выглядят не лучше, чем советские коммунисты с их тупой цензурой. Если что-то эти демкритики любят, то взахлеб и беспробудно, тут уж не подступись, не посягай на святое. А если ненавидят, то вой идет во всю ивановскую. И кто не с нами, тот против нас.

Стоит напомнить, в каких условиях создавался фильм. После разгромного V перестроечного съезда кинематографистов Сергей Бондарчук стал главным “врагом народа”. Коллеги-режиссеры, почуявшие свободу отомстить, оттоптались на нем по полной программе. В 90-м году денег на съемки когда-то привилегированному мастеру государство уже не нашло. В результате на горизонте объявился итальянский импресарио со своими финансами. Но и со своими условиями. В принципе, это не удивительно: кинопродюсер на Западе — царь и бог, режиссер, каким бы великим он ни был, лишь инструмент в его руках.

Получился фильм-компромисс, картинка для европейского зрителя. Здесь изначально не требовалось падение в глубины русской души и русской смуты. Но разве у того же Никиты Михалкова, единственного, кстати, кто на том сметающем авторитеты съезде заступился за Бондарчука, его “Сибирский цирюльник” не выглядит лубком? Кино, снятое на переломе эпох, отразило тот, другой перелом Гражданской войны начала 20-х прежде всего своим контекстом, своей непредсказуемой предысторией.

Все вдруг полюбили Шолохова, стремясь защитить его от современной экранизации, хотя в последние годы наша прогрессивная общественность дружно старалась ответить на единственный сакраментальный вопрос: является ли он подлинным автором “Тихого Дона” или нет? Все вдруг полюбили Сергея Федоровича Бондарчука и грудью встали, дабы защитить его от сына. Можно не любить Михалкова за его успешность и всеядность, Бондарчука-младшего за то, что его называют “символом нашего времени”, Первый канал за беспрецедентную рекламную кампанию “Тихого Дона”. Но почему бы просто не сказать спасибо за попытку, за сверхусилия, за то, что национальное достояние, как бы к нему ни относиться, вернулось в Россию.

Да, сериал неровен. Но массовые сцены великолепны, смотришь и ностальгируешь по большому советскому кино, которого больше нет. Отличная операторская работа. Да, Руперт нарушает стереотипы восприятия Григория Мелехова, но разве в телепроектах последнего времени не то же самое сделали с разной степенью успешности Евгений Миронов (“Идиот”) и Олег Меньшиков (“Золотой теленок”)? Просто надо понимать, что манера игры английских актеров отличается от русской, суть ее — в сдержанности и внутренней энергетике.

Этот “Тихий Дон” не лучше и не хуже других значимых телефильмов 2000-х. Только надо помнить, что экранизация всегда вторична по отношению к художественному произведению, по которому она снята. Сериал — он и в Африке сериал, и не стоит от него требовать невозможного. Но люди старались, сделали все, что могли, и даже больше, чтобы вернуть нам “Тихий Дон”, и уже за это заслуживают безусловной благодарности.


Александр МЕЛЬМАН

БОНДАРЧУК НЕ ВИНОВАТ

Александр УШАКОВ, руководитель Шолоховской группы Института мировой литературы имени Горького Российской академии наук, профессор:

— Невозможно говорить о нынешней киноинсценировке “Тихого Дона” однозначно. Она кое в чем не оправдывает зрительских ожиданий и объективно уступает фильму Сергея Герасимова. А по сравнению с шолоховским текстом сериал в достаточной степени иллюстративен. Не видно экспрессии, бурления чувств, присущих роману. Природа в фильме довольно статична, хотя Шолохов не зря подробно описывает шевеление каждого листа на дереве, у него это целая симфония. Тогда как у Бондарчука все в основном ограничивается темным небом. Весьма неоднозначен и, на мой субъективный взгляд, неудачен выбор на главные роли иностранных актеров. Слишком сильно пробивается в их манере игры западно-городское начало. Из-за чего теряется степень доверия к шолоховским персонажам.

Пантелей Прокопьевич, символизирующий в романе родственное начало, оплот семьи, живой пример мудрости и величавости, в исполнении даже “оскаровского” лауреата в сериале выглядит перекупщиком с одесского рынка. Дельфин Форест в роли Аксиньи превратила ее из олицетворения казачки во французскую героиню. В меньшей степени это несоответствие касается исполнителя роли Григория Мелехова Руперта Эверетта. Внешне по описанию Шолохова действительно похож. Но когда внутренний генотип не совпадает, и внешнее сходство размывается. Мне не хватило диковатого взгляда, резкости. В движениях, взглядах, поворотах головы он скорее послушный казачий отрок. Не верится, что сериальный Гришка Мелехов обладает силой, возвысившей его до руководства восстанием. Вместе с тем удачно подобраны исполнители ролей Петра Мелехова и Степана Астахова — Владимир Гостюхин и Борис Щербаков. Талантлива Ирина Скобцева в скромной роли матери Мелеховых.

Бондарчук, как мне кажется, увлекся лав стори, бытовой стороной сюжета. Забыл или не учел, что если бы не было в “Тихом Доне” политики, вешенского восстания и братоубийственной войны, не было бы Великого Романа и Нобелевской премии. Была бы обычная мелодрама. Не зря же — это известный факт — писатель сначала открывал роман походом Корнилова на Петроград. Все сказанное ни в коей мере не умаляет таланта уважаемого и гениального Сергея Федоровича Бондарчука и художественных достоинств его последнего фильма. Я вижу причину в организационных и финансовых рамках, в которых он оказался. По мышлению он — широкий режиссер, и социальная сила присутствует во всех его фильмах. Здесь, видимо, сыграл свою роль диктат итальянских продюсеров. А любителям выискивать негатив в сериале важно учитывать главное — картина нашла зрителя. Это само по себе главный позитивный фактор.

АКСИНЬЯ — ЛИРИЧЕСКАЯ ГЕРОИНЯ

Марина ЗУДИНА, актриса, голос Аксиньи:

— Я видела сериал только во время озвучания. И странным образом облик Аксиньи в исполнении Дельфин Форест оказался ближе мне как актрисе, чем внешность героини, описанной Шолоховым. В сериале нет слишком взрывного темперамента — Аксинья лиричнее. Мне часто непросто бывает озвучить саму себя. В данном случае работать в тон-студии было гораздо легче. Мы не стремились при озвучании передать все мельчайшие оттенки и нюансы казачьего говора, которые присутствуют в романе. Это было продиктовано тем, что сами артисты, играющие Аксинью и Григория, утонченнее, чем персонажи Шолохова. Поэтому ограничились мягким произношением “т” и “г”. И не стоит, наверное, сравнивать героиню у Бондарчука с тем, как сыграла Аксинью Элина Быстрицкая у Герасимова. Хотя не буду скрывать, что великолепная игра Элины Авраамовны в герасимовском “Тихом Доне” была мне некоторым подспорьем при озвучании. Но актеры Герасимова жили в настоящей станице, проникались казачьим духом. Для Бондарчука было важнее, как я понимаю, другое — история взаимоотношений мужчины и женщины вне социального круга.

СРАВНЕНИЯ НЕУМЕСТНЫ

Максим СУХАНОВ, актер, голос Григория Мелехова:

— Не стоит искать негатив в том, что Мелехова сыграл англичанин Эверетт. Бондарчук знал, что делает, и если утвердил Руперта на эту роль, значит, так ему было нужно для фильма. Я не могу сравнивать увиденное с моими личными ощущениями от прочтения романа и от картины Сергея Герасимова. Поскольку впечатления читателя и сравнения зрителя во многом мертвы и субъективны. В данном случае к сериалу как нельзя лучше подходит известное высказывание: “Пусть цветут все цветы”. Вряд ли для экранизаций литературы такого уровня уместны какие-либо сравнения…

“ТИХИЙ ДОН” ДЛЯ МОЛОДЕЖИ

Элина БЫСТРИЦКАЯ, актриса, исполнительница роли Аксиньи в “Тихом Доне” Сергея Герасимова:

— Меньше всего мне хотелось бы обсуждать игру своих коллег и работу режиссера. Тем более не просто режиссера, а такого мастера, как Бондарчук. Но как зритель от этого сериала я ждала большего. Очень жаль, что на роли Аксиньи и Григория не нашлось российских артистов. Поражают воображение батальные сцены, в которых Сергей Федорович всегда был силен. Каждое время по-своему трактует такие произведения, как “Тихий Дон”. Думаю, что фильм Бондарчука будет интересен молодежи, которая Шолохова наверняка в большинстве своем не читала.


Подготовил Ярослав ЩЕДРОВ


“Григорий в отца попер: на полголовы выше Петра, хоть на шесть лет моложе, такой же, как у бати, вислый коршунячий нос, в чуть косых прорезях подсиненные миндалины горячих глаз, острые плиты скул обтянуты коричневой румянеющей кожей. Так же сутулился Григорий, как и отец, даже в улыбке было у обоих общее, звероватое”.

Это дословное описание Мелехова Шолоховым. Теперь посмотрите на Эверетта в “Тихом Доне” и, как говорится, найдите десять отличий.




    Партнеры