Главней всего — доходы в доме

Жена Зурабова получила 1/5 всех контрактов на поставку медоборудования?

29 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 870

Министр Зурабов не хочет уходить в отставку. “Это будет слишком легкий выход”, — заявляет он в ответ на все упреки. Я, дескать, должен довести начатые реформы до конца.

Уловка эта — не нова. Когда небезызвестного Сергея Мавроди отправляли в тюрьму, он тоже бил себя в грудь и кричал, что если дадут ему вернуться к делам, вкладчики “МММ” обязательно получат назад свои деньги. И хозяйка “Властилины”, дебелая Валентина Соловьева, слезно обещала расплатиться со всеми клиентами, только отпустите.

Если наперсточник или шулер уже надул тебя, садиться с ним отыгрываться — глупо; все равно обманет. Но еще глупее хватать его за руку, а потом отпускать восвояси, поверив шулерским причитаниям, что он вернет деньги всем своим жертвам.

Как же, вернет! Держи карман шире…

А теперь — скажите мне на милость: в чем разница между Мавроди и Зурабовым? Разве только в том, что создатель “МММ” строил свою империю сам, без помощи жены…


Зурабов никогда не уйдет в отставку сам; до тех пор, пока не свезут его (Зурабова) в казенный дом, он будет делать вид, будто ничего не происходит. Точно по поговорке — плюнь в глаза, божья роса.

Третью неделю в стране полыхает беспрецедентный “лекарственный” скандал: вся верхушка Федерального фонда ОМС сидит за решеткой, выявленный ущерб тянет на миллиарды рублей, а министру — хоть бы хны.

Он точно забыл, что является — ко всему прочему — председателем правления этого самого фонда, и все принимавшиеся нынешними арестантами решения в обязательном порядке должны были согласовываться с ним.

Теперь Зурабов пытается убедить страну, что ничего не знал о миллиардных откатах и взятках, хотя фармацевтические компании, обвиняемые прокуратурой в воровстве, не первый год пользуются особой его благосклонностью.

Стараниями министра весь фармацевтический рынок — десятки миллиардов рублей — был отдан этим структурам на откуп. Госзаказы распределялись без каких-либо тендеров. Цены при этом завышались безбожно: до нескольких десятков раз.

Это касается не только приснопамятной программы “ДЛО” (дополнительное лекарственное обеспечение). Абсолютно то же самое происходит и с президентским проектом “Здоровье”.

В моем распоряжении имеются материалы проверки, проведенной в этом году Счетной палатой. Из них явствует, что при закупке медицинского оборудования в рамках нацпроекта ведомство Зурабова сделало все возможное, чтобы озолотить своих друзей-коммерсантов за государственный счет.

Именно друзей, потому как людей случайных в коридорах Минздрава не могло появиться просто по определению.

Чтобы получить допуск к торгам, необходимо было пройти предварительный отбор. Но штука в том, что никаких извещений об этих самых отборах Минздрав не публиковал. Иными словами, посторонние узнать о нем не могли; это была сугубо званая вечеринка.

Собственно, и все последующие конкурсы — были таким же точно междусобойчиком. Финалисты были определены здесь заранее.

Нетрудно догадаться, что за фирмами-победителями стояли те же самые люди, что фигурируют и в лекарственном скандале.

К примеру, учредителем одного из лидеров гонки — московской фирмы “Рипл” — является член Совета Федерации, тесть певца Николая Баскова Борис Шпигель; он же контролирует и компанию “Биотэк”, подозреваемую сегодня в даче взяток руководству ФФОМС (в ее офисах прокуратура уже провела обыски). Любовь к медицине у сенатора Шпигеля — профессиональная; в верхней палате парламента он занимает пост зам.председателя Комиссии по здравоохранению, а кроме того, тесно дружит с медицинским министром.

Очевидно, неплохо знаком с Зурабовым и гендиректор другой обласканной им компании: НПО “Микроген”. Возглавляет эту структуру некто Антон Катлинский. До недавнего времени он трудился в скромной должности зам.министра здравоохранения.

Но дальше других пошла, без сомнения, фирма “Медстор”. Из всех 53 контрактов на поставку медоборудования она забрала ровным счетом 11: на общую сумму в 1 миллиард 767,6 миллиона рублей.

А теперь — небольшая пикантная подробность: как утверждают наши источники, ЗАО “Медстор” самым тесным образом связано с супругой министра Юлией Зурабовой. В Минздраве — по крайней мере — говорят об этом почти в открытую. Аналогичной информацией располагают спецслужбы. Да и возглавлявший проверку аудитор Счетной палаты Валерий Горегляд подтвердил мне, что тоже слышал о причастности m-me Зурабовой к “Медстору”.

Комментарии, полагаю, излишни…

* * *

Министр Зурабов очень любит рассказывать, каких сокрушительных успехов добилось его ведомство на ниве экономии. На докладе у президента он, не моргнув глазом, заявил даже, что сумел сэкономить треть всех денег, выделенных ему из бюджета на закупку техники.

Звучит внушительно. Однако министр в очередной раз соврал.

— Ни о какой экономии и речи не идет, — убежден аудитор Счетной палаты Валерий Горегляд, ставший отныне личным врагом Зурабова. — Предельной стоимости на аппаратуру никто не устанавливал, суммы определялись, что называется, от балды. Минздрав так и не смог нам объяснить, почему контракты заключались по тем или иным ценам. Более того, из 54 контрактов лишь 6 соответствуют условиям проведенных конкурсов. Треть всего оборудования — на 3,5 миллиарда рублей — закуплена без конкурса.

Как утверждают опрошенные мной специалисты, большинство приобретенного Минздравом медоборудования во много раз превышает реальные цены. И это неудивительно: контракты ведь в основном заключались не напрямую с производителями (преимущественно — иностранными), а с посредниками.

К примеру, если средний томограф стоит на Западе около 250—260 тысяч долларов, то Зурабов выкладывал за него уже миллион.

Очень показательной является история с конкурсом на поставку лекарств для лечения вирусного гепатита. Двое участника торгов — случай для Минздрава уникальный — схватились не на жизнь, а на смерть. В результате цена была снижена с 6 миллионов 790 тысяч рублей до… 340 тысяч: сиречь в 20 раз. При этом счастливый победитель объявил, что все равно останется с прибылью.

А теперь — нехитрый арифметический расчет. В текущем году Минздрав (по программе “Здоровье”) закупил аппаратуры и техники на 14 миллиардов 297 миллионов рублей. Никаких нормативных цен, как уже говорилось выше, зурабовское ведомство не определяло: платили столько, сколько хотели; как бог на душу положит.

Ну, пусть даже цены оказались завышены не в 20 раз, как в случае с гепатитом, а хотя бы вдвое: это уже 7 миллиардов чистой (а точнее, грязной) прибыли. Даже в благословенные времена спекуляций на рынке ГКО и ОВВЗ подобная маржа коммерсантам и не снилась.

И это — отнюдь не мои голословные предположения, вызванные, как утверждает министр Зурабов, патологической к нему нелюбовью. То, что цены на медикаменты и медоборудование были завышены, — это уже факт медицинский.

Не так давно МВД было возбуждено уголовное дело в отношении фирмы “Микроген” (той самой, которую возглавляет экс-зам.министра), выигравшей конкурс на поставку иммунобиологических препаратов. Как установило следствие, получив от Минздрава 30%-ный аванс в счет будущих поставок, “Микроген” мгновенно перевел более 5 миллионов долларов на счет посреднической структуры в Англии. Проще говоря, это был классический вариант отката.

(Точно такие же откаты получали и чиновники Федерального фонда ОМС: от 3 до 5 процентов от суммы субсидий, выделяемых на закупку лекарств в регионы.)

— Зурабов и его министерство не занимается сегодня ничем, кроме закупок и поставок, — уверен президент Российской академии медицинских наук Михаил Давыдов. — Все так называемые реформы сводятся к одному: освоить больше денег. Зурабов — обычный бизнесмен, ничего не понимающий в здравоохранении.

Аудитор Валерий Горегляд полностью с ним согласен:

— Минздрав превратился в Министерство закупок. При этом потребности регионов интересуют его в последнюю очередь: сначала в Москве проводятся конкурсы и лишь потом согласовываются заявки с территорий. То есть все поставлено с ног на голову.

Вообще-то, по-хорошему, регионы сами могли бы закупать технику и лекарства: на местах лучше знают, что им нужнее. Об этом многократно заявляли практически все губернаторы.

Но Зурабов твердо стоит на своем: если просто отдать деньги на “землю”, их обязательно разворуют. То ли дело — Минздрав: ум, честь и совесть нашей эпохи.

И ладно бы друзья Зурабова просто наживались на бюджетных деньгах, поставляя при этом качественную продукцию. Но нет же.

Вот лишь несколько цитат из экспертного заключения, подписанного пятью докторами наук во главе с крупнейшим российским кардиохирургом академиком Лео Бокерией:

“Закупаемое эндоскопическое оборудование не имеет в комплектации основных принадлежностей: микровидеокамер, видеомониторов, что в 2—3 раза снижает эффективность, а при начальных стадиях заболеваний делает диагностику невозможной…

Большинство закупленных ультразвуковых аппаратов… оснащены черно-белыми мониторами и достаточно ограничены по диагностическим возможностям…

Общим недостатком всех рентгеновских аппаратов, включая маммографические, является отсутствие проявочных автоматов… которое является обязательной составной частью установки…”

Сбагрить самому же себе залежалый товар, да еще втридорога, — это надо уметь…

Теперь, надеюсь, вам понятно, почему Зурабов добровольно в отставку никогда не уйдет.

* * *

Зурабову не первый раз удается выйти сухим из воды. После бездарно проведенной монетизации льгот он удачно спихнул все свои огрехи на министра Кудрина и губернаторов, которые-де извратили на корню его светлые идеи.

Сегодня, с тем же упорством, министр доказывает, что лекарственный скандал — исключительно дело рук узкой кучки жуликов, обманувших его доверие.

На любой случай у Зурабова всегда найдется козел отпущения. После арестов в ФФОМСе таковым был признан его бывший компаньон Андрей Таранов. После проверки Счетной палаты — руководитель Росздрава Вячеслав Прохоров.

Сейчас Прохоров спешно отправлен в отпуск, откуда, похоже, назад не вернется: Зурабов подыскал ему уже кресло сенатора от Оренбургской области.

Вот только что делать ему с собственной женой? Разве что разводиться?

Впрочем, миллиарды, которые так увлеченно “осваивает” главный рвач страны, того стоят.

Будут миллиарды — будет и любовь; даже к такому ненавидимому всей страной человеку, как Михаил Юрьевич Зурабов.




Партнеры