Маша Гайдар: “Моего отца могли отравить”

Реформатор 90-х похудел в два раза

30 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 545

“Я буду зеленый чай, и, пожалуйста, давайте обойдемся без полония-210”, — вчера Маша ГАЙДАР пыталась шутить с официантами в чайной. Однако те, кто знает Машу, все равно замечали, что эта внешне уверенная в себе девушка второй день находится в замешательстве.

— Маш, ты была уже у папы в больнице?

— Да, вчера я к нему заезжала, собираюсь и сегодня. Первое, что бросается в глаза, — он очень сильно похудел, почти в два раза. Даже не осунулся, а именно выглядит так, как будто неделю ничего не ел. Очень бледный. Но держится он бодро. Сам он никаких версий не выдвигает. Мне он сказал примерно следующее: “Машка, я сначала подумал, что все, это каюк. Заработался, доездился, долетался. 50 лет все-таки…”

— Зачем он поехал в Дублин?

— Его часто приглашают за границу, чтобы он прочитал лекции по экономике. А в Дублине он на международной конференции параллельно представлял свою книгу “Гибель империи”. Неожиданно за трибуной он почувствовал недомогание. Через шесть минут после начала лекции он понял, что больше не может, и был вынужден прервать выступление. В коридоре ему стало совсем плохо — он потерял сознание. Его срочно отвезли в реанимацию в одну из больниц Дублина. Врачи стали сразу же бороться за его жизнь, и уже через несколько часов к нему вернулось сознание…

— Где он завтракал?

— В обычном ресторане при гостинице. Он съел фруктовый салат и выпил чай.

— Раньше подобные приступы недомогания с твоим отцом случались?

— Никогда! И поэтому пока врачи, и дублинские, и наши, не могут определиться с диагнозом. Дело в том, что это не похоже ни на инсульт, ни на инфаркт, ни на язву, ни на диабет. Так резко хронические заболевания не могут обостриться. К тому же отец за месяц до этого сдал анализы буквально на все. И специалисты сказали, что для 50-летнего человека он вполне здоров. Сейчас стало ясно, что у отца какие-то существенные изменения в печени и почках…

— Когда станет известен точный диагноз? Он сдал анализы здесь, в Москве?

— Конечно. Идут постоянные консультации наших врачей, которые его до этого наблюдали, с зарубежными коллегами. Сейчас надо ждать, потому что результаты таких специфичных анализов быстро не получаются.

— Маш, ну ты же понимаешь, что в свете всех этих шпионских лондонских историй на передний план будет выдвигаться версия с отравлением.

— Я понимаю, что эта версия будет. И я ее совершенно не исключаю: моего отца могли отравить. Но при этом я не хотела бы бежать впереди паровоза и разбрасываться однозначными заявлениями. Я хотела бы дождаться заключения врачей. Здесь важно избежать поспешных выводов.

— Но ведь твой отец давно отошел от публичной политики… Кому выгодно его травить?

— Вот и я не понимаю! Единственно, как он соприкасался с политикой — консультировал правительство в вопросах экономики. За это нынче хотят убить?


Между тем

Пресс-секретарь Гайдара Валерий Натаров вчера опроверг появившуюся версию отравления радиоактивными веществами. Однако при этом он все же уточнил: “Врачи не отрицают версии отравления”. Также непонятно, почему Гайдара очень бережно спрятали — вчера репортерам “МК” не удалось выяснить, в какой больнице лежит бывший премьер правительства. Номера больницы “по соображениям безопасности” не выдала и Маша…




Партнеры