Перекрестный отец

Мужчина, сменив пол, стал жене сестрой, а детям — тетей

6 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 18105

Свою серебряную свадьбу Георгий и Вера Павличенко отпраздновали с размахом, собрав друзей и родственников. Произнося заздравные тосты, те и не подозревали, что вскоре после этого дня дружные супруги перестанут быть мужем и женой.

Дело тут не в банальном разводе — Жора и Вера по-прежнему вместе. Только теперь они — сестры. Потому что Жора больше не Жора. Он превратился в яркую даму по имени Жанна.


Они приехали в Москву всего на один день, затем отправлялись в Киев, а оттуда домой, в Израиль. Я их ловила весь этот день — и поймала только поздним вечером, на вокзале, за два часа до отхода поезда.

Я узнала их издалека и сразу поняла, что это они — высокая, эффектная Жанна и хрупкая, грустная Вера. Две сестренки, две подруги — так говорят они о себе сейчас. А ведь еще год назад они были супругами, отмечали свою серебряную свадьбу — музыкант и режиссер Георгий Павличенко и его жена.

ЖИЗНЬ №1. В МУЖСКОЙ ОБОЛОЧКЕ

Я видела много старых фотографий Георгия Павличенко. Красавец мужчина, обаятельный артист-эстрадник, ничего женственного или “голубого”. Встречалась с его друзьями: они в один голос уверяли, что Жорка всегда был совершенно нормальным мужиком, любил за дамами приударить, причем этак по-гусарски, с наскока.

И тем не менее — передо мной именно он, Георгий. Впрочем, теперь он очень обижается, если его так называют. Теперь он — эффектная женщина по имени Жанна.

— Долгое время я действительно старалась быть “настоящим мужиком”, — видя мое изумление, объясняет Жанна. — Даже в армию специально ради этого пошла. Думала, что все мои непонятные желания и предпочтения там пройдут. Ничего подобного. В душе я все равно оставалась девушкой.

Свою необычность Жора Павличенко осознал рано, лет в пять. Ему даже сны снились девичьи, где он был принцессой в пышном платье... Любил играть в переодевания — надевать девчачью одежду. Однажды в детсадовской спальне за этой игрой его застукала воспитательница. Очень возмущалась, родителям Жоры сурово посоветовала “растить мужчину”. Хотя отец и без того воспитывал Георгия и его младшего брата по-спартански, в духе настоящих мужских традиций. После разговора с воспитательницей он выпорол сына и на весь вечер поставил в угол. С тех пор Жора научился быть скрытным. Войдя в пору юности, выглядел настолько мужественно, что многие девочки вздыхали о нем ночами.

Пройдя службу в армии, Георгий вернулся в родной Киев и женился на милой, скромной Вере. Он и себя пытался убедить, что “нормальный”.

Вера любит его до сих пор. Когда она смотрит на Жанну, ее взгляд теплеет.

— О том, что с мужем что-то не так, я даже не подозревала, — вспоминает она. — Правда, пару раз заставала Жору дома в своих платьях, но он говорил, что придумывает новый номер. Он ведь был артистом, а творческие люди, сами знаете, непредсказуемы. В остальном же он был муж как муж. Зарабатывал деньги. По хозяйству не помогал, был, как все мужчины, немного эгоистом. Классический вариант: придет домой — и на диван, с газетой. К плите никогда не подходил.

— Не клевещи на Жору Павличенко! — протестует Жанна. — Он иногда и на кухне помогал, и с детьми.

— Конечно, бывало... И все-таки обычно после работы начиналась моя вторая смена: ужин, стирка, дети… — настаивает Вера. — Зато теперь она сама готовит и посуду моет. Я шучу: “Мы с тобой ролями поменялись, теперь я могу на диване полежать”. Жанна очень гостеприимная хозяйка!

В общем, жили как все: особо не ссорились, растили дочерей-близняшек, работали. Карьера Жоры Павличенко шла успешно, в артистических кругах он был известен как Джордж-тромбон. Выступал в Московском театре эстрады, много гастролировал, работал с Хазановым, Винокуром, Петросяном.

В начале 90-х, когда в стране начались разброд и шатания, израильское посольство предложило Георгию Павличенко поставить в Киеве первый разрешенный еврейский праздник Хануку. Общение с посольством привело к тому, что в 1995 году семья Павличенко перебралась в Израиль. Здесь Георгий узнал много нового о собратьях (или сестрах) по несчастью.

— Лишь в Израиле Жора впервые признался мне, что он транссексуал, как, например, Дана Интернешнл и Аманда Лир, — вспоминает Вера. — Для меня это стало потрясением. Но он успокоил: мол, все останется по-прежнему, операцию по перемене пола делать уже поздно…

ЖИЗНЬ №2. ПРЕВРАЩЕНИЕ

В 2004 году Георгий чуть не умер — перенес инфаркт миокарда, пришлось делать операцию на открытом сердце.

— Очнувшись от наркоза и поняв, что осталась жива, я первым делом сказала себе: “Нельзя отказываться от мечты!” — глаза Жанны загораются при этом воспоминании. — Детей мы вырастили, почему же не попробовать сделать то, о чем мечтала всю жизнь? Вскоре после того, как мы отпраздновали серебряную свадьбу, я поехала навестить знакомых в Киев и уже оттуда по телефону поставила Веру перед фактом: все, буду делать операцию по изменению пола…

— Со мной случилась настоящая истерика, — печально усмехается Вера. — Ведь раньше дело просто ограничивалось разговорами… Я плакала, я была в отчаянии. Потом сильно на него обиделась: как так можно с нами поступить, он думает только о себе! Трудно было смириться. Но потом я перестала сопротивляться. Когда любишь человека, прощаешь все ему, лишь бы он был жив и здоров. Уже в том телефонном разговоре муж стал настаивать, чтобы я называла его Жанной. Я часто ошибалась, он сердился. Я оправдывалась, что, мол, пока ты не сделала операцию, имею право называть тебя по-старому. Честно говоря, до конца не верила, что он сделает это.

Нужно было сообщить о своем решении дочерям — Лене и Софии. Это было для Жоры труднее всего.

— Лена его сразу поддержала, — говорит Вера. — Она убеждала нас не возражать, помогала свыкнуться с этой новой реальностью. А вот София, как и я, долго не могла смириться. “Это же ненормально!” — возмущалась она. Но потом мы все вместе решили: “Каждый человек волен сам выбирать свою судьбу. И наш папа — тоже”.

Операцию Жанне сделали в январе этого года. Длилась она три часа. Естественно, под общим наркозом, что для человека с больным сердцем довольно опасно.

— Я так сильно хотела стать женщиной, что была согласна на любой риск, — вспоминает Жанна. — Операцию я решила делать в Москве — здесь самые профессиональные врачи. К тому же это был относительно недорогой вариант, около $8 тысяч. У нас в Израиле такие операции начали делать недавно, поэтому все девочки-транссексуалки едут за границу. Дана Интернешнл, например, оперировалась в Англии. Но там, как и в Таиланде, это стоит дорого — около $20 тысяч. В Америке немного дешевле — $15 тысяч.

— Что вы почувствовали, когда пришли в себя после операции?

— Счастье. Наконец-то мое тело соответствует внутреннему содержанию! Было приятно, что врачи пришли, поздравили. Трудно, правда, пришлось в первую неделю — нельзя было двигаться, чтобы не разошлись швы.

— На этом ваши превращения в женщину закончились?

— Еще был длительный курс гормональной терапии. Вообще гормональные препараты нам приходится принимать постоянно, до конца жизни. Зато видите, какие у меня женственные формы!

— Во время операции Вера была рядом с вами?

— Нет, я этого не хотела, к тому же все эти перелеты-переезды дорого обходятся. Мы встретились только два месяца спустя, в Киеве, где я проходила курс лечения после операции.

— Хотя мы с дочками Жанну всячески поддерживали, — добавляет Вера. — Первую женскую одежду, косметику для нее покупали в Израиле и высылали в Киев.

Не жалеет ли она, что после 25 лет счастливой совместной жизни потеряла любимого мужа?

— Мы и сейчас любим друг друга, — возражает Вера. — И живем по-прежнему вместе. Так что по большому счету ничего не изменилось, любовь не ушла. А что касается интимных отношений… Думаю, что моя женская история закончилась. Был у меня единственный и любимый супруг. Его больше нет, а другого мне не надо. А Жанна — ее личная жизнь зависит только от нее самой. Я удерживать не буду. Если решит выйти замуж, буду только рада. Сейчас мы с бывшим мужем живем как сестры.

ЖИЗНЬ №3. ИСТИННАЯ ЛЕДИ

— Да, я мечтаю о замужестве, — кокетливо опускает глазки Жанна. — Каждая женщина должна хоть раз побывать замужем. Мои дочки тоже хотят, чтобы я нашла достойного супруга. Сложно, конечно, — все-таки возраст, 50 лет уже. Но надежда остается… На днях такое красивое подвенечное платье в магазине увидела — не удержалась, зашла, примерила.

— Кто-нибудь уже есть на примете?

— Ой, боюсь сглазить! У меня есть поклонник, но что-то загадывать еще рано. Да и документы сначала нужно выправить…

Когда Жанна летела из Израиля в Москву, российский пограничник долго смотрел то на нее, то в паспорт. Минут через десять в недоумении воскликнул: “Женщина! Это вы — Георгий Станиславович?!” К этому она была готова и показала справку о том, что ей сделали операцию. Эта справка всегда при ней.

Поменять же документы — дело долгое и непростое.

— Чтобы это сделать, я должна полгода ждать, когда в Киеве соберется специальная комиссия и убедится, что у меня действительно влагалище, а не пенис! — сердится Жанна. — А пока меня даже в больницу положить не могут. Как-то раз стало плохо с сердцем, вызвала “скорую”. Врач решил — нужна госпитализация. Только в какое отделение меня везти — непонятно. В мужское нельзя, я дама. В женское — тоже нельзя, по документам. Так и осталась дома.

О работе и, в частности, о сцене Жанна пока думать не хочет.

— Сейчас я домохозяйка. Мне нужно время, чтобы найти себя в новой жизни. У меня же все мироощущение изменилось! Стала обидчивой, сентиментальной, иногда даже плачу над какой-нибудь киношной несправедливостью. Разлюбила футбол, бокс вообще видеть не могу. Еще мне теперь понравилось по магазинам ходить, а раньше я это дело терпеть не могла. Наконец поняла, что значит — “одежды полон шкаф, а надеть нечего”! Сейчас для меня главное — не стать пародией на женщину, превратиться в истинную леди.

— Жанна очень тщательно следит за собой, подбирает косметику, одежду в тон, — мягко улыбается Вера. — И меня заставляет. Я теперь приобрела себе подругу, единомышленницу. У плиты мы теперь стоим вместе, варим борщ “в четыре руки”.

Им пора уезжать. Две женщины — большая и маленькая, яркая брюнетка и скромная шатенка — идут к перрону. Им обеим сейчас нелегко. Сколько перемен в жизни пришлось пережить за последний год! И что ждет впереди? Но главное — они по-прежнему вместе. Наверное, это и есть настоящая любовь…


СПРАВКА "МК"

В настоящее время есть две методики превращения мужчины в женщину. Сигмовидная, когда из толстой кишки делают влагалище, и пинальная. Последняя наиболее популярна. Ее использовали и в случае с Жанной. В данном случае удаляют яички, а из оставшейся кожи и пениса делают влагалище и подобие шейки матки. Работа ювелирная, проводится под микроскопом. Если операция проходит успешно, такая новоиспеченная женщина может жить полноценной половой жизнью. Правда, забеременеть она никогда не сможет. На последнем этапе операции то, что нужно, убирается внутрь организма.


Комментарий хирурга Российского научного центра хирургии РАМН Андрея ЖУМАНОВА, делавшего Жанне операцию по перемене пола:

— Немолодой возраст пациента — не помеха для таких операций. У нас были случаи, когда менять пол решались люди на несколько лет старше Жанны. Однако в последние годы к нам все чаще обращаются совсем юные, 16—18-летние ребята. Хотя точно установить транссексуализм можно лишь после полового созревания, эти пациенты начинают заместительную гормональную терапию еще в подростковом возрасте.

Транссексуализм — заболевание врожденное. Человек становится транссексуалом из-за генетического сбоя, который происходит в первые недели развития плода. Мы, хирурги, — заключительное звено в лечении. Сначала пациенты должны пройти медико-психиатрическую экспертизу, которая позволяет отсеять людей с нетрадиционной ориентацией. Потом начинается замещающая гормональная терапия, которая будет продолжаться всю жизнь.

Операции, во время которых формируется половой аппарат, сходный с женским, длятся около трех часов. У этих пациентов сохраняется чувствительность полового органа, и они могут жить полноценной сексуальной жизнью. Процесс, когда формируются мужские половые органы, куда сложнее, он длится 8—10 часов. Мы формируем работающий орган, но чувствительностью он не обладает. Правда, по моему опыту общения с подобными пациентами, для них оргазм — не самое главное. Такие “новоиспеченные” мужчины ориентированы на крепкую семью, на глубокие взаимоотношения. Кстати, часто неискушенные партнерши так и не догадываются о женском “происхождении” своего возлюбленного. Это касается и противоположных превращений. Мне известны случаи, когда даже гинекологи сомневались в том, что у пациентки имела место операция по перемене пола.

До конца 90-х в наш центр больше обращались женщины, желающие стать мужчинами. Потом ситуация выровнялась, сейчас мы проводим около десяти операций по превращению мужчин в женщин в год и примерно столько же противоположных. Последнее время наблюдается переход к общемировой тенденции, когда желающих стать женщинами больше.

Эти операции — единственный способ реально помочь таким пациентам. Но не все могут найти несколько тысяч долларов, чтобы обратиться к нам. Поэтому среди транссексуалов очень высокий процент самоубийств.




Партнеры