Небо в клеточку — актеры в полосочку

Вячеслава Спесивцева отправили в колонию

6 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 228

Как говорил домушник Жорж Милославский в “Иван Васильевич меняет профессию”: “Я актер больших и малых театров”. Его слова скоро смело смогут повторить заключенные подмосковной Икшанской воспитательной колонии, в которой известный режиссер Вячеслав Спесивцев открыл “театральную фабрику звезд”.

В Икшанской колонии отбывают наказание несовершеннолетние подростки из Москвы и области: воры, грабители, убийцы... В колонии несколько лет существует театральный кружок. Каждый учитель к тому или иному празднику ставит здесь какой-нибудь спектакль. Как говорят, от желающих сыграть роль отбоя нет. В творческий процесс вовлечены 50% заключенных.

— Вначале были проблемы, — рассказала учительница литературы Валентина Александровна. — Ребята отказывались играть женские роли. А сейчас даже перессорились из-за того, кто будет играть бабку в наших зарисовках о деревенской жизни.

Вячеслав Спесивцев решил поставить этот процесс на профессиональный уровень. Теперь в колонии открылась театральная школа-студия. Каждую неделю актеры и сам режиссер будут давать уроки актерского мастерства, сценической речи, вокала и хореографии. Лучшие ученики студии после освобождения смогут поступать в театральные вузы и работать непосредственно в театре Спесивцева и в других столичных театрах.

Московский молодежный театр Спесивцева привез зэкам спектакль “Смертельно-смешное путешествие” — историю, произошедшую в поезде с Ильей Ильфом и Юрием Олешей, как образец того, чего хочет мэтр добиться от актеров колонии в будущем. Как ни старались актеры вовлечь зрителей в действие на сцене, им это так и не удалось. Зато история о золотом яичке, снесенном Курочкой Рябой, разыгранная их товарищами, вызвала больший отклик в зале.

Судьбе многих мальчишек не позавидуешь: пьющие родители, если такие вообще есть, брошенные школы, но есть и ребята из вполне благополучных семей.

— Я считаю, что каждому надо дать шанс на исправление, — считает звезда молодежной труппы Спесивцева Алексей Иванюк. — Жизнь может повернуться по-разному, и если бы я в 15 лет не пришел в театр к Вячеславу Семеновичу, то кто знает, думаю, что я вполне бы мог оказаться на месте этих мальчишек в колонии. Возможность была. Театр меня спас, я надеюсь, что он поможет и кому-нибудь из них.

Обучение не отходя от тюремной вешалки — камеры то бишь. “Представь, что у тебя в руках дешевка, елочная игрушка, которая стоит копейки. Передай ее другому, а теперь представь, что это бриллиант огромной стоимости”, — учит режиссер. “Не буду я тогда его кому-то отдавать, я его в карман положу”, — обескураживает мэтра мальчишка. Андрею 16 лет, здесь он за воровство, срок — 2 года, через сорок дней — “звонок”. Другой артист, семнадцатилетний грабитель Саша, о театре узнал только в колонии. На воле было не до того — родителей нет, жил как умел. Теперь всерьез собирается поступать в театральный вуз. Актеры от правильной литературной речи плавно переходят на жаргон: “Откинулся. Звонок…”

— Мы не разделяем детей на хороших и плохих, правильных и неправильных, — говорит Вячеслав Спесивцев. — Бывает, человек просто оступился. И потом, у нас очень несовершенная судебная система, много ошибок. Колония — это не только наказание, но и исправление. Мы постараемся предоставить шанс найти себя в жизни каждому, кто этого захочет.





Партнеры