Касьянова чепуха

Экс-премьер: “Я считаю невозможным раскрывать планы”

12 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 522

Михаил Касьянов давал мне интервью в своем кабинете на 19-м этаже высотного здания в Новых Черемушках. Из телескопа, который уютно пристроен возле окна, говорят, открывается великолепнейший вид на Москву. “Кабинет Путина тоже виден?” — пошутила я. “Ну что вы, туда заглядывать нельзя”, — ответил Михаил Михайлович.

Встретились мы потому, что мне искренне хотелось выяснить: что за планы у одного из главных оппозиционеров? Как он будет вести свою президентскую кампанию? Список вопросов был внушительный.

Но общение с Касьяновым обернулось шоком. Сейчас поймете почему...

“Выключите диктофон”

— Вы не раз заявляли, что в 2008 году будете баллотироваться в президенты. Однако за вами не стоит ни серьезной политической силы, ни административного ресурса, а рейтинг ваш колеблется в пределах статистической погрешности: от 2% до 4%. На что вы рассчитываете?

— Рассчитываю на победу.

— В первом туре или во втором?

— Давайте уже в технику не будем углубляться.

— Почему?

— На этом этапе я считаю невозможным раскрывать такие вот стратегические и тактические планы по победе на предстоящих в 2008 году выборах.

— Может ли быть победа у политика с рейтингом 2—4%?

— Рейтинг 2%, 4% или 30% не имеет никакого значения. Потому что он зависит от количества появлений на телеэкране.

— Но поскольку у вас нет к нему доступа, значит, и рейтинг ваш не имеет шансов вырасти. И тем не менее вы каким-то образом собираетесь победить.

— Выключите (диктофон. — Н.Г.), я вам сейчас объясню!

Выключаю. Объяснения сводятся к раздраженному: “Вы же видите, что я не хочу отвечать на ваш вопрос! А вы сами себя заводите и требуете ответа!”

— Все же вернемся к тому, на чем закончили: как вы собираетесь победить при таком низком рейтинге?

— С каждым месяцем я посещаю все больше регионов, и все большее количество людей соглашается с тем, что я говорю. Это подтверждают результаты опросов общественного мнения. В прошлом году 30% населения отвечали, что страна движется в неверном направлении, а в этом году — уже 50%.

— Вы уверены, что мнение людей меняется благодаря вам?

— Это уже другой вопрос.

— Но я его вам задала…

— Это вопрос другой! Нужно ли иметь иного президента, нежели номинированного Кремлем, — вот что главное. Это является целью сегодняшней работы. ЭТО!

“Давайте пропустим вопрос”

— Допустим, на президентских выборах вы, вопреки собственным прогнозам, не победите. А наберете 2—3%. Как кандидат Малышкин. Вы готовы к тому, что вас причислят к политическим маргиналам?

— Давайте пропустим (этот вопрос. — Н.Г.)!

— Почему “пропустим”?

Молчание.

— Вы знаете, что так интервью журналистам не дают?

— А вы знаете, что так себя не ведут?!

— Как?

Молчание.

— Вы призываете к формированию право-левой коалиции, которая бы выдвинула единого кандидата на президентских выборах. Кто, по-вашему, должен быть этим кандидатом?

— Сначала должна быть сформирована коалиция — и она, безусловно, будет сформирована. И тогда уже начнет работу совещание, включающее в себя различные общественно-политические силы левого, правого флангов, которые и примут решение о выдвижении единого кандидата в президенты.

— И все-таки — лично для себя вы видите какую-то кандидатуру?

Касьянов взмахнул рукой. Оказалось, так он снова потребовал выключить диктофон. Я взбунтовалась: “Давайте все-таки разговаривать, раз уж у нас с вами интервью!”

— Между прочим, относительно коалиции уже высказался Зюганов. Он заявил, что ваша идея — “это попытка прикрыть собственную несостоятельность нашими программами и возможностями”. Как вы это прокомментируете?

— Надо поизучать это дело. Надо посмотреть, как это звучит в другом контексте!

— Поверьте, я не вырывала фразу из контекста!

— Нет, я почитаю стенограмму выступления, или что там есть, и потом отвечу.

— Так я же вам объясняю: Зюганов сказал…

— Это ваша интерпретация!

— Да как же моя?! Информагентства передают.

— Дайте мне почитать!

— Послушайте, не могу же я вам принести сюда ленту Интерфакса!

— А я не могу на ходу этого делать (комментировать. — Н.Г.)! И не буду на ходу этого делать!

“Сами и скажите”

— Известна ли вам позиция, допустим, “Яблока” относительно формирования коалиции?

— Да.

— В чем же она заключается?

— Ну-у… Вы знаете?

— Нет, не знаю.

— Это общеизвестно (на самом деле свою позицию Григорий Явлинский озвучил после нашего интервью: назвал предложение Касьянова “фантазией”. — Н.Г.). Посмотрите прессу.

— Может, вы, Михаил Михайлович, и расскажете, раз уж это общеизвестно?

— Сами и скажите, если вам известно.

— Говорю же, неизвестно.

— Я вам сейчас дам распечатки, и тогда посмотрите.

— А почему вы сами не можете сказать?

— Потому что это — общеизвестная позиция! Вы что, хотите, чтобы я пересказывал мнение других?!

— Почему нет?

Молчание.

“Мне неинтересно рассуждать”

— Вы говорите о росте числа граждан, которые недовольны ситуацией в стране. Однако уже сегодня, согласно опросам, более трети россиян готовы проголосовать за “преемника” Путина — кем бы он ни был. Почему вы считаете, что власти не удастся реализовать свой сценарий президентских выборов?

— Но это же не 51%. Все, вопрос решен!

— Сейчас не ясно, кто будет “преемником”, а когда это решится, включатся на полную мощь и раскрутка по ТВ, и админресурс. Соответственно, шансы “преемника” на победу многократно возрастут.

— И очень жаль, что именно это будет применяться! Да. Манипуляция общественным мнением по телевидению, административный ресурс… Очень жаль! Может быть, еще даже фальсификации?! Кто знает?

— Вы не ответили на вопрос...

— Да еще больше года до выборов! И как раз вы и являетесь в этом смысле продуктом пропаганды, дорогая Наталья! Потому что вы считаете, что все забетонировано, все решено. А мы создадим необходимую ситуацию для того, чтоб граждане смогли воспользоваться своими конституционными правами.

— Расскажите, пожалуйста, об этой ситуации подробно...

— Это я вам скажу через полгода — не раньше.

— А вдруг я ваш потенциальный избиратель и пытаюсь понять, стоит ли за вас голосовать. А вы тут такие секреты разводите…

— Ситуацию сама жизнь создает! Мы ж с вами уже полчаса об этом говорим. Вопросы еще будут? А то у нас скоро время закончится.

— Вопросы будут. Как вы думаете, когда станет известна фамилия “преемника”?

— Да мне все равно. Потому что это — реализация того сценария, который я априори отвергаю. Так что мне неинтересно рассуждать.

— Странно, всем политикам интересно, а вам — нет. Вы такой необычный?

— Да. Я отвергаю любые сценарии с административным ресурсом, с манипуляцией общественным мнением через телевидение. Только свободные выборы!

— А вам не кажется, что абсолютно свободных выборов не бывает в принципе? В любой стране мира в той или иной степени используется админресурс и влияние на избирателя через ТВ.

— Не уговаривайте меня! В этом я категорически против.

— Да я и не уговариваю.

— Вот и не уговаривайте!

Беседа длилась около полутора часов. И все — в таком же духе. В конце концов увлекательный разговор пришлось прервать, хотя вопросов к Михаилу Михайловичу оставалось еще немало. В свою очередь экс-премьер выразил пожелание: “Надеюсь, вы все-таки станете нашим избирателем”…

Экс-премьер запуган “дачной историей” и теперь взвешивает каждое слово? Видит в каждом остром вопросе “происки Кремля”? Наверняка.

Однако пословицу “назвался груздем — полезай в кузов” еще никто не отменял. Соответствует ли Михаил Касьянов образу серьезного политика, претендующего на президентский пост? Пусть делают вывод читатели “МК”.




Партнеры