Дело Лёнино живет и побеждает

Повторит ли Путин путь Брежнева?

19 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 772

Полные антиподы — такими вполне могут показаться Леонид Ильич и Владимир Владимирович. Такими во многом они и являются. Брежнев охотно доверял управление страной своим соратникам. ВВП превратил всех остальных высших чинов государства в простых исполнителей. Покойный генсек по своей дряхлости превзошел даже правившего Австро-Венгрией почти 60 лет императора Франца-Иосифа. Путин вполне может конкурировать с Николаем II за звание самого спортивного лидера государства за последние сто лет. Брежнев оставил в наследство своим преемникам разрушительное для страны пламя афганской войны. ВВП сумел притушить доставшийся ему в наследство и расшатывающий государство изнутри чеченский конфликт... Но кое-что общее между эрой Брежнева и нынешней российской политической эпохой, безусловно, есть.


Политик может быть сколь угодно талантливым, но без везения он никто. Президент США Герберт Гувер, например, до своего вступления на высший пост считался знаменитым филантропом и реформатором. Но спустя несколько месяцев после инаугурации Гувера в 1929 году Америка в силу объективных причин погрузилась в пучину Великой экономической депрессии. И репутация президента отправилась в тартарары.

Брежнев и Путин, напротив, относятся к разряду везунчиков. В последние годы царствования Хрущева цена на нефть балансировала в районе 15 долларов за баррель. Однако в разгар брежневской эпохи в середине 70-х “черное золото” подорожало почти до 50 “зеленых”. А перед смертью генсека нефть и вовсе стоила свыше 80 баксов! К ВВП фортуна оказалась не менее благосклонна. Опустившаяся при Ельцине до позорной отметки в 12 долларов цена на “черное золото” вдруг словно по команде начала стремительно карабкаться вверх.

К несчастью, ни Брежневу, ни нынешней администрации не удалось по максимуму воспользоваться этим подарком судьбы. Перед вступлением Леонида Ильича на кремлевский престол, сравнивая себя с нами, западники часто оказывались в непривычной для себя роли технологических аутсайдеров.

Когда в 1956 году в лондонском аэропорту “Хитроу” впервые приземлился наш новейший реактивный лайнер “Ту-104”, то для него, к страшному конфузу местного начальства и огромной толпы журналистов, не нашлось трапа нужного размера (по воспоминаниям очевидцев, душевное равновесие англичан было восстановлено только после того, как им показали оформленный в неповторимом советском стиле единственный самолетный сортир). А уж чудовищные шок и унижение, которые испытали американцы, когда мы первыми запустили в космос сначала спутник, а затем и человека, сегодня просто невозможно представить.

К моменту кончины Брежнева если наши наука и промышленность и могли чем-либо поразить западников, так это антикварностью своих изделий. Согласно современной официальной пропаганде сейчас наша экономика, напротив, поднимается с колен. Однако, учитывая фантастически благоприятную внешнюю конъюнктуру, наши экономические успехи не столь впечатляющи. По данным главы экономической экспертной группы Евсея Гурвича, по темпам роста ВВП среди республик бывшего СССР в 2005 году Россия заняла третье место с конца. Ниже нас только пережившие “народные революции” Украина и Киргизия.

Между тем спрос с нынешней власти должен быть гораздо строже, чем с Леонида Ильича. Скрытая экономическая деградация при Брежневе была предопределена самой сущностью существовавшей в нашей стране системы. Противоречащий всем законам экономики строй мог давать результаты только в условиях палочной дисциплины и жесточайшей эксплуатации населения. К моменту коронации Леонида Ильича жить в одном большом ГУЛАГе больше не хотели ни низы, ни верхи. Поэтому-то общество и погрузилось в сладкую дрему застоя.

Сегодня Россия живет по тем же экономическим законам, что и остальная часть земного шара. Когда Путин стал президентом, вся грязная работа по изменению экономического строя уже была сделана. Однако положительный эффект в отношении уровня жизни пока почувствовала лишь сравнительно небольшая часть населения. Сократить свое технологическое отставание от Запада России тоже не удается. А наши отношения с внешним миром сейчас напоминают времена позднего брежневизма, когда после вторжения в Афганистан на СССР ополчился кто только мог.

У подобного положения вещей множество причин. Во многом мы еще по-прежнему расхлебываем последствия провала великого советского социалистического эксперимента. Например, как уже писал “МК”, если бы не Гражданская война, коллективизация, сталинский террор и прочие катаклизмы, то, по подсчетам демографов, население России превышало бы сейчас 200 миллионов.

Но не все тянущие нашу страну вниз “камни” можно отнести к разряду объективных причин. Как ни грустно это признавать, но сейчас в России произошла реставрация отдельных элементов политической системы брежневского времени. Идеологический вакуум, цинизм и лицемерие в официальной политической жизни. Назначение губернаторов по принципу первых секретарей обкомов. Госдума и Совфед, которые, по сути, скорее ближе к брежневскому Верховному Совету, чем к западным парламентам. Отдельные диссиденты вместо полнокровной оппозиции. Свойственная именно брежневскому времени ловля этих самых диссидентов доблестными правоохранителями под надуманными и смехотворными предлогами.

Возлагать вину за все это исключительно на ВВП было бы верхом глупости и наивности. После периода быстрых перемен всегда следует пора реакции и определенного отката назад. Кроме того, нельзя мгновенно перепрыгнуть из одной исторической эпохи в другую. Развитие — это всегда процесс, у которого нет функции быстрой перемотки. Однако степень вины нынешней власти не стоит и минимизировать. Сегодня “дилижанс” российской государственности вполне может свернуть не в ту степь. Если нечто подобное произойдет, объяснить это исключительно “тяжелым наследием” прежнего брежневского режима будет невозможно.




Партнеры