Два сапога — пара!

Благодаря “МК” Гулливер вышел в люди

9 января 2007 в 00:00, просмотров: 727
  Рождественскому подарку великан радовался как ребенок. Аккуратно срезав с коробок ленты, он долго вертел в руках блестящие кожаные сапоги.
     До недавних пор у уроженца украинского села Подолянцы Леонида Стадника вообще не было зимней обуви. Самый высокий человек планеты, чей рост составляет 2 метра 55 см, а ступня — 42 см в длину, ходил в самодельных войлочных ботах — чунях. А уж если шел мокрый снег — неделями не выходил из дома.
     Накануне Рождества “МК” и мастера специализированного столичного ателье “Тонис” преподнесли великану подарок.

     
     Примерив роскошные сапоги на мутоне, Леонид готов был прыгать до потолка. Но вовремя спохватился. Потолки в сельской избе лишь на 5 см выше самого великана.
     Даже за праздничным столом Гулливер не хотел снимать “гарные чоботы”. Глядя на обновку, он все повторял: “Як в рождественской сказке!”
     От райцентра Чуднова до Лениной деревни, как все местные жители, мы решаемся пройти “на своих двоих”. Три километра по шоссе стоят нам всего лишь мокрых ног. Свернув к селу, с трудом выволакивая конечности из глины на деревенской дороге, мы уверены: обуви конец! Впереди ковыляет хохол в шапке, обернутой целлофановым пакетом. На ногах у него кирзачи, на плечах — рюкзак. Сторожил тащит хлеб и соль на три семьи. Магазина в Подолянцах нет, как, впрочем, и школы.
     Летом, когда мы приезжали к Леониду, чтобы снять мерки с ног, село утопало в вишневых садах и казалось уютным. Теперь сквозь голые ветки просвечивают темные от сырости хаты, покосившиеся заборы, жухлые скирды сена у ворот. По перевернутым корытам сеет мелкий дождь. В голове одно: как и чем здесь можно жить?
     — Живем помаленьку! — подныривая под притолоку, встречает нас Леонид Стадник.
     Здороваясь, задираем головы. Ленина голова где-то на уровне второго этажа… Нам кажется, что за полгода хозяин еще подрос. Озвучивать очевидное не решаемся. Знаем: каждый новый сантиметр для великана как нож в горло. До 12 лет Леня был обычным сельским пацаном, в 1-м классе из–за малого роста его сажали на первую парту. Проблемы у паренька начались, когда в Киеве ему сделали операцию по удалению доброкачественной опухоли мозга. Хирурги задели мозжечок, после чего Леня начал расти как на дрожжах. К 36 годам вытянулся на 2 метра 55 см. Никто ныне уже не кричит ему вслед “семафор” и “каланча”, не просит “достать воробушка”. А недоверие к людям у великана осталось.

* * *

     Не так часто великану приходится принимать презенты. В смущении хозяин снимает с ног брезентовые тапочки, одни шерстяные носки, вторые, третьи… Вот и вся зимняя обувка.
     Распакованные сапоги великан долго вертит в руках, ахает: “И пятка укреплена специальными вставками, и замок вшит тройной строчкой!” А то, что обувка огромного размера, хозяина нисколько не удивляет: для его ног с длиной ступни в 42 см — в самый раз.
     Мы же вспоминаем, как коллеги реагировали на сшитые для Лени сапоги. “Лыжи! Попробуй попади под такой пресс!” — верещали в восхищении журналисты. Каждый из зрителей норовил примерить Ленин сапожок, а утопая в обувке, интересовался: “Какой размер?” Никто из нас до недавнего времени не верил, что бывает обувь 62-го размера.

* * *

     Не приходилось и мастерам столичного специализированного ателье шить “лапти” такой огромной длины. Обувку они делают по спецзаказу, в том числе ботинки, сапожки и босоножки для политической элиты и звезд эстрады. Кроме кожи используют в работе такие капризные материалы, как парча, велюр, бархат.
     Для начала под гигантскую обувь требовалось изготовить индивидуальные колодки. Для Лениных сапог пришлось использовать аж 4 пластмассовые болванки. В машину, разработанную для стандартных размеров, заготовки не поместились, пришлось мастерам стругать пластмассу вручную.
     Следом за дело взялась модельер–дизайнер Елена Пирогова. Колодку она обклеила бумагой, обмазала малярным клеем, потом аккуратно разрезала высохший бумажный “сапожок” по определенным линиям — получились заготовки, на языке профессионалов именуемые “средней копией”. Потом на ватмане дизайнер изобразила деталировку — бумажные выкройки. На две телячьи шкуры хромового дубления наложили 15 деталей.
     Заготовки самолично шила хозяйка ателье Антонина Соседова. Мастер решила: сапоги для обездоленного великана должны быть самыми лучшими! Для подкладки из Киргизии выписали нежнейший черный мутон. Чтобы обувь для Лени не была тяжелой, наборную подошву смастерили из микропорки. Чтобы поддержать голеностоп великана, в боковые части ботинок вставили специальные пластины. Сапоги получились и лечебные — ортопедические, и изящные — модельные.
     — Шили с душой! — говорит мастер Антонина Соседова. — Чтобы Ленины ноги были в тепле!
     Чтобы упаковать Гулливерову обувку, в ателье не нашлось коробки. Для каждого чудо–сапога мастера соорудили отдельную картонку.

* * *

     Теперь, в предрождественский день меряя комнату в новых сапогах, великан признается, что у него никогда не было такой качественной обуви. На житомирском ортопедическом предприятии ему в свое время шили ботинки. За простенькую обувку пришлось выложить огромные, по сельским меркам, деньги. А когда грянула перестройка и ветеринар Леня потерял работу, об обновках пришлось забыть.
     Пенсия по инвалидности у великана — 343 гривны (около 1800 рублей). “Социальная помощь”, — шутит Леня. Пара сшитых вручную для него сапог, не считая работы специалистов, потянула на 23 тысячи рублей.
     Чтобы сшить для великана брюки, требуется 3,5 метра ткани, на костюм-тройку уйдет и вовсе 6,5 метра. Где взять галстук длиной два с половиной метра и полутораметровый брючный ремень? Только оформить спецзаказ, что украинскому великану не по карману.
     А ведь парень в свое время закончил школу с золотой медалью, сельскохозяйственный институт с отличием. 16 лет работал в колхозе ветеринарным врачом. За семь километров, пока позволяло здоровье, ездил на ферму на работу. Сначала на велосипеде, потом на двух лошадях. А потом посыпались несчастья: обморозил ноги, позже сломал лодыжку. Врачи не наложили гипс, в результате левая нога стала на пару сантиметров короче правой. С 200-килограммовым весом великану стало тяжело ходить. А тут еще и зрение стало падать, появились проблемы с давлением: при нагрузках оно поднимается до 220/120, затем резко падает до 120/70. Отсюда сильные головные боли, головокружения.
     Несмотря на недуги, Леня очень бы хотел работать по специальности. Была бы машина, приспособленная под рост великана. Помочь Лене некому. Отца семейства 15 лет как схоронили. Живет 36–летний великан затворником с сестрой-инвалидом и мамой-пенсионеркой. Может быть, найдутся спонсоры, готовые обеспечить Гулливера средством передвижения? Тем более что ныне Лене есть в чем выйти в люди.


    Партнеры