Солдат сидит, свадьба идет

Срочник сбежал из армии, чтобы жениться на любимой

11 января 2007 в 00:00, просмотров: 622
Строгие судьи в погонах долго морщили лбы. Их замешательство можно было сравнить разве что с переживаниями коллеги из фильма “Берегись автомобиля!” во время процесса над Юрием Деточкиным. Уникальный процесс состоялся на днях в Московском гарнизонном военном суде. Здесь правосудие вершило судьбу 19-летнего “срочника” из Питера Андрея Дубровина. Парень сбежал из армии не из-за “дедов”-садистов или командиров-мучителей. Андрей ушел в самоволку, дабы… обменяться кольцами с возлюбленной. А потом явился с повинной. Словом, он, конечно, виноват, но он не виноват. И судьи, впечатленные историей любви, вынесли довольно мягкий приговор.
В один из мартовских дней в войсковую часть рядовому Дубровину позвонила любимая девушка и радостным голосом объявила: “Скоро ты станешь папой!” Оказалось, Татьяна забеременела еще до того, как молодого человека призвала Родина. От такой новости Андрей, давно мечтавший стать отцом, едва не пустился в пляс. С этого момента все мысли бойца были только о возлюбленной Татьяне и будущем ребенке. Он вспомнил, как полгода завоевывал сердце неприступной девушки и как задаривал ее желтыми розами, которые она любит больше всего на свете... На парня нахлынула ностальгия, а некогда сильное желание служить отечеству поугасло. Какая уж тут служба? Дубровин решил бросить армию и вернуться в Москву — к ней, к единственной и ненаглядной.
Командиру роты Андрей сказал, что собирается на месяц в отпуск. Так и объяснил: “Хочу жениться!” Потом отпросился на встречу с невестой — якобы передать ей паспорт, чтобы девушка от имени жениха написала заявление в загс.
— Он позвонил накануне приезда и, ничего не объяснив, сказал: “Встречай на вокзале”, — вспоминает Татьяна. — Это походило на розыгрыш. До сих пор в голове не укладывается. Если б я не знала хорошо его характер, то не пришла бы. Но он с такими вещами не шутит.
Молодая особа встретила любимого словами: “Ты чего вообще здесь делаешь?” Андрей признался, что втихую ушел из части. Сбежал, так сказать, с самыми серьезными намерениями.
Он попросил ее приютить в своей квартире. Она, конечно, согласилась.
Вскоре Андрей и Татьяна сыграли свадьбу. Молодые не устраивали пышный праздник, обошлись без традиционных обрядов и гуляний. Посидели немного в ресторанчике в компании родных и друзей. Гости выпили за здоровье жениха и невесты, потанцевали да разошлись по домам. “Главное — не пляски до утра, не видимое веселье, — думали новобрачные, — главное, что душа радуется”.
Несколько месяцев супруги Дубровины прожили безмятежно. Примерный муж подрабатывал водителем в фирме, а после работы бегал за продуктами, готовил еду и занимался уборкой. Все, что оставалось делать будущей маме, — лежать на диване и разгадывать кроссворды, которые специально для нее покупал заботливый супруг.
В августе появилась на свет долгожданная малышка. Татьяна разродилась, будучи на… десятом месяце. Девочку назвали Катей. От радости новоиспеченный папаша бегал вприпрыжку по улицам и кричал каждому встречному, что стал отцом...
А через два месяца после рождения дочки Андрей явился в Московскую городскую военную прокуратуру. Беглый солдат больше не мог скрываться — совесть замучила. Кстати, парень, пока жил на гражданке, часто думал, что его разыскивают вояки и вот-вот нагрянут в квартиру жены. Но опасения оказались напрасными: никто не пришел, не забрал, как будто в войсковой части его исчезновения не заметили.
Служители Фемиды были благосклонны к Дубровину. Приговор вынесли нестрогий — всего год условно. Судьи посчитали, что совестливый солдат исправится и достойно прослужит положенный срок.


Партнеры