Отдала ребенка бабушке

Из меня вышла плохая мама

9 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 2400
  Моему сыну три года. За этот срок я единожды внесла свою большую лепту в его судьбу — с боем отстояла имя. Вот так в Кутузовском загсе зарегистрировали москвича Яна Федотова. На том моя миссия завершилась.
     Хотя лукавлю. Еще я посвятила сыну целых два месяца своей жизни. Конечно, если быть до конца честной, большую часть этого времени я занималась восстановлением собственной фигуры и поиском тем для репортажей. Впрочем, думаю, двухкилограммовому “кульку” было абсолютно наплевать, кто кормил его из бутылочки, менял памперсы и подтирал нос.
     Сейчас мне трудно представить, как я выдержала эти два месяца!
     И вот — о, счастье! Наконец-то я на работе!
     С этого момента забота о Яне легла на плечи моей мамы.

     
     Моя мама — героическая женщина! Она умеет зарабатывать деньги, управлять автомобилем, чинить электропроводку и обращаться с электроприборами, вкусно готовить... Три года назад с появлением внука она неожиданно для себя узнала, что ее взрослая дочь на многое из этого не способна.
     Сегодня мама не устает повторять: “Я ни за что не доверю тебе ребенка! Он же у тебя с голоду помрет! Как же ты жила все эти годы, такая безрукая?”. В ответ я пожимаю плечами.
     Мама, ведь это ты меня так воспитала!
     Существует устоявшееся мнение, что бабушки, по сути, не воспитывают внуков, а прислуживают им. В нашем случае все наоборот — это я прислуживаю сыну. А бабушка является непоколебимым авторитетом для Яна. Только она способна накормить ребенка супом, выучить с ним стихотворение, уговорить его убрать игрушки и уложить спать в 9 часов вечера.
     Для меня же это непостижимая наука!
     В этом я убеждаюсь каждый вторник. В тот день, когда моя мама, по традиции, ходит с подругами в баню. Я же на некоторое время занимаю ее место и пытаюсь воспитывать собственного сына.
     Рассказать, как это проходит?
     Итак. 17.00 — я забираю малыша из детского сада.
     Уже на подходе к дому…
     — Купи машину! — настойчиво требует Ян.
     — Нет денег, — объясняю ему.
     — Есть! — не унимается ребенок. — Купи машину! Я кому сказал, купи машину!
     Ян, пожалуй, единственный мужчина в моей жизни, которому я так и не научилась говорить “нет”.
     Мы бредем в палатку “Союзпечать”, где моя знакомая продавщица пополняет коллекцию сына пятисотой металлической “Газелью”.
     Около подъезда снова истерика.
     — “Ауди” хочу! — кидает Ян только что приобретенный автомобиль.
     Любые мои объяснения (“ты же просил “Газель”) не действуют. Силой заталкиваю ребенка в лифт.
     Уже дома.
     — Дай шоколадку! — с порога начинает ныть Ян.
     — Нет, сначала надо съесть котлету, — пытаюсь построить сына.
     — Сама ешь котлету! Ну, дай шоколадку! — не поддается на уговоры ребенок.
     Да простит меня мама… Приготовленный ею заранее ужин со свистом летит в мусорное ведро. Удовлетворенный Ян располагается перед телевизором и, чавкая шоколадной конфетой вприкуску с картофельными чипсами, успокаивается.
     Похоже, он счастлив! А главное, молчит!
     На какое-то время Ян оставляет меня в покое. “Наконец-то можно полистать журнал”, — вздыхаю я.
     Эйфория длится недолго.
     Через полчаса…
     — Мама, давай играть! Догоняй меня!
     — У меня болит нога, я не могу бегать, — сочиняю на ходу.
     На его глазах моментально выступают слезы.
     — Ну давай, давай…
     И опять я не в силах отказать ему.
     После догонялок следуют изнурительные прятки, затем автомобильные гонки с аварией, далее по списку — строительство домиков из подушек, рисование машинок и в завершение…
     — Дай шоколадку…
     Я смотрю на часы.
     Кажется, время остановилось.
     Прошло всего полтора часа! Господи, до прихода бабушки еще столько же!
     — Давай лучше читать, — предлагаю я.
     — Себе читай…
     Ян вываливает на пол корзину игрушек. И снова вовлекает меня в свои игры.
     И вот наконец-то раздается долгожданный звонок в дверь.
     Я спасена! Как в далеком детстве, я бегу в коридор: “Мама пришла”! Ян догоняет меня с торжествующим криком: “Баба пришла!”.
     Наконец-то! Свобода!
     С этого момента жизнь, кажется, налаживается.
     Все, закончился вторник!
     Ян спокойно устраивается около кроватки и молча начинает возиться с конструктором.
     Затем по первому требованию мамы беспрекословно бежит мыться в ванную. Кстати, к своему стыду, за три года я ни разу его не мыла! Этой процедурой тоже занимается бабушка!
     Вечером Ян съедает тарелку манной каши. Ну как же моей маме удается впихнуть в него эту гадость? Затем выпивает чай. И, посмотрев “Спокойной ночи, малыши”, ложится в кровать. Перед сном хитро подмигивает мне: “Спокойной ночи, мамочка! Я тебя люблю!”.
     И за это я готова простить ему многое…
     Да, я знаю, что из меня вышла “плохая” мама. Потому что я гораздо с большим удовольствием пишу заметки, чем нянчусь с собственным ребенком. Потому что я ненавижу дурацкие игры Яна. Терпеть не могу мультики и глупые детские книжки. Мне кажется, что моя любовь к сыну просыпается лишь тогда, когда я лечу в самолете в очередную командировку или возвращаюсь ночью с работы, а Ян уже мирно посапывает в моей кровати. И я знаю, что в ближайшие 8 часов он не проснется и не спросит: “Ты купила машину?”
     Кстати, моя мама рассказывала, что по отношению ко мне она тоже была “плохой” родительницей. Когда мне исполнилось восемь месяцев, меня определили в ясли. Потом настало время детсада. Дальше — школа с ненавистной мною продленкой. А еще — знаете, почему из меня не вышло олимпийской чемпионки по фигурному катанию, хотя я пять лет отдала этому виду спорта? Потому что моя мама однажды взвалила на себя столько работы, что водить на каток меня стало некому. И я вынуждена была проводить скучные вечера в компании одноклассников, пока мама, приехавшая в Москву из глухого провинциального села, завоевывала столицу.
     Возможно, сегодня моя мама восполняет те пробелы, которые допустила в моем воспитании.
     Когда я готовила эту заметку, то нашла в Интернете интересное исследование специалистов РАН. Оказывается, у детей, воспитанием которых занимаются бабушки, творческий потенциал на 40 процентов выше! Говорят, такие дети мыслят гораздо оригинальнее своих сверстников.
     Насколько точны эти исследования, не берусь судить. Знаю одно: наша бабушка учит с Яном стихи, читает внуку книжки, в любую погоду гуляет с ребенком на улице. И удивительно — внук никогда не говорит ей: “Себе читай!” или “Купи машину!”.
     Зато благодаря мне любимым персонажем Яна с недавних пор является наш президент. Теперь, где бы сын ни увидел изображение ВВП, он начинает орать дурным голосом: “Смотри, Вова Путин!”.
     …Конечно, Ян любит бабушку. Но вот парадокс! Когда я собираюсь в очередную командировку, сын всегда заглядывает мне в глаза.
     — Ты куда собираешься? — осторожно интересуется он.
     — На работу. Ты ведь хочешь новую машинку, а для этого нужно зарабатывать деньги…
     — Не нужны мне машинки… — заливается слезами Ян.
     — А шоколадки?
     — Не нужны шоколадки… Не уходи… Не надо на работу…
     Но я ухожу.
     И Ян опять остается с бабушкой.
     А перед сном вздохнет и спросит про меня: “Она скоро приедет?”.
     Сейчас на часах одиннадцать вечера. Ян уже давно спит. Если успею, все-таки заеду в круглосуточный супермаркет и куплю ему еще одну машину. По-моему, он просил “Ниссан”? Или “Шевроле”?
     Да, собственно, какая разница!
     Главное, что завтра он нырнет с головой в мою сумку, достанет новую игрушку и, наверное, забудет, что минувшим вечером мама опять не пожелала ему спокойной ночи.
     Конечно, я понимаю, что таким образом я просто пытаюсь откупиться от сына за свое невнимание.
     Иногда я успокаиваю себя мыслями: может, из меня выйдет заботливая бабушка? Нет, нет, я даже боюсь об этом думать…
     Кстати, какой сегодня день недели? До вторника еще далеко?

     
     Для нас рисовали ученики московской школы № 1650 и Валя Барахтенко из села Кордово Красноярского края.



Партнеры