Гроссмейстер Тайманов прочит сына в президенты

81-летний отец двухлетних близнецов надеется на крепкую генетику

19 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 3005
  Питерский гроссмейстер Марк Тайманов — победитель множества турниров, претендент на шахматную корону, двукратный чемпион мира среди сеньоров. А еще он знаменитый пианист.
     В 78 Марк Евгеньевич стал отцом близнецов Маши и Димы (жена Тайманова, Надежда, моложе супруга на 35 лет).

     
     — Учитывая ваш солидный возраст, вы не опасались за здоровье новорожденных, когда планировали с Надей потомство?
     — История знает много подобных примеров — кажется, у Чаплина последняя дочь родилась довольно поздно, из современников назову хотя бы Олега Табакова, который недавно снова стал отцом. И все дети известных людей радовали их своим здоровьем — статистика в нашу пользу!
     — А не возникает невольная мысль, успеете ли вы стать свидетелем успехов Маши и Димы?
     — Надеюсь, Грегор Мендель, основатель генетики, меня не подведет — в моей родословной были и столетние предки. Что касается успехов сына и дочки… При нынешней акселерации так вопрос не стоит. Например, Сережа Карякин, как мы знаем, стал гроссмейстером в 12 лет. Мне осталось ждать недолго — Димочка развивается быстро. Другое дело, что он, по моим расчетам, будет не шахматистом, а президентом швейцарского банка. Но ради этого я готов пожить подольше.
     Через годик-полтора, когда малыши чуть повзрослеют, мы сможем путешествовать — у меня и сейчас много приглашений на турниры, где нас ждут в любом составе, хоть вчетвером. В три с половиной года Маша и Дима будут мобильнее, и мы совершим какой-нибудь вояж. Так что мечтаю поставить детей на ноги и снова вернуться к шахматам!

* * *

     — Малышам скоро три года. Тоже в своем роде переходный возраст. Как справляетесь с капризами?
     — Надя как-то прочитала мудрые слова, которые мы взяли на вооружение: недостатки детей надо переводить в их достоинства: упрямый — значит, настойчивый, настырный — значит, принципиальный, капризный — значит, эмоциональный!
     — Есть у близнецов разница в характере?
     — Димочка — заядлый почемучка. Машеньке все ясно в этом мире, вопросов возникает меньше. Вообще, они очень разные. Дима вполне самодостаточный, серьезный, усидчивый. Глаза у него голубые, а по весу он на два кило обогнал Машу. А дочка — хрупкая, кареглазая.
     Димочка может сосредоточиться, например, на мультфильмах, часто цитирует Карлсона: “Я мужчина хоть куда, в самом расцвете сил”. А Маша садится с ним рядом у телевизора, но терпения не хватает, и через пятнадцать минут она уже едет на велосипеде.
     Сын постоянно собирает и разбирает машины, он технарь по призванию. У него на столе “набор начинающего водопроводчика” — отвертки, пассатижи, винтики… Правда, хотелось бы, чтобы это не стало его основной профессией... Кстати, когда наконец в Петербурге пошел снег, Дмитрий проявил техническую смекалку. Санки по легкому снегу еле двигались, и он сказал: “Нужно купить колесики и приклеить их к санкам!” Машенька предпочитает кукол. Но их всех сейчас почему-то зовет Танями.
     Ссоры у детей обычно “на принципиальной основе” — скажем, один хочет смотреть канал “Планета животных”, другой — чемпионат по бильярду (где “шарик катится и попадает в дырочку”). Дело может кончиться даже дракой, правда, когда страсти утихают, детки трогательно обнимаются.

* * *

     — Воспитываете детей по разным научным рекомендациям или руководствуетесь интуицией?
     — Надя много читает на эту тему, она хорошо эрудирована. Я же основываюсь на опыте более чем полувековой давности, ведь моему первенцу Гарику в этом году 60. У меня несколько консервативные взгляды, я огорчаюсь, когда детки мало едят. А Надя объясняет мне, что напрасно — не стоит уговаривать, пусть сами решают, когда и сколько им кушать.
     — Иные папы и мамы малышей признаются, что просто выбиваются из сил. Вас иногда охватывает родительское отчаяние?
     — Бывают трудные ситуации. Ведь в отличие от большинства семей у нас нет дедушек и бабушек, и мы всегда вдвоем на вахте — все 24 часа. Конечно, тяжелее всего Надюше. Если учесть, что у нас еще собака, требующая внимания, то положение очень нелегкое. К счастью, недавно появилась няня, которая приходит 4 раза в неделю по 4 часа.
     Главное в воспитании, по-моему, — атмосфера в доме. Она должна быть спокойная, доброжелательная, чтобы дети чувствовали: их любят и родители любят друг друга. Вот недавний пример. Собачка схватила что-то со стола, и Надя в сердцах крикнула: “Ах ты дрянь такая, уходи!” Каково же было наше огорчение, когда через два дня в сходной ситуации Димочка тоже повысил голос: “Ах ты дрянь такая, уходи!” Слова приходится выбирать с большой осторожностью.

* * *

     — Как известно, вы были вундеркиндом — и в музыке, и в шахматах. Передаются ли вундеркиндские гены по наследству?
     — Хотя есть пессимистическая теория, что на наследниках природа отдыхает, я уверен в сильном генетическом воздействии. Вот доказательство — Гарик преуспел в музыке, когда-то много концертировал, ныне он кандидат искусствоведения, завкафедрой в консерватории. Его дочь — моя внучка Кира — успешно закончила ту же консерваторию, что дедушка и отец, и стала хорошей пианисткой. Забавно, что наши малыши — для нее дядя и тетя... И новое поколение, похоже, довольно музыкально. Димочка и Машенька любят потанцевать и даже засыпают под музыку.
     — Предположим, дети проявляют музыкальные способности, но не любят заниматься. Надо ли их заставлять?
     — Даже маленького Моцарта отец заставлял часами разучивать скучнейшие гаммы. Конечно, если родители чувствуют, что у ребенка есть талант — в музыке, технике или спорте, — надо помогать и направлять его. Знаю по собственному опыту — мама рано начала учить меня играть на рояле. Но музыка тогда для меня была гораздо менее интересна, чем игра в футбол с ребятами во дворе. Неизвестно, вышел бы из меня толк, если бы мама с ее любовью и терпением не сидела со мной ежедневно по полтора часа за инструментом.
     Вместе с тем мы с Надей руководствуемся принципом, который однажды услышали от известного врача-невропатолога. Когда года полтора назад спросили его, должны ли Маша и Дима уже уверенно ходить, он высказал мудрую мысль: “Запомните, дети никогда никому ничего не должны. Они развиваются по собственной биологической программе, и ничего форсировать не требуется”. На днях Дима уже со своей стороны попросил: “Мама, не дави на меня, пожалуйста!”

* * *

     — Когда было проще воспитывать детей: сейчас или 60 лет назад?
     — Конечно, технический прогресс сделал свое дело. Но должен сказать, что в 30—50-е годы при всех трагических и негативных событиях в нашей стране правительство уделяло огромное внимание воспитанию детей. Открывались бесплатные спортивные, художественные кружки, Дворцы и Дома пионеров, проводились конкурсы юных дарований. Дети из семей со средним достатком (к каковым принадлежал и я) имели возможность заниматься спортом или музыкой у лучших тренеров, лучших педагогов. Вопрос о деньгах не стоял. А сейчас я, не самый бедный человек, даже не могу мечтать о том, чтобы сын через пару лет посещал, например, теннисную секцию и дочь — школу фигурного катания. Парадокс: чем выше спортивные достижения, тем дороже тренировки. С этой точки зрения сравнение эпох явно в пользу прошлого.
     — А в чем, на ваш взгляд, разница между молодыми родителями и папами-мамами зрелого возраста?
     — В юности человек стремится занять свое место в жизни, его всерьез беспокоит карьера. Так, когда появился маленький Гарик, меня интересовали шахматные турниры, музыкальные выступления, зарубежные поездки и т.д. Сейчас же весь мир сузился, а точнее сказать, расширился, до двух любимых существ — Маши и Димы, это главный и единственный интерес в жизни. Это огромное счастье!
     — Какие книжки вы им читаете?
     — Очень любят сказки Чуковского, многие знают наизусть. У Пушкина им нравится “О попе и работнике его Балде”, особенно веселит поп — у него толоконный лоб, и он ходит по базару искать какого-то товару. С чувством юмора у сына и дочки все в порядке.
     — Вы бы хотели, чтобы кто-то из них стал шахматистом или пианистом?
     — Увы, обе профессии сейчас не так престижны, как прежде. Я бы, повторю, не возражал, чтобы Димочка, скажем, возглавил крупный банк, желательно швейцарский. Вот тут Надюша подсказывает: “Моя мечта, чтобы Маша была красивой, а Дима — умным. И чтобы оба были талантливые. В этом случае легче стать счастливыми. А профессию выберут сами”.


    Партнеры