Найдите наши души!

Тайну исчезновения четверых молодых москвичей пытаются раскрыть заново

27 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 2233
  Случись такое в Чечне — никто бы не удивился. Но эта дикая история произошла в 80 километрах от Москвы. Тайну исчезновения четверых парней до сих пор хранят пески карьера в дачном поселке Язвище Волоколамского района Подмосковья. Молодые люди пропали в мае 2004 года. Ушли ночью за пивом в ближайший магазин и как в воду канули.
     Прошло 900 дней. О ребятах забыли все, кроме их родных. Только на днях было принято решение возобновить расследование. Почему сыщики до сих пор не напали на их след? И кто заинтересован в том, чтобы ребята не нашлись никогда? В этом попытался разобраться корреспондент “МК”.

Уйти и не вернуться

     В ночь на 3 мая четверо молодых москвичей (старшему было 20 лет, младшему — 17) Олег Коршунов, Александр Кербабаев, Сергей Ефимов и Сергей Сторожев веселились в Язвищах с друзьями. Юноши дружили с детства, в поселке их знали все дачники. Они были обычными ребятами — на учете в милиции не состояли, с бандитами не общались, наркотиками не баловались. Ефимов учился в Таможенной академии. Кербабаев работал продавцом музыкальных дисков. Сторожев хотел стать финансистом, а Коршунов мечтал поступить в Институт иностранных языков.
     Майская вечеринка удалось на славу. Когда пиво кончилось, решили сгонять в сельпо. До магазина — не более километра, можно дойти и пешком. Но ребята поехали на “шестерке”. Назад юноши так и не вернулись. Приятели подождали “гонцов” до 4 утра, а потом разошлись по домам.
     Рано утром родители забили тревогу. Кинулись к друзьям, позвонили в милицию. Но все безрезультатно. В “околоток” парней не доставляли. В больницу и морг — тоже. Только местный сторож вспомнил, что примерно в три часа ночи к нему в будку зашел окровавленный молодой человек. По описаниям он был похож на Сашу Кербабаева.
     “Как быстрее добраться до Язвищ?” — спросил парень.
     В поселке он так и не появился…
     Буквально на следующий день для поиска пропавших дачников из Балашихи прибыли рота солдат и несколько охотников с собаками. Они прочесали всю округу. Сотрудники МЧС на вертолете и дельтаплане трое суток кружили над районом. Водолазы обследовали дно ближайшего песчаного карьера. Но так никого и не обнаружили.
     Родственники отправились к местным бандитам. Но о судьбе ребят ничего не знали ни цыганский барон Ефим, ни лидер чеченской общины Шамиль. В отчаянии родители обратились даже к экстрасенсам. Те по фотографиям парней выдали две исключающие друг друга версии.
     “Нет в живых ваших детей”, — сказала одна ясновидящая.
     “На Северном Кавказе они, в рабстве”, — заявила другая.
     Наконец по факту исчезновения четырех человек подмосковная прокуратура возбудила уголовное дело. В Волоколамск прибыли сотрудники ФСБ (благо отец Олега Коршунова некогда служил на Лубянке) и Управления собственной безопасности МВД. Под подозрение сразу попали инспекторы ДПС из Волоколамска Дмитрий Павлович, Геннадий Свидлов и Сергей Зайцев, дежурившие в ту ночь на трассе недалеко от поселка. Одна из местных жительниц сообщила следователям, что именно эти инспектора погнались за “какой-то блестящей “шестеркой” в сторону карьеров”.
     Все трое были допрошены с применением детектора лжи. Но “полиграф” не помог пролить свет на загадочную историю. То он показывал, что гаишники что-то скрывают, то не сомневался в их правдивости.
     За 2,5 года личный состав Волоколамского ГИБДД сменился почти полностью. Корреспондент “МК” побеседовал с командиром взвода ДПС Волоколамска капитаном Андреем Козловым. В виновность инспекторов он не верит. Говорит, “зря только ребятам жизнь поломали”.
     — Да не могли они пацанов угробить! — горячился Козлов. — Да если они, допустим, и поцапались с пацанами на трассе, всегда есть другие варианты. За “ствол” хвататься — последнее дело. Ты лучше напиши, как их допрашивали. Это за Генку Свидлова дядя (генерал-лейтенант Ракетных войск. — Прим. авт.) заступился. А у Сереги Зайцева таких покровителей не было. У него следы от побоев так и не зажили…
     Сразу после изнурительных проверок Павлович, Свидлов и Зайцев отправили несколько жалоб на имя министра внутренних дел Рашида Нургалиева и теперь уже бывшего генпрокурора Владимира Устинова. Но родное ведомство и Генпрокуратура не поддержали коллег. Сейчас в ГИБДД служит только Зайцев. Его дочь уже пошла в первый класс. Павлович теперь несет службу в Волоколамском следственном изоляторе. А Свидлов, по слухам, устроился охранником в Москве.

Пропавшие свидетели

     Родители снова и снова переживают события тех дней.
     — Прихожу к дежурному по ОВД и прошу вызвать тех гаишников, кто дежурил в ту ночь, — рассказывает Ефимов-старший. — Он при мне связывается с ними по телефону и спрашивает: “шестерку” золотистую с четырьмя ребятами гоняли? Те отвечают: да. И что потом? Мы ее, мол, не догнали! Вызывает их в отдел. А те как по команде стали давать совсем другие показания. Мол, “жигуленок” был красный, а не золотистого цвета. И в салоне сидели не четверо ребят, а три парня и девушка.
     Ефимовы нашли еще много всяких странностей и нестыковок. К примеру, первый следователь, настойчиво разрабатывавший “милицейскую” версию, больше не работает в прокуратуре. Девушка, которая видела погоню гаишников за “шестеркой”, неожиданно отказалась от своих первоначальных показаний. Следователи прокуратуры до сих пор не могут разыскать и сторожа, который видел окровавленного юношу, похожего на Кербабаева.
     А в начале прошлого года случилось еще одно ЧП. В Тольятти из автомата Калашникова был застрелен главный “мотор” розыска ребят — отец Олега Коршунова. Киллер подстерег полковника ФСБ в отставке в пансионате “Волжские зори”. Судмедэксперты насчитали на теле Игоря Юльевича 30 пулевых ранений. По одной из версий, убийство напрямую связано с исчезновением Олега и его друзей.

Загадка песчаных карьеров

     Язвище славится на всю округу святым источником да заполненными водой заброшенными песчаными карьерами, в которых полно карасей.
     От деревни до ближайшего карьера — рукой подать. Работы здесь идут круглосуточно. То и дело появляются огромные “БелАЗы” и “КраЗы” с песком. Кругом столбы пыли.
     — Допрашивали меня милиционеры, — разоткровенничался охранник. — А что я мог видеть из своей будки? Одна пыль и песок. Места здесь опасные. Постоянно песок осыпается. Ткни ногой — целая лавина пойдет. В прошлом году рабочего засыпало, так еле-еле откопали.
     — А если машину закопать?
     — Легко! Час работы — и никаких следов!
     Однако в начале мая, когда пропали студенты, на карьерах была непролазная грязь, а земля оставалась промерзшей. Закопать легковой автомобиль в таких условиях проблематично. Необходим как минимум трактор.
     Волоколамские опера считают, что москвичи могли запросто нарваться на “правильных” пацанов, подгулявших офицеров или на компанию отмороженных дачников. И те, и другие, и третьи по ночам любят путешествовать со “стволами”. Что касается автомобиля, то, как полагают сыщики, “шестерку” спрятали в какой-нибудь гараж на дачном участке. Проверить все гаражи и дачи в Волоколамском районе сыщики не в состоянии.

Четыре беглеца — четыре версии

     Следователь по особо важным делам прокуратуры Московской области Алискер Гумбатович Гурбанов, расследующий пропажу юношей, фактически признал, что следствие зашло в тупик. В уголовном деле нет ни конкретных подозреваемых, ни весомых улик, ни вещественных доказательств. Тем не менее есть четыре версии исчезновения молодых людей.
     Версия первая — “милицейская”:
     Во время погони сотрудники ДПС применили табельное оружие и, возможно, ранили кого-то из пацанов. Или, допустим, пробили колесо у машины. В результате ребята перевернулись или врезались в дерево. В любом случае — это ЧП. Тот, у которого отец — сотрудник ФСБ, вероятно, пообещал “большие неприятности”. В горячке инспектора могли перестрелять ребят и спрятать трупы. Но на это способны только совсем отмороженные.
     Версия вторая — несчастный случай.
     Возможно, пацаны, скрываясь от патруля, сорвались в карьер. “Шестерка” мигом пошла на дно. А гаишники все видели, но не оказали помощь и потому предпочли молчать.
     Версия третья — непредвиденная встреча:
     Ребята на дороге стали свидетелями преступления. Например, один бандит застрелил другого. В тот момент убийце было уже все равно, один труп или пять. Перестрелял всех, погрузил в “жигуленок” и отогнал в укромное место.
     Версия четвертая — инсценировка:
     Может, и сами ребята что-то натворили — и теперь прячутся?
     Что же касается пятой версии — о чеченском плене, — то специалисты отвергают ее категорически. По их словам, слишком опасно и накладно перевозить через полстраны четверых взрослых парней. Да и незачем это.

* * *

     Как нам стало известно, делом о пропаже Олега Коршунова, Александра Кербабаева, Сергея Ефимова и Сергея Сторожева заинтересовалось Контрольное управление при Президенте России. А это означает, что уголовное дело №99146 реанимируют. И, судя по всему, назначат других следователей. Им предстоит дать ответы на многие вопросы. И тогда, возможно, сбудутся мечты полковника ФСБ Игоря Коршунова. Незадолго до гибели он сказал: “Рано или поздно я все равно докопаюсь до правды! И виновные предстанут перед судом! Кто бы они ни были!”


Партнеры