Японский снег сквозь русские слезы

Наш спецкор Ирина Степанцева передает из Саппоро

1 марта 2007 в 00:00, просмотров: 176
  Кого винить? За кого переживать больше? Легков — шестой, Ширяев — одиннадцатый, Дементьев — двадцать пятый, Панкратов — сороковой. Таким итог гонки на 15 километров коньковым ходом не мог себе представить никто. А победил в ней биатлонист Ларс Бергер (белорус Леонид Корнеенко — второй, немец Тобиас Ангерер — третий). Тоже, кстати, “подарок” чемпионата в Саппоро: лыжники утверждали, что своего на родном чемпионате “пришлым” не отдадут.
     
     День мужского старта на 15 километров коньковым ходом выдался мерзким. Погода шептала, что надо сидеть дома: снег повесил плотную ширму, а ледяной ветер пробирал до костей.
     Пока я стояла и брала интервью на улице, в ухо надуло так, что подумала: “Ну, все — сейчас отправлюсь больничными дорогами Жени Дементьева”. И дело не в повышенном гемоглобине — мой-то вообще никого здесь не интересует. Просто накануне вечером Дементьев вынужден был съездить в госпиталь, чтобы разобраться с ухом: как заложило от перепада давления в самолете, так и беспокоило все эти дни в Саппоро. Врачи поставили диагноз “воспаление среднего уха”, лечить надо антибиотиками — а значит, в условиях чемпионата мира вообще не лечить. Единственное утешение — хуже быть не должно. Хотя и лучше тоже: слышит Женя одним ухом и только на гонку снял с головы платок.

     
     В предыдущие дни Николай Панкратов , тоже отстраненный от гонок, не хотел разговаривать с журналистами. И понять его можно. Но после гонки производил впечатление человека, который четко знает, что произошло на дистанции:
     — Да все нормально, первый старт. К себе претензий нет. Помешал снег, конечно. Но в принципе все сложилось как надо, просто сегодня некоторые соперники оказались сильнее.
     Сергей Ширяев , напротив, был еще в запале гонки:
     — Хотя бы без сломанных лыж обошлось. Но обидно очень, хотелось показать результат достойный... Да сразу было видно, конечно, что снег пошел и те, кто стартует первыми, будут в более выигрышной ситуации. Бороться можно было бы, не будь снега, не только за тройку, но и за первое место. Вон Бергер на полчаса раньше меня стартовал. Я только два километра прошел, мне кричат: “Минус 20, нормально!” Чего-то я не понял, чего — нормально? Не знаю, нет слов у меня сейчас. Я ожидал другого исхода. Теперь — расстраивайся, не расстраивайся… Сейчас пойду “закачусь” — и все, буду в норме, обещаю. В эстафету бы поставили, я бы там доказал… Моим должен быть третий этап. На четвертый я бы Легкова поставил, у него более острый финиш. Он вообще как зверь…
     А “зверь” Саша Легков , финиширующий на этих словах Сергея (и снова, как в дуатлоне, 6-м), через минуту смело дал свое видение гонки:
     — Только одно могу сказать, и с уверенностью: сегодня “в призах”, кроме Тобиаса Ангерера, не те. Я надеюсь, что все впереди и Бог все же видит все и сделает так, что у нас будут медали. А сегодня вы все видели сами — какой был снегопад, я же не придумываю. Стартовавшие вначале прошли полтора круга без снега вообще. А для нас специально никто же не “катал” трассу, мы прямо по неутоптанному и бежали. Да ладно мне оправдываться! Все — проиграли опять, чего теперь делать-то? Эстафету как вижу? Да только так: Дементьев последний, я третий, сто процентов, Панкратов и Рочев — классисты. Я надеюсь, что так тренеры и сделают и никто не будет возражать. Если выступим такой командой, возможно бороться за медали. Советую тренерам поставить наш непобедимый вариант. Как это “Дементьев себя уже похоронил” для эстафеты? Да бросьте, все еще будет хорошо.
     На олимпийского чемпиона Женю Дементьева , да просто Дему, смотреть было не жалко — а больно. Он был абсолютно обескуражен. Подавлен. Опустошен. Но “под вопросами” в смешанной зоне стоял до последнего.
     — Я даже не знаю, какой я в итоге. Думаю, за двадцаткой. Ничего пока не понимаю. Справиться не смог с собой, наверное. Тяжело было физически, началось это не сразу — со второй половины дистанции. С чем связываю? Не знаю, сейчас даже проанализировать не могу. Причина не в лыжне, не в лыжах, не в голове, не в этой гемоглобиновой истории — ни в коем случае, это не надо даже предполагать. И акклиматизацию я перенес нормально. Да просто тяжело было — и все. Может, вообще для меня сегодняшней гонкой чемпионат закончился? Не успев начаться? Вот давали же прогноз — что снег пойдет после гонки или в самом конце. Хотя — какая разница…

* * *

     Непосредственно перед гонкой в кулуарах опять вспыхнули разговоры о паспорте крови для спортсменов. Дементьев и Панкратов выходили на первую гонку чемпионата мира в Саппоро, и это не могло не тревожить — можно было предполагать, что простой по медицинским показаниям скажется. Тренеры о паспорте крови, который может предотвратить отстранение спортсмена от соревнований из-за повышенного гемоглобина, знают лишь понаслышке — вроде и есть спасительные документы у кого-то, а откуда и за какие “кровяные” заслуги — бог его знает. С большим трудом, собирая информацию по крупицам, удалось понять, что все дело, видимо, в том, что паспорт этот можно получить, лишь выехав на определенный срок — примерно на неделю в нейтральную страну. Выехать должен не только спортсмен, но и наш доктор, и наш представитель в международных антидопинговых делах. Специальные медики специальных лабораторий что-то (а что — не может сказать никто, потому что это не афишируется) тестируют в течение этой недели. Не бесплатно. Это стоит денег — и больших, сумма, которую называют, составляет примерно 250 тысяч евро. Весь вопрос упирается, видимо, как раз в последнее. А так как у нас не вся команда поголовно и регулярно отстраняется от стартов, то, видимо, надо терпеть до следующего сезона, когда система паспортизации будет поставлена на поток — не по личной инициативе какой-то страны, а по мировой.

* * *

     Тренер Анатолий Чепалов паспорта такие тоже в глаза не видел и надеется, что ему лично удастся обойти с учениками гемоглобиновые проблемы, как это было и до сих пор.
     — Ну как... Все ведь готовятся по-разному. Но горная подготовка тут ни при чем. Я бы, может, поехал — только не в Цахкадзор: мне кажется, на Дальнем Востоке, в относительно невысоких горах, подготовка была бы лучше. Для выступления на равнине как раз подошло бы. Но это мое мнение. Я считаю очень важной и временную акклиматизацию. Это не мелочи.
     — А вы что-то про паспорт крови знаете?
     — Наверное, есть люди, у которых от природы повышенный гемоглобин, но почему-то мне они не попадаются. Нам, тренерам, очень трудно что-либо сказать. Откуда этот гемоглобин вообще берется? Я еще понимаю, кенийцы там какие-нибудь — у них гемоглобин запредельный, они там, за облаками, родились, а мы, равнинные люди? Но горная подготовка для того и существует, чтобы поднимать гемоглобин, для того и работают в горах люди, для того и ездят туда. Это нормально. Нельзя от гор отказываться. Но естественно и то, что норма есть, а превышать ее нельзя. Тренеры для чего, врачи? Чтобы все это просчитать. И по голове получить в случае чего — это наша русская привычка, неизживаемая.
     — Что вы скажете про чемпионат в целом: вон уже биатлонист гонку выигрывает?
     — Уровень пока слабоват. Зрителей нет, результаты средние. Может, это связано с тем, что многие отдыхают после олимпийского сезона, а может, допущены ошибки в подготовке. Сезон на сезон не сходится. Конечно, нам, может, и тяжелее приходится, чем другим лидерам. Вон норвежцы: они и горную подготовку, и снежную, и какую угодно часто проводят, не выезжая из дома. Здесь могло против них сыграть только одно: как они подошли к временной акклиматизации. Но это настолько опытный народ, что вряд ли они какие-то ошибки допускают…
     
     Лыжные гонки
     Чемпионат мира. Саппоро (Япония). Мужчины. 15 км, свободный стиль.
     28 февраля, среда
     1. Ларс Бергер (Норвегия) — 35 мин. 50,0 сек.
     2. Леонид Корнеенко (Белоруссия) — отставание 35,8
     3. Тобиас Ангерер (Германия) — 52,4...


Партнеры