“Скажите спасибо, что живы”

Как русские туристы переживают ЧП за границей

3 марта 2007 в 00:00, просмотров: 628
   Друг познается в беде, гласит пословица. Отношение к нам родного государства познается не только на родине, а и в кризисных ситуациях, возникающих с гражданами России за границей. Автокатастрофа, цунами, несчастный случай — от ЧП не застрахован ни один путешественник.
     Чем это оборачивается на деле, “Турклубу” рассказали очевидцы.

АВТОКАТАСТРОФА В ИТАЛИИ:
“Это ваши проблемы”

     Тур “Италия Романтика” закончился для нашей коллеги Галины Ненашко совсем не романтично. Она и ее 19-летняя дочь чудом остались живы в февральской автокатастрофе. На туманной дороге ранним утром в автобус с туристами врезался грузовик. Одна туристка погибла, пострадали 59 человек.
     — Люди, помогая друг другу, сами вылезали из опрокинутого в кювет автобуса, вытаскивали раненых и ждали неизвестно чего и кого. Кругом кровь, некоторые лежат на холодной, мокрой от росы земле… — рассказывает Галя. — Когда я спросила нашего сопровождающего Энрико, что будет дальше, он сказал: “У нас такого еще не случалось, не знаю, что делать...”
     Несколько человек, в том числе и меня, доставили в Феррару. Дочка с основной группой туристов оказалась в больнице Болоньи. У меня пострадало плечо, сломан палец, другим пришлось хуже: сломаны ребра, ключицы, черепно-мозговые травмы, переломы...
     Представитель российского консульства приезжал только однажды — в болонскую больницу. Там травмированных обследовало множество врачей, туристов накормили горячей едой, организовали доставку вещей в новый автобус…
     В Ферраре же пострадавших принимали в порядке общей очереди, оставляли в коридорах на каталках на 2—3 часа, накладывали швы на головы без обезболивания. Кто-то — страховая компания или турфирма — прислал переводчицу, которая разрывалась на части. Поэтому с ортопедом мне пришлось объясняться знаками, а санитар, который после перевязки выкатил меня на инвалидном кресле в коридор, предложил отправиться своим ходом домой... 8 человек провели в больнице целый день, пока за нами не заехал автобус с русскими туристами, которые сделали ради нас крюк и довезли до отеля. Поздно вечером у меня развалился бандаж на плече, который надо было “носить не снимая 20 дней...”.
     Наша сопровождающая Марина заявила, что ни о каких компенсациях речи быть не может. Кто хочет, пусть продолжает путешествие, остальным предложили улететь в Москву.
     Поэтому на следующий день все, кто мог передвигаться, отправились дальше, во Флоренцию. Мне было плохо, и я осталась в номере. В отеле кроме меня было еще несколько “лежачих”. Но экономных итальянцев это не смутило, и они вырубили отопление во всей гостинице. Так мы и мерзли целый день. Спасибо, что не на улице, потому что шел дождь и было +3°С...
     Я спросила сопровождающую: “Могу ли я отдать куртку дочери в химчистку?” На что та ответила: “В Италии вообще нет срочных химчисток. Сколько можно говорить об одежде? Радуйтесь, что вы остались живы! Это ваши проблемы, что вам не во что переодеться”. А в страховой компании сказали, что раз на куртке кровь погибшей девушки, а не моей дочери (!), то тут и говорить не о чем…
     Потом, по дороге в Рим, мы узнали, что нас ждет экскурсия в общественном транспорте (о чем в туристическом ваучере не сказано ни слова). Я возмутилась: “Мы же в бинтах, в ссадинах, в гипсе, какой общественный транспорт?” На мне была куртка, которая не застегивалась и наполовину из-за руки в бандажной перевязи. Я сказала, что могу простудиться под дождем. На что получила обезоруживающий ответ: “Вы что, хотите, чтобы я свой свитер сняла и вам отдала?” Сопровождающая бесстрастным взором окинула мою похудевшую на 2 кг за два дня фигуру: “Вы целый день провели в отеле, неужели не могли купить себе одежду, ведь сейчас везде скидки, распродажи? Если не хотите ехать на экскурсию со всеми, берите за свои деньги такси и езжайте в отель в пригороде Рима…”
     В московской страховой компании дали совет: в Риме открыта “горячая линия” для русских туристов, позвоните туда. Но ни из Москвы, ни из Италии дозвониться было невозможно, работал автоответчик — и все.
     Мы очень хотели узнать, как чувствуют себя те, кто до сих пор в больницах. Сопровождающая на это сказала, что не владеет информацией, а потом с калькулятором посчитала: “В начале путешествия было 53 туриста, сегодня в автобусе 38 человек, значит, не хватает 15, кто-то улетел домой, сколько в больницах — неизвестно”. От такого цинизма желание продолжать расспросы отпало напрочь...
     Мы дали согласие вести наше дело итальянскому адвокату Мишелю Тота. Правильно ли мы сделали, не знаем, ведь рядом не было никого, кто объяснил бы, что нужно делать в такой ситуации.
     Когда мы должны были улетать из Римини, нашей группе обещали “зеленый коридор”. Куда там! Мы стояли во всех очередях, раздевались и разувались, скрючиваясь от боли при движениях, но это никого из итальянских таможенников не смутило...
     Для турфирмы, которая организовала поездку, мы — не пострадавшие, потому что они не получили никаких подтверждений от страховщиков. А страховой компании итальянцы пока не выставили счета за оказанную помощь. Но если нам ее оказали бесплатно? По железной логике бюрократов получается, что все здоровы, а травмы, лечение последствий аварии — это только наши проблемы.

ЧП В ЕГИПТЕ:
“Поиски начались лишь через сутки”

     В начале января в Египте без вести пропала группа дайверов. Двух россиян, голландца и египтянина отнесло течением от места погружения.
     — Когда в назначенное время наши не всплыли, остальных погрузили в два катера, а два остались кружить вокруг рифа, — рассказывает брат пропавшей туристки Алексей Сундуков. — Из-за волн видимость была плохой. Один катер уехал, второй попытался связаться с кемпингом. Те, видимо, испугались шумихи и дали отмашку катеру возвращаться. В результате, когда Слава (один из дайверов, которому удалось выжить) все-таки добрался до берега и попросил выслать катер за остальными, это отложили до утра. Фактически поиски начались только через сутки после пропажи ребят.
     — Мы долгое время не получали от нашего МИДа никакой информации, — продолжает Алексей. — Приехали друзья пропавших ребят, родители голландца Мишеля, а от наших ни слуху ни духу. Страховая компания Мишеля финансировала поиски, оплатила вертолет...
     В редакцию “МК” в середине января пришло письмо, в котором друзья пропавших просили помощи у наших властей. “Есть надежда на то, они все еще живы. Сейчас вертолет, который вылетает в зону поиска, оплачивает нидерландская сторона и фирма, в которой работал Дмитрий (один из пропавших), друзья Елены Сундуковой на свои деньги наняли “Зодиак” и прочесывают побережье. Были случаи, когда люди в море проводили неделю и больше и оставались живы... ”
     Алексей написал в МИД. “Они прислали ответ, что по закону пропавших без вести ищут всего три дня, а благодаря усилиям нашего МИДа поисками занимались целых 10. И вертолет, оказывается, поднимали в небо только благодаря нашему МИДу. Но вот почему они за все эти 10 дней не связались с родными, не предложили какую-то помощь — непонятно...” Дайв-центр и кемпинг были закрыты, против них возбуждено уголовное дело. Никаких известий о пропавших по-прежнему нет.

ЦУНАМИ В ТАИЛАНДЕ:
“Неделю не могли улететь”

     Журналистка Оля проводила зимний отпуск в Таиланде. В тот год, когда на местные курорты обрушилась гигантская волна.
     — Меня спасло то, что я люблю поспать, поэтому во время отлива, когда все отдыхающие были на пляже и собирали ракушки, я еще крепко спала. Проснулась от стука в дверь — мой молодой человек вбежал в номер, схватил меня в охапку и потащил на улицу. С собой успели захватить только паспорта и кошелек.
     Внизу, в холле, уже была вода. Служащие отеля показали нам, что нужно бежать в гору. Кого-то из постояльцев уже посадили в автобус и увезли в глубь острова (мы жили на Пхукете). Всех туристов поселили в детском саду. Надо отдать должное местным жителям: каждые полчаса они приносили нам фрукты, бутерброды, воду. Глядя на это, тайские малыши, которые были на тот момент в садике, во время полдника пытались отдать нам... тарелочки со своим обедом.
     Зато российское консульство ничем не поддержало своих туристов. Ни о каком расселении не было и речи. Мало того, мы еще неделю не могли улететь с острова!
     Глядя на то, как власти Германии возводят палаточные городки для своих, организуют поиск пропавших без вести, раздают еду и медикаменты, в срочном порядке вывозят живых домой, мы плакали от обиды. В нашем консульстве нам ответили, что справок они не дают и сделают для нас все, что в их силах. Но, судя по тому, что мы не получили ни одной таблетки или бинта от них, ни одной бутылки воды, сил у них не было ни на что.
     Только спустя 7 дней, кода наш отпуск заканчивался, мы улетели. Не своим рейсом, а другой авиакомпанией. Бортпроводницы сразу предупредили: “На вас еда не предусмотрена”. Спасибо, что в самолете люди, услышав, что мы попали под цунами (волна накрыла не все королевство), отдавали нам свои обеды. В общем, после той поездки я поняла, что мы своему государству не нужны.


Партнеры