Истина последней дистанции

Сборная России по лыжам покидает Японию с опущенной головой

5 марта 2007 в 00:00, просмотров: 235
  Одно “золото”, три “серебра” — таков итог выступления нашей лыжной сборной на чемпионате мира. Могло быть больше? Ответ положительный. Хотя может быть и другое: просто очень желаемое мы выдаем за действительное.
     
     Евгений Дементьев невольно в последнем нашем разговоре на чемпионате подвел итоги выступления сборной: “Все, на что мы надеялись на этом чемпионате, ничего не сбылось, совершенно. Все исправим. Мы готовы побеждать, но мы пока не можем”. В последней фразе не заложено противоречие. Это всего лишь пояснение слов того же Дементьева после Олимпийских игр в Турине: “А еще я думаю, пусть разделка или массовый старт, эстафета, пусть я иду впереди или в головке пелотона — все равно выигрывает сильнейший. Я в этом уверен. Конечно, что-то может помешать. Но если ты можешь выиграть — выиграешь. Или будешь в призерах”.

* * *

     Вот это “что-то”, а точнее, отстранение от гонок на пять дней в первый же день чемпионата, с самим Дементьевым, а также с Николаем Панкратовым и случилось. И ударило по всей сборной. Друг переживал за друга, да и личный страх, что гемоглобин выскочит еще у кого-нибудь, тоже присутствовал.
     Гемоглобин — не допинг, талдычат все и со всех сторон уже длительное время. И — отстраняют “зашкаливающих”, заботясь исключительно об их здоровье. Не повышать гемоглобин — а значит, выносливость организма, от которой зависят и скоростные качества лыжников, — нельзя. Впрочем, можно — но тогда надо накачивать себя другим способом. Это самое примитивное объяснение ситуации.
     Самый правильный способ избежания гемоглобиновых проблем — получение паспорта крови, в котором написано: от природы повышен, несовпадение с нормой здоровью не угрожает, требуется индивидуальный подход. Когда на одном из этапов Кубка мира Ивана Бабикова не допустили к старту как раз из-за этих проблем, кто-то на общем собрании сказал: “Никакой трагедии нет, ну, сняли Ваню, ничего, бывает…” Главный тренер сборной Юрий Бородавко возразил: “Как это — никакой трагедии? Мы не смогли предотвратить и защитить Ваню от неприятностей”.
     Про паспорт крови в Саппоро было сказано столько слов, что если “привязать к ноге динамо”, то можно на одной энергетике выехать из любого кабинета с паспортиной в руках. Осталось выяснить: в какой нейтральной стране находится этот кабинет и сколько денег надо там оставить, чтобы наши лыжники не изматывали себя тренировками перед самыми стартами, дабы сбить специально и вовремя набранный гемоглобин? И самое главное — кто должен сказать: я в ответе за все! Пусть признается.

* * *

     Несомненной героиней чемпионата стала Ольга Завьялова, которая выиграла две из четырех медалей, завоеванных в Саппоро. В 2003 году на чемпионате мира Ольга завоевала три медали: “золото” в гонке на тридцать километров и две “бронзы” — в дуатлоне и эстафете. Здесь, на острове Хоккайдо, Завьялова получила “золото” в дуатлоне и “серебро” в беге на 10 км. После того, первого мирового чемпионства Оля рассказывала, что вместе с мужем Андреем, который занимается производством эксклюзивной мебели, выкатили тренеру роскошное деревянное кресло в знак благодарности. После нынешнего чемпионата впору спортсменке уже просить у мужа эксклюзивную шкатулку для мировых медалей. “Посмотрим, что он скажет, — шутила спортсменка, — я “золото” выиграла здесь — Андрей только и смог сказать: “Ну ты даешь!” А шкатулку — да, пора просить, вот вы напишите, ему и деваться некуда будет”.
     Чего просить остальным российским участницам чемпионата, в принципе, ясно. Опыта, спокойствия и силы. Ни первого, ни второго, а автоматически и третьего не хватило, например, Алене Сидько, провалившей первый этап эстафеты. “Перегорела” — так прокомментировала свой старт Сидько, попросившая принародно простить ее за то, что она сделала. Вернее, не сделала.
     А Наталья Матвеева, принявшая участие только в спринтерских стартах, сказала: “Мы готовимся серьезно и стараемся выкладываться полностью, но на большее нас пока не хватает”. И, видимо, это правда жизни.
     Конечно, любой стране хочется, чтобы каждый старт выталкивал на мировую орбиту яркую звезду. Такой была у нас в Нагано 18-летняя Юлия Чепалова. Такой стала в Саппоро 19-летняя Астрид Якобсен. Но — Завьяловой, например, 35 лет. Вирпи Куйтунен, получившей в Японии аж три “золота”, 31 год. Тот возраст, когда и силы есть, и мудрость лыжная накоплена.

* * *

     Выступление мужской сборной заслуживает отдельного разговора. Да, ребята сами говорят, что далеко не все в Саппоро получилось. Но эстафетное “серебро” для нас, как заметил капитан сборной Василий Рочев, с золотым отливом. И дело не в том, что на последнем этапе норвежец Нортуг схитрил и выскочил из-за спины Дементьева на финишную прямую. А в том, что и командой, и каждый за себя эти ребята готовы биться. Не скажу — до последнего вздоха, потому что все же это спорт и вздохи еще пригодятся, но остервенело, выкладываясь на полную катушку.
     Катушка у всех, как и характеры, разная, но дух победителей — один. Николай Морилов и Василий Рочев принесли первое “серебро” чемпионата — в командном спринте. И проиграли норвежцам три сантиметра. Это называется — проиграли? Увы, золотая медаль не идет на компромиссы, как бы мы этого ни хотели.
     Дуатлон, в котором не принимал участия Евгений Дементьев, повалил в прямом смысле слова всех наших. Александр Легков, сумевший и лыжи сохранить на тяжелой трассе, и скорость не потерять, оказался на шестом месте не по своей вине: испытал атаку с немецкой стороны, упал. Догнал не всех. Олимпийский чемпион, наблюдавший все это со стороны, сказал, что “для многих это была гонка несбывшихся надежд”. Увы, мы снова проиграли, желая (и, главное, имея на то возможности) выиграть.
     Гонка на 15 километров — разница в стартовых условиях спортсменов. Легков, опять шестой, говорит, что “выиграли не те”. И гонку эту вновь можно назвать несчастливым стечением обстоятельств. А может, сама судьба давала им возможность озлобиться до предела перед эстафетой?
     В спорте принято считать медали, а не упущенные возможности. И медаль, которую получила наша мужская эстафетная команда, очень важна. Во-первых, последний раз на чемпионатах мира мы завоевывали “серебро” в 1987 году. Потом дважды была “бронза”. Так что это прорыв. А во-вторых, перед нами была команда, в которой гонщики бились не только за “идею”, но и друг за друга. Что в эстафете — чуть ли не основное.
     У России есть сегодня, как и сказали сами ребята, молодая, злая, сильная команда. Кто скажет, что эта команда не выложилась в гонке полностью? Да, снова на стадионе играли гимн Норвегии. Но “Нортуг — лыжник особенный. Недаром про него говорят: новый Бьорн Дэли”, — пояснял после финиша Василий Рочев. Пусть кто-то сочтет это оправданием, но пусть услышит и слова Дементьева: “Нортуг хитрый, всю гонку сидел сзади и был посвежее, чем Седергрен и я. Он сильный гонщик, но разве мы — слабые? Вот я ему и сказал после финиша: “Ничего, Петя, у меня есть еще время”.
     И на слова Легкова тоже стоит обратить внимание: “По всем тестам у меня самое высокое максимальное потребление кислорода. Это значит, что большие легкие. И за пять лет я не пропустил ни одной тренировки. Потому что хотел и верил, что меня “прорвет”. Женька такой же. Мы поставили себе цель — и идем к ней. А если есть желание и хотя бы какие-то данные… Нужно просто терпеть и ждать”.
     Большие легкие российской лыжной сборной вдохнули японского кислорода по полной программе. Мы впитывали мировое первенство, иногда даже не успевая восстанавливать дыхание. Главный тренер сборной Юрий Бородавко успел уже все разложить на проценты — на 90% свои задачи сборная выполнила. А упущенные возможности каждый еще много раз просчитает про себя. Если не сможет сам, ему напомнят.


Партнеры