Михаил Южный: "Главное — я сам в себя верил!"

Секреты чудесного превращения российского теннисиста

6 марта 2007 в 00:00, просмотров: 413
  За эти две недели Михаил Южный превратился в одного из главных действующих лиц мужского тенниса. Сначала — победа в Роттердаме, потом — выход в финал турнира в Дубае, где триумфатор Кубка Дэвиса-2002 уступил лишь великому швейцарцу Роджеру Федереру…
     
     Михаил Южный.
     Родился 25 июня
     1982 года в Москве.
     Рост 182 см, вес 72 кг.
     Тренер — Борис Собкин.
     В профессиональном туре с 1999 года. Первый выигранный титул — 2002 год (турнир ATP, Штутгарт).
     
     Впрочем, началось это чудесное превращение не сейчас, а примерно год назад. Нет, лицо, голос, интеллигентные манеры — те же, что и раньше. Зато тело — абсолютно новое! Как будто от другого игрока… Впервые любители тенниса увидели это на US Open-2006, когда он обыграл трех сильных испанцев подряд, включая 2-ю ракетку мира Рафаэля Надаля. “Что это с Мишей, вы не знаете? — спрашивали болельщики друг у друга. — Он стал играть мощнее раза в два!” И вот теперь — эта 9-матчевая серия без поражений...

Старший брат Андрей: “Я думаю, его время пришло”

     Южный прилетел в Москву буквально на 2 дня. Толком не успев заехать домой, отправился провожать на вокзал старшего брата — Андрея, тренера, который уезжал на турнир в Минск вместе со своей ученицей Евгенией Родиной. Но перед отъездом все-таки успел поделиться с “МК” впечатлениями по поводу успехов Миши.
     — Для меня не стали неожиданностью эти результаты, — заметил Андрей Южный. — Миша и психологически окреп, и здоровье у него в порядке.
     Дело в том, что уже много лет на Михаиле места не было живого — без травм. Этим и объясняется долгая черная полоса в его карьере — после судьбоносной для всего нашего тенниса победы в решающем матче Кубка Дэвиса-2002 в Париже. Тогда его носили на руках, на части разрывали журналисты… А потом Южного забыли, причем надолго. И вот спустя 4 года он сумел снова стать звездой.
     — Уже на сборе в Таиланде в начале года я видел, что Миша готов, — продолжал Андрей. — Ему уже почти 25 лет. Я думаю, его время пришло. Тем более — от него так долго этого ждали.
     — Как считаешь, победа над Надалем в Дубае закономерна? Может, после US Open-2006 у него уже появился “комплекс Южного”?
     
— Я не думаю, что это слабость Надаля. Миша на самом деле его переиграл. Но как Надаль себя повел — мне не понравилось. Представляете, обвинил в нечестности систему “соколиный глаз”, которая показывает, куда попал мяч! Надо все же уметь проигрывать.
     — Когда Надаль проиграл Мише на US Open, он все-таки сумел сохранить хорошую мину при плохой игре. А сейчас понял, что это не случайность…
     
— Тем более что перед Надалем Миша многих сильных игроков победил — и Бердыха, и Джоковича, и Любичича. На следующей неделе он уже будет 17-м в мировом рейтинге, а в чемпионской гонке — вообще в пятерке!
     — А мог Миша у Федерера выиграть этот финал в Дубае, как считаешь?
     
— Ну вообще-то он вел в первом сете — 2:0… Жаль, конечно, что во второй партии отдал свою подачу. Но объективно — Федерер сильней. Он делает все на порядок быстрее. А главное — решения быстрее принимает.
     — Я слышала, Михаил уже давно по-дружески общается с Федерером.
     
— Да, у них очень хорошие отношения. Они тренируются вместе перед матчами. Федерер относится к брату очень уважительно, он не раз говорил, что Миша — один из самых талантливых российских игроков.
     Мишина девушка Юля рассказала мне, как у Федерера вырвалось в адрес Южного: “Ты же классно играешь, почему же так далеко в рейтинге стоишь?” — в то время, когда у Михаила были еще далеко не лучшие времена.
     — А вообще Миша сейчас “на позитиве” играет, — продолжает Андрей. — И это с теннисом никак не связано. Просто у него в жизни все сейчас хорошо.

Как ключ к замку

     Миша сам рассказал “МК” о своих последних “превращениях”.
     — Миш, ты можешь вспомнить свои ощущения после финала в Париже и сравнить их с нынешними?
     
— Тогда я абсолютно не чувствовал себя героем. Просто на мне была огромная ответственность, и я с ней справился. Никакого удовлетворения от своей игры я тогда не испытывал.
     — Но все равно после такой славы трудно, наверное, пережить полнейшее забвение? Другой бы вообще сломался, а ты открыто говорил: “Подождите, я еще вернусь!” Хотя многие в это не верили…
     
— Главное, я сам в себя верил. И мой тренер Борис Львович Собкин, который всегда был рядом. И моя команда.
     — Насколько я знаю, тебе помог еще один человек, по методике которого ты упорно занимался последний год.
     
— Это правда. Профессор Блюм. Он как только меня увидел — сразу назвал все мои болевые точки. Потом продиагностировал и четко предсказал, что и когда заболит еще. А потом начал меня восстанавливать, и в совокупности с общими усилиями эта методика сыграла для меня огромную роль. Не буду утверждать, что это панацея для всех, но лично мне она подошла, как ключ к замку.
     Для справки: именно к Блюму пришел после травмы на Олимпиаде в Афинах дзюдоист Дмитрий Носов, который выиграл “бронзу” со сломанной рукой. И во многом благодаря реабилитации по этой системе Диме удалось вернуть руке прежнюю подвижность и снова выйти на татами.

“Как будто тебя поместили в чужое тело…”

     — Трудно поверить, что худенький, субтильный молодой человек, каким ты был в Париже, мог превратиться в такого “монстра” — мощного, быстрого, непробиваемого, каким ты стал сейчас…
     
— Фактически Евгений Иванович сделал мне новое тело. Потому что основной смысл методики Блюма — работа с мышцами-антагонистами, то есть с теми, которые ни в обычной жизни, ни в спорте фактически не задействованы. И поначалу, когда они усиливаются, ощущаешь себя очень непривычно и некомфортно. Как будто тебя поместили в чужое тело, к которому никак не можешь приспособиться. Я не мог делать привычные движения на корте, не мог нормально подавать…
     — Страшно, наверное, стало?
     
— Еще бы, была полная раскоординация.
     — Не было чувства, что напрасно столько сил и времени в эти тренировки вложил и столько боли вытерпел?
     
— Правда, было очень тяжело. Я был мертвый, если занимался регулярно... Но зато постепенно Блюм все ставил на место — таз, ноги. В течение года я занимался по часу — больше было бы уже во вред. Даже специально планировал график турниров. И всегда, если что-то беспокоило, максимум за 5 занятий своими упражнениями Евгений Иванович снимал мне любую боль без всяких лекарств.
     Всегда, когда прилетаю в Москву, несмотря на то что у меня бывает мало времени, все равно каждый день приезжаю к Блюму. Даже когда ничего не болит. Просто для профилактики.
     — Не обижаешься на тех, кто в тебя не верил и успел записать в неудачники?
     
— Я об этом не забыл. Но зачем обижаться?
     …Остается только Мишу поздравить: мало кому удается так красиво выйти из тени!
     



Партнеры