Беломорина для Неморино

В “Новой опере” появилась комедия

12 марта 2007 в 00:00, просмотров: 332
  В “Новой опере” впервые в репертуаре появилась комическая опера Гаэтано Доницетти “Любовный напиток”. Ее постановщики прочли каждый по-своему: дирижер Эри Клас — весело, свободно и с огромным уважением к тексту, а режиссер Юрий Александров — запутанно, эклектично и довольно враждебно по отношению к музыке. Синтез вышел весьма впечатляющим.
     
     Романс Неморино Una furtiva lagrima (“Одна слезинка украдкой”) знают все так же хорошо, как арию Casta diva из “Нормы” Беллини или куплеты Тореадора из “Кармен”. Этот лирический супершлягер режиссер Александров счел безумно смешным. Неуклюжий, только что наголо обритый на глазах изумленной публики Неморино (Михаил Губский) — в кирзовых сапогах, ватнике и криво нахлобученной ушанке — поет его, зажав в зубах папиросу “Беломор”, под истерический хохот публики. Где-то ко второму куплету публика привыкает, но Губский при всем своем старании и отличном голосе уже не может поднять образ, который режиссер так мастерски опустил. К этому же эффекту, видимо, стремился и сценограф Вячеслав Окунев, немало поработавший над “опусканием” общей эстетики спектакля: к примеру, на деревянной лавке на авансцене выцарапано известное матерное слово из трех букв.
     Сюжет благодаря избитым переодеваниям героев в разностильные одежды невнятен и сумбурен: здесь и венецианский карнавал, и японские туристы, и средиземноморские трущобы, где толстая тетка продает пиво из классической русской бочки, и шлюхи, и советские солдаты времен войны, и даже хасид со сломанной рукой. Чтобы зритель хоть что-нибудь понял, артисты периодически переходят на великий и могучий русский: “Адина парня напрасно мучит, сержант красивый гораздо круче!” Или еще мощнее: “Полюби меня, красотка, я известный депутат, у меня высокий рейтинг и внушительный мандат”. А девица ему в ответ: “От такой феличиты треснут ножки у тахты”. Так и хочется возопить “Автора!!!”, но не тут-то было: имя автора русской версии держится в секрете.
     Парадокс спектакля заключается в том, что он очень хорошо спет и замечательно сыгран оркестром под управлением Эри Класа. Очаровательна Ольга Мирошникова (Адина), обладающая не только звучным чистым сопрано, но и счастливой внешностью. Прекрасно поют Олег Диденко (Дулькамара), Илья Кузьмин (Белькоре) и Светлана Скрипкина (Джанетта). Как всегда, классно работает хор. Огромное удовольствие доставляют качественно спетые ансамблевые сцены. Обидно за очень хорошего тенора Михаила Губского, голос и артистизм которого позволяют ему исполнять сложные партии лирического итальянского репертуара. Превратив артиста в нелепого комика, режиссер попросту испортил песню.
     Сам Александров не относит себя к режиссерам-интеллигентам и больше всего боится оскорбить публику надменностью, многозначительностью и сплином. Что, понятное дело, куда страшнее, чем послать эту самую публику куда подальше.


Партнеры