Чудны китайские “Зори”

Как мы посмотрели кино вместе с Ириной Шевчук

30 марта 2007 в 00:00, просмотров: 2041
  Китайский сериал по мотивам одного из лучших произведений Бориса Васильева “А зори здесь тихие…” робко, практически “полушепотом”, сейчас показывают на Первом канале. В половине одиннадцатого утра, когда богема еще спит, а остальные уже на работе. Тем не менее велик соблазн сравнить с нашим, классическим фильмом Станислава Ростоцкого. “МК” не смог побороть искушение и отправился поговорить об этом к Ирине Шевчук — нашей, родной и любимой исполнительнице роли Риты Осяниной.
     
     О ремейке: Повесть Бориса Васильева “А зори здесь тихие…” занимает около ста страниц. Китайцы умудрились сделать сценарий к 20-серийному фильму. Естественно, многое придумали. Российских зрителей пожалели: нам показывают всего 12 серий.
     Ирина Шевчук: “Показ китайской версии на российском ТВ именно сейчас, видимо, имеет какой-то политический оттенок. В России же идет Год Китая. Посему не считаю возможным говорить ни хвалы, ни хулы”.
     О ремейке: Фильм снимали для китайских зрителей. Идея снять сериал пришла в голову знаменитому китайскому режиссеру сериалов Мао Вэйнину. Потому что картина Станислава Ростоцкого любима в Китае едва ли не больше, чем в России.
     Ирина Шевчук: “Там очень любят советское кино. Они по-своему уже экранизировали роман “Как закалялась сталь” про Павку Корчагина и другие классические произведения. Только за прошлый год я дважды побывала в Китае и убедилась, что на улицах нас до сих пор узнают и просят автографы. Когда я, Станислав Ростоцкий и Эльдар Рязанов приехали туда в составе делегации, то встретили невероятную, восторженную любовь к фильму и к нашим героиням. На этой любви выросло несколько поколений китайцев”.
     О ремейке: Если картину Ростоцкого кто-то из великих китайских общественных деятелей назвал “типично китайским фильмом”, и этой фразой гордились, то применительно к данному сериалу она прозвучала бы как издевательство.
     Ирина Шевчук: “Снимать кино китайцев обучали наши, русские режиссеры. Они ездили туда и устраивали классы, курсы, школы. Теперь в Китае живет огромное количество учеников советских кинематографистов. Поэтому их фильмы по структуре, подходу, кинематографическому разрешению кадра очень похожи на то, что снимали в Советском Союзе”.
     О ремейке: В китайском сериале снимаются русские актеры и говорят на русском. Так же, как в свое время Ростоцкий, китайский режиссер приехал во ВГИК и набирал там актрис. И старался, чтобы они были максимально похожими на героинь советской картины.
     Ирина Шевчук: “И слава Богу! Ведь могли бы и с китайскими девушками снять. Так что по рукам за это бить нельзя. Хорошо, что их заинтересовала эта тема, они нашли под нее деньги. Теперь, возможно, китайская молодежь будет знать, что есть Борис Васильев, который написал такое замечательное произведение о Второй мировой войне”.
     О ремейке: Из-за сцены в фильме Ростоцкого, где девчонки моются в бане, в СССР разгорелась полемика. Женщины писали гневные письма на ЦТ: “Как я могу сидеть рядом с мужем, когда на экране показывают голых девок!” Но Ростоцкий смог убедить, что эта сцена необходима фильму. Китайцы пытались одеть моющихся девушек в длинные рубахи. Нашим актерам стоило немалого труда убедить режиссера, что так в русской бане не моются.
     Ирина Шевчук: “Мы из сценария, конечно, знали, что будет такая сцена. Ростоцкий объяснил, что она нужна для того, чтобы зрители нас увидели не в мешковатой военной форме, а настоящими женщинами, которым на войне не место. Пообещал, что все будет корректно и нам никогда не будет за это стыдно. И к съемкам мы подошли с волнением, но без негодования. Просто мы были юные, а потому стеснялись и волновались. И на премьере нам действительно нисколько не было стыдно. Но когда фильм впервые показывали по телевидению, сцену бани вырезали. Тогда Станислав Ростоцкий выразил протест и своим авторитетом настоял на том, чтобы ее вернули. Уже при следующей трансляции на ТВ все было в порядке”.
     О ремейке: Китайцы считают, что актер должен уметь все. Дублеры у них не приняты. Так например, от актрисы, которую утверждали на роль Женьки, требовалось, чтобы она умела танцевать и плавать. А актриса, сыгравшая Соню Гурвич, во время съемок взрыва получила серьезные ожоги ног.
     Ирина Шевчук: “Сложно было на съемках эпизода, где Лиза Бричкина начинает рыдать и убегает к реке, а Рита Осянина должна пойти и по-матерински успокоить ее. Снимали бесконечное количество дублей. И в какой-то момент я, 19-летняя, поняла, что сцену проваливаю: не чувствую ее так, как должна. Это была очень тяжелая минута в моей жизни — после съемок я ушла на остров, упала на шинельку, полночи прорыдала, а потом уснула там. Собралась даже на другой день уезжать. Утром второй режиссер картины Зоя Дмитриевна увидела меня с синяками под глазами и возмутилась: “Где ты шлялась всю ночь?! Ну какая ты артистка?! Как ты будешь сниматься?!” Поскольку финальные слова повторяли мой ночной внутренний монолог, я снова разрыдалась. И сквозь свои рыдания я услыхала, что кто-то из девчонок, сочувствуя мне, тоже начал всхлипывать. И момент этого потрясающего единения очень сильно на меня повлиял. Случился настоящий катарсис — что помогло мне потом влет сыграть эту сцену”.
     
     Чего не увидят российские зрители (вырезано при монтаже):
     •Два немца (их играют русские актеры) идут по лесу и разговаривают на русском языке. В бинокль они видят деревню и принимают решение обойти ее. Один из “немцев” пытается нервно закурить. Его товарищ говорит: “Нет, в лесу нельзя разжигать огонь!” Камера отъезжает в сторону, и мы видим, что на дереве прибита табличка, где крупными буквами написано: “НЕ КУРИТЬ”.
     •У китайцев Рита вышла замуж еще будучи пионеркой. Причем “по залету”. Начальник жениха-лейтенанта в ответ на просьбу помочь ускорить бракосочетание выдает: “Каждая из вас, маленьких девчонок, мечтает выйти замуж за офицера. Ведь муж-офицер — это настоящий муж!” Уже на свадьбе он произносит тост, указывая на интересное положение Риты: “Молодая, смелая, выходит замуж за офицера: теперь ему не грозит трибунал! Что я вам хочу сказать, ребята?! Не нужно ждать неприятностей, нужно предупреждать меня о них заранее!”
     •На железнодорожном разъезде, за которым присматривает старшина Васьков, из поезда без разрешения высаживается большая группа русских солдат. Васьков в замешательстве, но подошедший к нему офицер успокаивает: “У меня тоже есть приказ никого не выпускать из вагонов. Но высадиться их заставила суровая необходимость”. Обращается к солдатам: “Бойцы, что вам нужно?!” И огромный отряд хором отвечает: “Иголку с ниткой!”


    Партнеры