Сотки временного пользования

Бульдозер все спишет — даже огород пенсионерки

17 июля 2007 в 13:37, просмотров: 432

Был у балашихинской пенсионерки Валентины Веселовой огородишко — капуста с огурцами. Сейчас у нее земли нет, грядки пущены под нож бульдозера. В общем, у Веселовой с администрацией города война. А самое главное — вышибли старуху с окультуренных за семнадцать годов хозяйствования трех соток — исключительно по закону, и даже по суду.

Руководитель же комитета имущественных отношений Балашихи Владимир Кунгуров в ответ на просьбу прокомментировать ситуацию убежденно говорит:

— Да ерунда все это! По закону она никаких прав на эту землю не имела. А бучу подняла…

По словам чиновника, маленький надел Веселовой оказался в границах другого участка. Да, давным-давно ей эта земля была предоставлена, но исключительно под огород, без права строить на ней что-либо, и к тому же с непременным условием в один прекрасный день эту землю освободить. Этот день настал, и чего же теперь наводить тень на плетень?

— Значит, все чисто? — поинтересовался я.

— Все абсолютно законно, — положа руку на сердце, ответил господин Кунгуров.

Однако есть в этой истории некоторые детали, о которых чиновник городской администрации не рассказывал и которые наводят на разные завиральные мысли. Давайте для начала разберемся: кто она вообще такая, эта гражданка Веселова, откуда у нее взялся этот участок и почему она решила, что имеет на него какие-либо права?

Валентина Михайловна — дочь фронтовика. Отец ее, Ярков Михаил Тимофеевич, погиб в 1942 году в подмосковных сражениях. Было ей в ту пору всего шесть лет. И время было страшное. И судьба могла по разным дорожкам покатиться. Однако же все вышло как у людей — не особо сладко, да зато честно. В 1954 году Валентина Яркова окончила инструментальный техникум, затем автомеханический институт. Вышла замуж, поступила на работу на оборонный завод “Рубин” и трудилась в тамошнем КБ до самой пенсии. Муж умер рано.

И, по сути, Валентина Михайловна одна вырастила двух дочерей, дала им образование. Теперь уже и внукам радуется.

А что же земля? В 1989 году исполком Никольско-Архангельского поссовета в ответ на просьбу Валентины Веселовой решил: “Выделить земельный участок под огород… в размере трех соток во временное пользование без права застройки…” Однако Валентина Веселова и трем соткам была рада. Участок ей достался на месте мусорной свалки. Выгребла, вывезла, возделала. Понятно, не орхидеи выращивали, а что попроще — картошку с луком и редиской да клубнику со смородиной.

— Мы делали запасы на зиму, и это было для нас значительным подспорьем, — говорит Веселова.

А в 2005 году, наслушавшись славных и складных рассказов о приватизации земли, решила Валентина Михайловна оформить участок в собственность. И в сельской администрации присоветовали:

— Не робей, Михайловна, дело твое верное. Шутка ли — семнадцатый годок на этом клочке спину гнешь. Враз должны тебе все оформить.

Но не тут-то было. На ее обращение в администрацию Балашихи начальник управления имущественных отношений Владимир Кунгуров ответил: “По существу заявления сообщаю, что в соответствии с Земельным кодексом РФ земельные участки, свободные от строений, предоставляются гражданам в собственность исключительно на торгах (конкурсах, аукционах)”. Хорошенькое дело! Да какой из Веселовой конкурсант? Пенсия у нее — 3200 рублей, плюс 600 рублей — за инвалидность. Подрабатывает Валентина Михайловна на родном заводе кассиром — это еще 6200. А только на лекарства ей как онкологической больной приходится тратить почти 11 тысяч целковых. Как хочешь, так и крутись. То есть в этой семье действительно каждая копейка на счету, и огородничество уже не блажь, не прихоть, а средство выживания. Теперь же саму Веселову выживают со спорной земли.

А как она стала спорной?

Дело в том, что с решением администрации Валентина Михайловна не согласилась и, разумеется, обратилась в суд. И вот передо мной “Решение” Балашихинского городского суда, который “именем Российской Федерации” установил, в общем-то, очевидные вещи. И то, что “истица облагородила участок, вывезла несколько самосвалов мусора”, “посадила плодово-ягодные насаждения”. И то, что, вопреки мнению чиновника, имела право именно на землю, минуя “торги, конкурсы, аукционы”. Ведь, согласно статье 234 Гражданского кодекса РФ, “лицо… не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет… приобретает право собственности на это имущество”. И 12 апреля 2006 года суд, приняв во внимание все эти обстоятельства, решил “признать за Веселовой Валентиной Михайловной право собственности на земельный участок…”.

Начались оформительские хлопоты — межевание, согласования и так далее. Но не прошло и нескольких месяцев, как оказалось: на хлопотах можно ставить жирный крест. Вдруг администрация Балашихи выяснила, что спорный участок земли давно уже обрел нового владельца, да к тому же успел стать предметом купли-продажи. А раз так, то 16 августа того же года в городской суд Балашихи отправляется заявление с просьбой пересмотреть прежнее решение “по вновь открывшимся обстоятельствам”. Оказывается, поясняет администрация, этот “земельный участок… на момент вынесения решения уже восемь месяцев как находился в собственности Масленникова И.П. Кроме того, на момент вынесения судом решения данный земельный участок был приобретен добросовестным правоприобретателем Куликовой Н.А.”.

О том, что на эти несчастные три сотки нашелся “правоприобретатель”, Валентина Веселова узнала весьма оригинальным способом — в один прекрасный день она пришла к своим грядкам и обнаружила, что все ее насаждения сметены бульдозером, а по периметру участка высятся высоченный забор, ворота и калитка. А потом, конечно, был суд. Причем в том же самом составе во главе с “председательствующим судьей Е.В.Захаровой”. И тот же самый суд, что в апреле закрепил землю за Веселовой, на этот раз решил ей в иске отказать и землю отобрать. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

Почему же упорствует Валентина Михайловна и какую правду она еще собирается отыскать? Да просто у нее имеется несколько вопросов, на которые она все же надеется получить внятные ответы. Начнем с того, что ей кажется странным эдакое неведение администрации.

— Если бы они на самом деле предоставили этот участок отставному прапорщику Масленникову, — убеждена Веселова, — то уже на первом суде бы сказали: извините, мол, ваш огород переходит в другие руки. Но этого не было. Значит, я делаю вывод, что документы на Масленникова оформляли задним числом.

Веселова убеждена в своем выводе и потому, что ее участок всегда считался мусорной свалкой и чиновники знать не знали, что это давно уже ухоженная земля. А когда она объявила о его существовании, заветные сотки тут же оприходовали в интересах другого человека.

— Они еще до суда знали, что я останусь без земли, — говорит Валентина Михайловна. — А вице-глава Дедков уверял меня, что предоставит участок в другом месте. Я отказалась по трем причинам. Во-первых, он не говорил конкретно, что за участок, и никаких гарантий того, что я получу землю, дано не было. Во-вторых, мне, как инвалиду, заново превращать неудобья в плодородный участок уже не под силу. А в-третьих, я не понимаю, почему должна бросать землю, которую возделывала семнадцать лет.

Дальше — больше. Валентина Михайловна показывает копию договора купли-продажи между Масленниковым и Куликовой. Там написано, что “указанный земельный участок принадлежит Масленникову на основании Постановления Главы Балашихинского района Московской области от 30 декабря 2004 года… что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 17 июня 2005 года…” Но Веселова тут же обращается в Управление Федеральной регистрационной службы с просьбой: просветите, мол, на кого там записан этот надоевший всем участок? И в ответе, который подписан 16 ноября 2006 года, черным по белому выведено, что на этот всем надоевший участок “запрашиваемая информация не может быть предоставлена, поскольку в Едином государственном реестре прав записи о регистрации прав на этот объект отсутствуют”.

Вообще-то это странно. В ноябре записи отсутствуют, а по договору купли-продажи, подписанному восемью месяцами ранее, утверждается, что участок в Едином государственном реестре зафиксирован давным-давно. Кто же ошибался, интересно?

А еще странно, что администрация так живо реагирует на просьбы уволенных со службы военных. Смотрите — аж под самый Новый 2004 год, 30 декабря, подписывается Постановление за номером 2044, согласно которому Петру Иванычу участок под индивидуальное жилищное строительство предоставляется. Странно и то, что Масленников на суды не являлся: за него, судя по бумагам, хлопотал некий Михаил Светлов. Оно понятно, отставной прапорщик — человек занятой, чтобы по судам таскаться, да и адвоката ему нанять ничего не стоит.

И еще одна странность. Наталья Куликова начала освоение участка с того, что снесла бульдозером чужие насаждения. А надо было, наверное, начать с юридического оформления участка?

— Я попросила Наталью Куликову показать мне геодезию, кадастровый план, согласование с соседями, — рассказывает Веселова, — но та заявила мне буквально следующее: все это мы оформим потом.

Как-то, воля ваша, слишком много в этой истории делается либо потом, либо задним числом. И даже если суд еще трижды признает правоту администрации и новых владельцев земли, от этой истории все равно отдает каким-то душком. Остается неприятное впечатление от того, что пенсионера и инвалида, дочь погибшего фронтовика лишили чего-то очень важного. Того, что важнее сельхозпродуктов и запасов на зиму, — веры в справедливость, в то, что в нашей стране закон может защитить маленького человека.

И последнее. Когда беседовал с Владимиром Кунгуровым, он при мне позвонил вице-главе Балашихи Дедкову, и тот по телефону внятно и громко заявил: “Да дадим мы ей землю, и еще ближе к дому. Свяжемся с ней и обязательно дадим!”

С тех пор прошло почти пять месяцев. На днях созвонился с Веселовой. С ней никто из администрации не связался и никакой земли не предложил.



Партнеры