Как воровалась сталь

Корреспондент “МК” побывал в первом в мире музее подделок

18 июля 2007 в 17:10, просмотров: 379

Пересекая аккуратненький скверик, я приближаюсь к зданию с затейливым стеклянным фасадом, украшенным металлическими прожилками в форме прямоугольников. Здесь располагается экзотическое учреждение — первый в мире музей промышленного контрафакта Plagiarius. Заведение открылось совсем недавно в тихом райончике Грюневальд немецкого города Золинген, славящегося на весь мир своими ножами. У входа меня встречает экскурсовод — деловая блондинка Кристин Лакруа, которая вызвалась показать мне экспозицию во всей красе.

У входа два набора знаменитых ножей одинаково ярко сверкают сталью клинков. Однако лишь один из них произведен в ФРГ.

— Отгадайте-ка, какая продукция фирменная, а какая контрабандная, из КНР, — моя спутница начинает ознакомление с загадки. Я всматриваюсь, но никакой разницы не замечаю.

— Это не страшно, — успокаивает Кристин, — даже не всякий специалист с ходу отличит золингенский нож от китайского.

По ее словам, огромное количество поддельных ножей импортируется в Германию из Китая и Юго-Восточной Азии: тамошние умельцы безнаказанно паразитируют на доброй репутации немецкой фирмы. Разумеется, режущие качества китайской продукции значительно ниже.

— Мы всегда выставляем подделки рядом с оригиналом, чтобы посетители могли их сравнить, — продолжает Кристин. — При этом оригинал всегда установлен слева, а подделка — справа.

Черный гном — золотой нос

Немецкие производители — да и потребители — решили объявить “пиратам” тотальную войну. Более 300 экспонатов музея Plagiarius — это “победители акции”, придуманной немецким профессором Ридо Буссе из Элхингена. Именно он решил прищучить промышленных махинаторов, которые когда-то, в далеком 1977-м, украли его идею дизайна кухонных весов, разработанного для одной известной немецкой фирмы бытовой техники. Однажды на ярмарке во Франкфурте-на-Майне профессор неожиданно обнаружил на стенде одной из гонконгских фирм точную копию своего творения. Едва выиграв тяжбу у китайцев, Буссе узнал, что за время пересудов дизайн его весов уже освоили другие воришки. Тогда-то он и дал обещание выводить мошенников на чистую воду и клеймить их черной меткой. Таким знаком отличия стал созданный профессором “контрафактный Оскар”, или “Черный гном”.

“Черный гном” — точная копия садового гнома, какими бюргеры обожают украшать свои участки. Нос у него золотой: словосочетанием “золотой нос” немцы обозначают людей, стремящихся заработать за чужой счет. Сам музей, как и проводимые акции, финансируются из казны города, а также на средства Союза производителей ножей Германии и нескольких коммерческих структур.

— Профессор Буссе впервые запустил акцию Plagiarius 30 лет назад, — говорит Кристин Лакруа. — С тех пор в ней номинируются наиболее “талантливые и наглые подделки”. Их присылают нам фирмы, ставшие жертвами пиратского беспредела: их сотрудники специально отлавливают липу в розничной торговле, на ярмарках или же в Интернете, после чего передают нам вместе с заполненным регистрационным бланком. Наиболее выдающиеся экземпляры попадают во Франкфурт на крупнейшую в мире ярмарку товаров Ambiente. На ней лауреатов “антипремии” оглашают представители политической и экономической элит. Жюри “антиконкурса” состоит из дизайнеров, экономистов, журналистов и техников.

— Присуждая “Черного гнома”, — объясняет Кристин, — жюри учитывает разницу в цене между подделкой и оригиналом, ее качеством, местом выпуска, каналы распространения. Важны также и эмоции членов жюри.

Мотоцикл-самоубийца и пила-калека

Как свидетельствует экспозиция, сегодня подделывается все: бытовые приборы, косметика, лекарства, игрушки, транспортные средства, осветительные приборы, предметы мебели, продукты питания, инструменты, сантехника и электроника. При этом фальсификаторы орудуют не только в странах Юго-Восточной Азии и Восточной Европы: нередко сами немцы беспардонно воруют идеи и технологии друг у друга...

— Вот у этого мотоцикла воздушные фильтры не имеют защиты, — Кристина подводит меня к красующемуся посреди зала современному мотобайку. — У него нет дополнительных подпорок для сиденья, а зеркала вообще отсутствуют. Потому что это — подделка.

Со “стальным конем” соседствует китайская электропила без страховочного механизма: одно неловкое движение, и работающий с инструментом человек — инвалид на всю жизнь. Чуть поодаль — витрина с поддельными игрушками: пластмассовые экскаваторы, деревянные машинки — все выглядит очень даже неплохо. На первый взгляд.

— При производстве поддельных деревянных игрушек очень часто древесина зачищается некачественно, — эмоционально жестикулируя, поясняет Кристин, — и ребенок может запросто вогнать себе занозу. А поддельные электрические игрушки подвержены коротким замыканиям и взрывам батареек.

Часто подделки, внешне неотличимые от оригинала, напрочь лишены функциональности. Показательный пример — китайские термосы без изоляции: тепла такой сосуд не сохраняет и соответственно бесполезен...

Завершив экскурсию по музею, провожатая наивно напутствует: “Обязательно предупредите своих читателей: пусть будут бдительны и не попадаются на удочку аферистов”. А вечером в почтовом ящике я нахожу рекламу: “Оригинальные копии часов из Швейцарии”. Претендентов на “Черного гнома” с каждым днем все больше...



    Партнеры