Не "СМЭШ" , но...

Влад Топалов и Сергей Лазарев ответили на одни и те же вопросы, не подозревая об этом

26 июля 2007 в 14:16, просмотров: 1396

Распад некогда популярного дуэта Smash!! поставил крест и на дружбе Сергея Лазарева и Влада Топалова. Они хоть однажды и выступили затем вместе, но, по слухам, вне сцены теперь не разговаривают. Мы задали Сергею и Владу порознь одни и те же вопросы, чтобы лучше понять — в чем похожи и чем отличаются бывшие “смэш”ные солисты.

“Чайка” и “Уэмбли”


— Несмотря на то что вы с детства пели в профессиональных коллективах, у каждого были попытки “свернуть в сторону”: Сергей в 16 лет распахнул двери Школы-студии МХАТ и стал дипломированным актером, Влад, проучившись 3 года в Англии, поступил на юридический факультет Российского государственного гуманитарного университета. С чем связаны такие метания?

Лазарев: — А я себя с детства не только певцом видел. И театральное образование — хорошая база, фундамент для артистической карьеры: как певческой, так и актерской. Ведь это и занятия сценической речью, и литературная база. А вокалом можно заниматься отдельно, например, приглашая педагогов. И для этого совсем не обязательно идти в музыкальную школу. Да, я не играю на музыкальном инструменте, но стоит мне захотеть — и я это сделаю.

Топалов: — Я бы не сказал, что это метания. В детстве мы все пробуем себя, ищем. В Англию меня отправили потому, что мои родители всегда хотели, чтобы я знал в совершенстве английский язык. А юридическое образование всегда пригодится.

— Вы видите себя в будущем только певцами?

Лазарев: — Для меня очень важно, что помимо певческой карьеры я еще играю и в театре. И когда я получил премию “Чайка” сразу в двух номинациях — “Прорыв года” и “Лучшая любовная сцена” — за спектакль “Одолжите тенора”, то сначала даже не поверил. Тогда казалось, что две статуэтки мне ну никак не дадут. Но когда вручили вторую, за “прорыв года”, я был в шоке. Мне представлялось это моим полным триумфом. Ведь режиссеры, театральные критики меня больше знали как поп-певца. Но справедливость восторжествовала. И я показал, что являюсь не только эстрадным исполнителем, что четыре года в театральном институте не прошли даром, я не подвел своих педагогов, которые в меня верили.

Топалов: — Музыка занимает практически все время. Я живу ею.

— Вы оба как-то сказали — правда, в разных интервью, — что мечтаете выступить на стадионе “Уэмбли”. России уже недостаточно?

Лазарев: — Нет, России мне безусловно недостаточно. Но поймите правильно, Россия мне нужна, просто “Уэмбли” подразумевает некое международное шоу, огромное количество западных фанатов. А я хочу большое красочное мировое турне. В общем, сейчас я мечтаю о хорошей международной карьере.

Топалов: — Не помню, чтобы я это говорил. Мечтать не вредно. Главное, есть к чему стремиться.

“Непоседы” и “Тату”

— Каким вы вспоминаете время, проведенное в “Непоседах”?

Лазарев: — (Смеется.) Конечно, светлым. Одной такой очень яркой многоцветной полоской. Это же было детство! Такое по-настоящему рабочее, взрослое детство. Я с детства занимался настоящим делом. И это мне очень нравилось.

Топалов: — Веселым и добрым.

— Ни для кого не секрет, что бывшие “непоседы” до сих пор продолжают общаться...

Лазарев: — С Волковой встречаемся часто. И она меня одним из первых познакомила со своим молодым человеком — вместе с Парвизом Юля приходила на первую съемку программы “Цирк со звездами”. А вот с Ленкой Катиной общаемся реже и меньше.

Топалов: — Да, мы общаемся. Но очень редко. У всех дела. Все живут своей жизнью.

— В музыкальном плане вы с девчонками из “Тату” критикуете друг друга, даете советы?

Лазарев: — Можем что-то подсказать, высказать свое мнение. Но Юля прекрасно понимает, что я профессионал своего дела, а я, в свою очередь, понимаю, что она в музыке дока. Поэтому от того, что я ей скажу, грубо говоря, кардинально ничего не изменится. В общем, высказываем друг другу свои дружеские мнения и часто спорим.

Топалов: — Нет.

— Можно сказать, что вы по-дружески следите за карьерой своих подружек?

Лазарев: — Мы так или иначе следим, конечно. (Улыбается.)

Топалов: — Честно — не слежу!

— А дуэтом с Юлей петь не пробовали?

Лазарев: — Дуэтом мы с ней поем частенько, но только в караоке. (Смеется.)

Топалов: — Нет, не пробовал. И мысли не было.

Разрыв и слухи

— Smash!! сильно “выстрелил” в 2002 году, и вы в одночасье стали известными. Почему тогда на самом пике популярности дуэта вы решили расстаться? Да и расставание было не очень дружелюбным, в чем причина?

Лазарев: — У каждого правда своя. Мы наделали кучу ошибок. Можно и за мной их признать, но была вина и за Владиком, и за его папой. В общем, все были кругом виноваты! (Смеется.) Я считаю, что нельзя валить все на кого-то одного… Просто произошел внутренний взрыв, который не позволил нам дальше работать вместе. К сожалению, это произошло публично. И это большой минус для нас. Было много грязи на страницах газет, было много придуманных вещей. По большому счету все, что было написано по поводу причин распада Smash!!, — выдумки журналистов. И меня с нехорошей стороны показывали, и Влада. Обсуждалось много нелепых причин моего ухода. Но я считаю, что уже в тот момент был виден наш потолок. Дело в том, что мы очень быстро повзрослели, превратившись из детишек в молодых людей. И интересы у каждого поменялись.

Топалов: — Все это в прошлом. Этот вопрос давно закрыт для меня.

— Говорят, что вы даже не разговаривали друг с другом долгое время...

Лазарев: — Просто каждому нужно было строить свой мир. И мы друг от друга дистанцировались. Не зря же говорят, чтобы стать самостоятельным, нужно уехать от родителей. Только тогда ты поймешь, что такое самостоятельная жизнь. В нашем случае тоже надо было понять свою самостоятельность, насколько ты можешь или не можешь работать сольно. Скажу честно, для нас достаточно жестоко было какое-то время не общаться друг с другом. Но это помогло каждому быстрее “акклиматизироваться” в ситуации сольного творчества. Прошло время, как-то сложилось у Владика, как-то у меня, поэтому отношения сейчас спокойные.

Делить нам точно нечего. Все уже поделено. Никакой вражды нет. Конфликт исчерпан!

Топалов: — У каждого из нас свой путь. А прошлое вспоминать не хочется.

— А вы следите за успехами и невзгодами друг друга?

Лазарев: — А как я могу не следить, это ведь близкий мне человек. Что Юлька, что Владик — друзья с детства. Но не могу сказать, что специально набираю его имя в поисковике Интернета: “А что там происходит с Владиком?” Если вижу материалы с ним, читаю.

Топалов: — Нет.

— Как вы относитесь к различным нелепым слухам о себе?

Лазарев: — Людей всегда интересуют громкие заголовки. Мы клюем на это, покупаем издание, а в статье про это и нет ничего. “Звонкие” шапки ставятся для того, чтобы народ покупал издание, чтобы тираж был больше. У нас еще ничего, а вот в Америке это уже стало запредельным. Обидно, что очень легко втоптать человека в грязь, обнулить его работу, выдать свое непрофессиональное мнение за аксиому. Вот, например, недавно вычитал: “Лазарев плохо поет, и с этим согласились все!” Невелика потеря, но некий ярлычок уже навесили.

Потом очень сложно от них избавляться. А ведь от фантазий журналистов порой зависит судьба артиста.

Топалов: — Да никак.

— Как я понял, сейчас вы реагируете на подобные материалы уже спокойно...

Лазарев: — Вот история, которая произошла после моего выступления с пантерой на шоу “Цирк со звездами”.

Один журналист написал, что кошка была без зубов, когтей, находилась под действием снотворного. И вообще, никакой она не дикий зверь, а питомец ручной. Дескать, моя работа с ней — халтура, мол, любой присутствующий смог бы повторить с ней мой номер на арене. Вот за это я хотел набить этому человеку морду реально. Потому что такие вещи оскорбляют мою работу. Я в течение трех месяцев каждый день ходил на репетиции к этой пантере. Работа была тяжелая. И нельзя ее просто взять и голословно обнулить со словами “любой так сможет!”.

 Точно так же некоторые критики пишут, прослушав несколько песен с альбома или вообще не ставя его в проигрыватель, что диск артиста — полное говно. Много раз было, когда человек писал о моих концертах, не приходя на них. Либо писали о моих поклонницах, исходя из обобщенного образа фаната вообще. Дескать, они сумасшедшие и дуры, а Лазарев — кумир безбашенных малолеток. А раз так, то что эти девушки могут делать, по домыслам писаки? Только лишь кидать трусики и лифчики на сцену.

Кстати, про трусики. Это те же “желтые” журналисты вынесли в подзаголовок, что на спектакль ходят мои поклонницы и тоже кидают лифчики и трусики, только теперь на театральную сцену. Что за бред?! А уже некое отношение у театральных людей складывается: “Ой, я на этот спектакль не пойду. Там ненормальные фанатки Лазарева забрасывают сцену своим нижним бельем!” Может быть, у некоторых именно такие поклонницы, но нельзя всех чесать под одну гребенку. Так что обо мне слухов ходит много. (Усмехается.)

Топалов: — Я всегда спокоен!

“Евровидение” и свадьбы

— В свое время вы вроде как хотели поехать на “Евровидение”, а сейчас?

Лазарев: — Года три назад я очень хотел туда поехать. Сейчас уже перегорел. Внутреннего желания нет. Тот же Билан в прошлом году, например, он дико ХОТЕЛ туда! У него и глаза безумно горели! Да и на тот момент у молодого человека не все хорошо складывалось с карьерой. Возможно, выпал реальный шанс, чтобы “дать со всей дури”! Ну вот он и дал, собственно говоря. (Смеется.) Результат налицо! Повезло, хорошо выступил, поэтому сейчас у него никаких проблем. А что касается меня, я уже пошел другим путем. Да и не совсем мне нравится уровень конкурса. С другой стороны, мне говорят: “Давай, защити честь России!” Не знаю, а нужен ли этот конкурс России? А если нужен, то для чего? Непонятно.

Топалов: — А я даже не думал об этом.

— Правду говорят, что вы — парни веселые, любите шутки и розыгрыши?

Лазарев: — Люблю прикалываться, смеяться над кем-то, но по-доброму, не обижая людей.

Топалов: — Да, это так. Улыбка помогает жить и справляться с трудностями.

— А назначенная дата свадьбы Лазарева — это тоже хорошая шутка? И ты, Влад, тоже вроде как назвал точную дату?

Лазарев: — Я говорил, что все любят громкие заголовки: “Лазарев назначил день свадьбы!” А ведь я просто сказал в интервью, что, возможно, лет через шесть, когда мне будет тридцать, буду готов рассмотреть какие-то кандидатуры более конкретно. Но ведь это была полушутка, полусмех.

Топалов: — Первый раз слышу.

“Цирк” и авантюры

— Сейчас, по прошествии времени, ты, Сергей, не жалеешь, что согласился участвовать в проекте “Цирк со звездами”? И почему в подобных проектах никогда не был замечен Влад?

Лазарев: — Ни в коем случае! Я рад и что согласился, и что все получилось. Все безумно понравилось, но теперь я не знаю, как применить в жизни те навыки, которые получил в цирке. Вряд ли это можно как-то использовать.

Топалов: — К сожалению, я не принял участия в телешоу “Звезды на льду”, совсем времени не было.

Насыщенный график, поэтому не получилось поучаствовать. В боксе я тоже не поучаствовал. Готовился, но на ринг так и не вышел. Мне не нашли противника. Но боксом продолжаю заниматься и сейчас.

— Если пригласят в подобные проекты, согласитесь?

Лазарев: — В подобные — это уже банально. Меня это должно заинтересовать. Но если мне предложат завтра участвовать в новом проекте, я откажусь, каким бы интересным он ни был. Два проекта за год — это много. Да и своей профессиональной деятельностью пора заняться! (Смеется.) Понятно, что для людей я раскрылся в другом амплуа, с другой стороны, но основное для меня — это сцена.

Топалов: — Я очень жду предложения.

— Участие в подобных мероприятиях — авантюра. Авантюризм у каждого из вас в крови?

Лазарев: — Да, мне интересно окунаться время от времени в неизвестное. Главное, чтобы организаторы не обманули, чтобы действительно действие захватывало. Это же новые эмоции, впечатления, которые затем проявляются в творчестве! И хотя в жизни я больше думаю головой, прежде чем что-то сделать, все равно на подобные авантюры соглашаюсь.

Топалов: — Нет. Просто мне интересно. А я всегда делаю то, от чего испытываю удовольствие.

— Но ведь такие затеи сопряжены с травмами, которые могут помешать карьере?

Лазарев: — Это все есть. Но травмы бывают всегда, когда дело связано со спортом. Меня это не страшит. Травмы были и на льду, и здесь, в цирке. И все только потому, что за короткий срок научиться делать все профессионально просто невозможно.

Топалов: — Нужно всегда рисковать.

— Ну и напоследок ответьте, друзья, вот на какой вопрос. Вот вы — профессиональные певцы, в том смысле, что этим занятием зарабатываете себе на жизнь. А в караоке вы поете? Можно ли вас увидеть в каком-нибудь клубе, распевающими собственные хиты?

Лазарев: — В цирке я устроил вечеринку в кафе. Было, наверное, человек пятьдесят. На некий капустник сил просто не было. Хотелось просто спокойно отдохнуть, поесть, выпить, расслабиться. Единственное, мы пели караоке. Но это быстро закончилось. Караоке всегда имеют ограниченность в репертуаре. А он явно не подходил под наше настроение.

Да, я заставлял петь песни цирковых артистов. Я просто подумал, что в последнее время я постоянно погружаюсь в их профессию, а тут пусть и они попробуют побыть в моей шкуре! Но они какие-то стеснительные были поначалу, поэтому песни закончились и начались танцы. Гуляли до утра. Но свои песни не пою ни в коем случае.

Топалов: — Я не любитель подобного отдыха. Иногда с друзьями выбираюсь. Но свои песни не пою.



Партнеры