Умер Ингмар

Андрей Плахов: “Люди относились к Бергману как к божеству”

30 июля 2007 в 16:32, просмотров: 587

2007 год выходит по-настоящему мрачным. Один за другим уходят люди, по праву символизирующие само слово — “кино”. Михаил Ульянов, Кирилл Лавров,  Михаил Кононов, Лидия Смирнова... В понедельник не стало режиссера мирового масштаба — шведского классика Эрнста Ингмара Бергмана. Автор “Земляничной поляны”, “Улыбок летней ночи”, “Молчания”, по словам сестры, умер у себя дома, “тихо и спокойно”. Ему было 89 лет.

Бергман окончил Стокгольмский университет, где изучал литературу и историю искусств. Профессионально работать в кино начал в 1941 году, редактируя сценарии. Однако вскоре написал собственный сценарий под названием “Травля”, который был экранизирован в 1944 году.

Позднее Бергман начал снимать и собственные фильмы. Мировое признание получили его режиссерские работы 1950—1960-х годов: “Земляничная поляна”, “Седьмая печать”, “Улыбки летней ночи”, “Молчание”, “Персона” — эти фильмы принесли Ингмару Бергману известность и уважение профессионалов.

Режиссер продолжал активно работать в кино и последующие десятилетия, причем почти для всех своих картин сценарии писал сам. В 1970—1980-е годы на экраны вышли “Прикосновение”, “Осенняя соната”, “Из жизни марионеток”, “Змеиное яйцо”, “Фанни и Александр”.

Кроме того, Ингмар Бергман, начинавший свой творческий путь как театральный режиссер, впоследствии не расставался с театром и ставил пьесы Уильяма Шекспира, Ибсена, Чехова, Стриндберга. Основные темы творчества режиссера — это человек, оказавшийся в пустоте, и поиски любви. Делая основную ставку на крупный план лиц, отражающих сложную гамму чувств, Бергман передает сложнейшие переживания экзистенциальной встречи с пустотой, внутри и вокруг себя.

Андрей ПЛАХОВ, президент Международной ассоциации кинокритиков (FIPRESCI), председатель отборочной комиссии Московского международного кинофестиваля:

— В культуре второй половины двадцатого века Бергман — писатель, драматург, режиссер кино и театра — занял уникальное место. А если говорить в параметрах кинематографа этой эпохи, то рядом с ним могут встать только Феллини, Куросава и еще два-три режиссера. Поздние картины мэтра сняты на видео и фильмами в полном смысле этого слова практически не являются. Но чувство его вездесущего присутствия только усилилось. Больше не снимая сам, он дал импульс появлению целой обоймы кинолент в Швеции и запредельных странах. Я делал вместе с Любовью Аркус специальный выпуск журнала “Сеанс”, посвященный Бергману.

Ездили в Стокгольм и встречались с очень многими соратниками Бергмана и людьми, которые были ему близки.

Включая Лив Ульман и Эрланда Йозефсона. Но, к сожалению, с самим Бергманом встретиться не удалось. Он вообще жил затворником на острове Форё и уже чувствовал себя не очень хорошо. Так что мало кому удалось с ним повстречаться. Он был действительно мифологической фигурой. Мы разговаривали с очень многими шведами, и они рассказывали, что относятся к нему как к какому-то божеству, но при этом очень неоднозначно.

Но даже те, кто был с ним не согласен или считал его фильмы слишком элитарными или слишком сложными, всегда приходили к тому, что картина “Фанни и Александр” — лучшее его произведение, которое можно пересматривать бесконечно.



Партнеры