Террор по первой категории

“МК” впервые публикует документы из “Особой” папки НКВД

5 августа 2007 в 18:21, просмотров: 1486

Семьдесят лет назад, 5 августа 1937 года, вступил в действие приказ №00447 наркома внутренних дел Ежова об “операции по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников”.

Указ №00447 действовал до середины 38-го года. Это и были 15 месяцев Большого террора, похоронившего сотни тысяч людей.

Почти все документы периода “Большого террора”, несмотря на “открытый” статус, до сих пор скрываются от общества.

Почему? Вы поймете, когда прочтете несколько страниц из “Особой” папки, хранящейся сейчас в фондах Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).

Они публикуются впервые. Их передали “МК” сотрудники архива.

Приказ № 00447 наркома внутренних дел Ежова  устанавливал для каждой республики и области  лимиты по первой и второй категориям. Первая вела на расстрел, вторая — на высылку. И то и другое предписывалось проводить без суда и следствия по решению внесудебных органов — “троек”, состоявших из председателя областного или республиканского комитета коммунистической партии, начальника местного НКВД и главного прокурора.

Перед вами телеграммы “с мест” в ЦК ВКП(б) товарищу Сталину. Часть помечена летними месяцами 37-го года.

Это ответы на шифровку №863, которая ранее была разослана из Кремля на места. В ней давалось указание местным партруководителям прикинуть, сколько народу у себя они готовы расстрелять и выслать. В соответствии с их ответами приказ №00447, изданный спустя месяц, и установил лимиты на первую и вторую категории.

По тексту видно, что прикидки были серьезными: где-то были готовы расстрелять четыре тысячи, а где-то и все десять. На каждой телеграмме стоит подпись Сталина — синим карандашом “Утвердить И.Ст”. Ниже ставили свои фамилии все, кому телеграмма была расписана для ознакомления, — Каганович, Молотов, Калинин, Микоян, Жданов, Косиор, Андреев... Как непосредственному исполнителю шифровки направлялись наркому внутренних дел Ежову, его подпись тоже везде присутствует.

Другая часть шифровок относится к 38-му году. Они тоже идут в Кремль, но в них речь идет уже об увеличении лимитов. “Просим ЦК ВКП(б) разрешить дополнительный лимит по первой категории для Иркутской области 4 тысячи человек”. “Прошу дополнительно утвердить к расстрелу 1000. К осуждению 1500”.

Передовики перевыполняли норму. Кто-то повышал надои, кто-то плавил сталь с превышением графика. А кто-то убивал по-стахановски. Десять тысяч человечков благополучно расстреляли, но необходимо еще пару тысяч пустить в расход, так что соблаговолите разрешить, повысьте лимитец.

Резолюции на этих шифровках те же, что прежде. Сталин “за”. Все остальные, разумеется, тоже “за”. Ни один не написал “против”.

Посмотрите на эти документы. Почитайте слова, которые в них написаны.

Эти пожелтевшие страницы говорят об истории нашей страны больше, чем может рассказать любой из ныне живущих. Никаких дополнительных слов не надо, все и так понятно.



Партнеры