Страховщики с большой дороги

Кого на самом деле защищает закон об ОСАГО?

7 августа 2007 в 13:58, просмотров: 547

Нормальная жизнь семьи Кашировых закончилась 21 мая прошлого года.

На улице Мира в подмосковных Мытищах. Пешеходная “зебра” не гарантировала безопасный переход Ирине Кашировой — женщину сбил рванувший автомобиль. А потом, как в кошмаре, — больница, инвалидность, проблемы с кредитами в банке, распродажа имущества и на год засосавший судебный процесс, конца и края которому не видно до сих пор… Интересы Кашировых должен был хотя бы отчасти защитить закон об ОСАГО. Но, по сложившейся уже традиции, у страховщиков до сих пор удалось вытребовать всего 8 тысяч рублей. А реальные денежные потери от ДТП семья исчисляет сотнями тысяч. Потому что в части компенсаций пострадавшим в ДТП этот закон практически бездействует. Из всех выплат по ОСАГО на жизнь и здоровье приходится только 1,3%. И обычные суммы, смешно сказать, порядка 6—12 тысяч рублей. За четыре года работы закон, который мнился светом в тоннеле, завязал в один клубок массу проблем: плохие дороги, низкую культуру вождения и болезни недоразвитого страхового рынка.

 

Страх и ненависть в Мытищах

К нам в редакцию Игорь, муж пострадавшей, принес целую коллекцию из отписок и прочих бумаг, стремительно размножившихся как будто делением (более 300 листов). Экспонаты в этот переносной “музей крючкотворства” поставлял целый ряд инстанций: суды, Федеральная служба страхового надзора и прочие организации, с помощью которых Игорь пытался восстановить нарушенные виновником ДТП и страховой компанией права, гарантируемые законодательством РФ.

До всей этой истории Кашировы были нормальной семьей со средним достатком. Успешно расплачивались по ипотечному кредиту, радуясь, что отхватили выгодное предложение (Игорь работал ипотечным брокером), пристроили ребенка в детский сад… В общем, жизнь налаживалась — и аварии было что перечеркнуть. С попаданием Ирины в больницу в тяжелом состоянии сразу начались траты: основные и дополнительные. “В здании больницы происходил ремонт. Мужчин, женщин и детей, приличных людей и бомжей — всех сгрудили в одну кучу, — рассказывает Игорь.

— Я попросил перевезти жену в другую больницу, но мне ответили: “Если вы готовы подписаться, что при транспортировке она не умрет, тогда пожалуйста”. Выходом стала платная палата. Врачи сообщали о новых тратах: нужно дополнительно обследоваться — серьезно повреждены позвоночник, внутренние органы, мозг…

А через пару месяцев позвонили из детского сада — что-то с пятилетним Егором… Полученные результаты обследования стали новым ударом: у мальчика обнаружилась злокачественная опухоль головного мозга. “Срочно нужно пять тысяч долларов на лечение в Бурденко, и это только для начала. А лучше — везите за границу”, — сообщили врачи. Игорь ушел с головой в поиск денег. Однако с хозяйкой сбившего Ирину авто договориться не удавалось, а ее страховая компания, куда, как предписано законом об ОСАГО, направился Игорь, строчила отказ за отказом по любому возмещению. Кашировых настойчиво призывали ждать решения суда, так как именно от него зависит конкретная сумма…

Деньги для лечения Егора частично пришлось собирать в народе, дав объявление на благотворительном интернет-сайте. А еще — влезать в долги, продавать и закладывать вещи, технику, драгоценности. Все, за что можно было выручить какие-то деньги… А в это время капали проценты по кредитам, рушилась мечта о квартире по ипотеке. Игорь старался держаться на работе, но начальство посчитало, что его показатели ухудшились. И последовало увольнение.

Судебный же процесс, от результатов которого зависит будущее семьи, длится уже более года. В мытищинском суде вроде бы было вынесено решение о выплате пострадавшей 162 тысяч рублей (без учета компенсации за моральный ущерб). Таких необходимых в тот момент. Но после кассационной жалобы дело было перенесено в областной суд и там и зависло. Приговор хозяйке авто был вынесен довольно быстро (два года условно), но принятие решения о компенсации затягивалось. Умело и со знанием дела, как показалось Кашировым. Страховую компанию, как это зачастую бывает в подобных случаях, не устраивала заявленная сумма. Но даже неоспариваемую часть страховщики до сих пор не выплатили. В том числе и возмещение утраченного за много месяцев заработка. Что уже прямое нарушение закона об ОСАГО (конкретнее — пункта 73). И все это время денежные потери от последствий ДТП продолжают расти.

Федеральная служба страхового надзора, куда обратился Игорь, не дремлет. Чиновники радуют сообщениями о дополнительных проверках, но их результатов почему-то все не видно. “Больше писать заявления не могу: компьютер заложил”, — говорит Игорь, который недавно осознал, что выкупить вещи и отдать долги ему вряд ли светит.

 

“Пешеходов надо любить…”

История семьи Кашировых далеко не уникальна. “На практике каждую десятую выплату по ОСАГО приходится оспаривать в суде. А ведь говорили, что с введением обязательного страхования надобность в юристах практически отпадет! — признает адвокат Анатолий Лисицкий. — Речь чаще всего идет о суммах ущерба, которые, естественно, страховщики стараются занизить”.

240 тысяч рублей — таков максимальный размер компенсации, которая делится на всех потерпевших в аварии. 160 тысяч — максимум, если “повезло” стать жертвой в одиночестве. Пострадали в составе целой группы — забирайте крохи, в которые законодатели оценили здоровье российских граждан… Но и эти, прописанные законом суммы, о неадекватности которых говорят давно, выбить из страховщиков, мягко говоря, проблематично. “Максимальную сумму по жизни и здоровью вам не выплатят практически никогда”, — на условиях анонимности сообщил “МК” представитель крупной страховой компании.

Вот данные за 2005 год (как уже говорилось выше, весьма красноречивые): по факту получения травм выплаты получили 10 тысяч человек, а общее количество травмированных на российских дорогах составило 274 тысячи… Говорят, у страховщиков есть негласное правило, состоящее из трех пунктов. Пункт 1 — не платить; пункт 2 — если не можешь выполнить пункт 1, заплати 50%; пункт 3 — если не способен выполнить пункты 1 и 2, эта работа не для тебя.

— Многие просто не обращаются за выплатами, потому что механизм их получения крайне сложен, а размер невелик. При существующем порядке получить максимальную компенсацию в 160 тысяч рублей почти невозможно, — считает глава департамента Экспертного управления президента Андрей Слепнев.

В случае наезда на пешехода страховые выплаты происходят особенно редко. Те стадии, которые должен пройти пострадавший для получения выплаты, отпугивают многих. Так и выходит, что на практике нанесенный ущерб здоровью часто возмещает не страховая компания, а непосредственно виновник ДТП — либо в добровольном, либо в судебном порядке. В добровольном, потому что водитель-нарушитель зачастую осознает, что ему в любом случае гарантированы крупные неприятности, вплоть до уголовной ответственности (в случае причинения тяжкого вреда здоровью или жизни пострадавшего). Ведь на практике в России применяется презумпция виновности водителя и невиновности пешехода. Даже если последний пьян и обкурен и вообще сам виноват в ДТП.

Однако вовсе не факт, что жертва аварии сумеет взыскать с “наехавшего” какую-то адекватную сумму. “У людей наших, вы знаете, официальная зарплата очень низкая, и в течение двадцати лет вам будут выплачивать по 150—300, ну, по тысяче рублей. А это может не оправдать затраты даже на элементарные лекарства”, — замечает один из основоположников страхового права в России, доктор юридических наук Юрий Фогельсон.

В этой ситуации и должна “поспешить на помощь” страховая компания, которая обязана выплатить положенные деньги сразу. В соответствии с законом мы все застрахованы от “воздействия” транспортных средств. И эту страховку владельцы машин уже оплатили, оформив полис ОСАГО. Не отлаженный пока механизм должен работать очень просто: в случае наезда потерпевший обращается за возмещением ущерба в ту страховую компанию, где застрахован автовладелец. Если страховая компания обанкротилась, то законом предусмотрены компенсационные выплаты. Благо и специальный фонд в Российском союзе автостраховщиков сформирован уже давным-давно.

 

Нюансы страха

Иногда все происходящее после аварии способно напомнить ее жертве какой-то фарс… В ноябре 2004 года на обочине Волоколамского шоссе был сбит подросток Иван Ткачук. Пострадавшего доставили в истринский травмопункт, где тамошний хирург поставил диагноз: ушибленная рана головы. Позже врачи нейрохирургического отделения Клиники имени Бурденко, где Иван пролежит неделю, придут в недоумение. Поставленный ими диагноз более сложен: открытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга…

В выплате возмещения ущерба здоровью семье Ткачук в размере 160 тысяч рублей страховая компания отказала практически сразу, засыпав родителей Ивана многочисленными письмами с разъяснениями. Представители фирмы сообщили: из акта судебно-медицинского освидетельствования следует, что подростку был причинен легкий вред здоровью (мало ли, провалялся неделю в больнице). После многократных штурмов фирмы-страховщики разродились ответом: страховку по ущербу здоровью не выплачиваем, а только возмещаем материальный ущерб. Тогда родители потерпевшего собрали чеки от затрат на лекарства и реабилитацию. Набралось в общей сложности четыре тысячи рублей. Однако, разобравшись с круглой суммой, фирма взялась за отвоевывание более мелких денег, согласившись выделить потерпевшим всего 273 рубля. По какому принципу представители компании отбирали чеки, никто, кроме них самих, так и не понял…

В таких случаях обычно советуют не откладывать судебное разбирательство в долгий ящик, а чтобы процесс не впал в кому, препоручить все “разборки” профессионалам. Но юристы тоже довольно меркантильны. За свои услуги они берут от 8 до 13% выигранной суммы, а также полторы-две тысячи рублей за первичную консультацию. Плюс дополнительные расходы, которые могут составлять до пяти тысяч рублей. Если же сумма ущерба, которую желает получить потерпевший, не слишком велика, адвокат может назначить почасовую оплату (например, от 300 рублей в час). В итоге чаще всего юристу отходит добрая половина того, что получает потерпевший. Многие пытаются прийти за помощью в общественные организации, но гражданское общество в нашей стране пока еще — дело будущего.

…По адресу народного движения автомобилистов “Свобода выбора” поступает множество обращений от пострадавших вдвойне — сначала в аварии, а потом в процессе бесконечной тяжбы по поводу выплат. “Люди иногда месяцами обивают пороги, в том числе и судов, пытаясь получить компенсацию, — говорит лидер движения Вячеслав Лысаков. — И я думаю, это основные претензии к страховым компаниям на сегодняшний день”.

— Я всегда говорил, что закон об ОСАГО создан для того, чтобы набивать карманы страховых компаний, поскольку многие из них стараются уйти от выплат или свести эти выплаты к ничтожному минимуму, — еще более категоричен вице-президент Движения автомобилистов России Леонид Ольшанский.

А в деле ухода от выплат любые хитрости хороши. “Попасть” может каждый: пешеход и автомобилист, виновник и жертва. Что и испытал на себе пенсионер Сафонов, чей “жигуленок” в январе 2004 года врезался в иномарку.

Пенсионер посчитал, что инцидент исчерпан, искренне полагая, что страховые 120 тысяч рублей покроют нанесенный иномарке ущерб. “Однако спустя три года выясняется, что моя страховая компания ничего не заплатила по ОСАГО, — рассказывает Сафонов. — Я вызван ответчиком в суд, и теперь должен выплатить бешеные деньги страховщикам, чтобы компенсировать издержки за ремонт машины, которая была у них застрахована”. Получается, что автомобилист, поверивший в гуманизм ОСАГО, “проспал” возможность выплаты, за что ему и был выставлен счет. То, что Сафонов получил повестку спустя три года — прием классический. Таков срок исковой давности по всем гражданским делам.

 

“Железо, а не люди”

Начиная со следующего года страховщики, автомобилисты и пешеходы должны зажить по обновленным правилам ОСАГО. Тогда вступят в силу поправки, разработанные Минфином. Правительство их одобрило в конце июня, выполняя наказ президента повернуться лицом к проблемам “автогражданки”. Законопроект внесен на рассмотрение в Госдуму, которой и судить: удалось ли повернуться действительно лицом или каким-то еще местом. Но волнует другое — избавит ли процесс получения компенсации потерпевших от дополнительных трудностей и трат?

Согласно законопроекту, существующее ограничение в 240 тысяч рублей, которые делятся сейчас между всеми пострадавшими, снимается. Лимит выплат устанавливается на уровне 160 тысяч рублей из расчета на каждого потерпевшего. Кроме того, страховщики получают узаконенный пинок, стимулирующий их работать вовремя — за задержку в рассмотрении документов вводится неустойка в размере 1/75 ставки рефинансирования Центробанка за каждый день просрочки. Сроки при этом увеличиваются не в пользу потерпевших: с 15 до 30 дней. Как объясняют авторы, “приближаются к реальным”. По мнению зампреда Госдумы Владимира Катренко, законодательно закрепленная неустойка для неуложившихся в срок послужит реальным инструментом воздействия рублем. А если присмотреться, то пинок для страховщика вышел хилый. К примеру, если вам должны выплатить 100 тысяч рублей, при существующей ставке рефинансирования неустойка составит всего 133 рубля. Выгоднее кредита для страховщика просто не придумаешь.

Поправки, конечно, благоприятно отразятся на автовладельцах, но, по мнению участников страхового рынка, абсолютно не коснутся интересов пострадавших и травмированных при ДТП. Это признают даже сами страховщики. “Новые поправки в закон об ОСАГО защищают железо, а не людей”, — считает глава одной из страховых компаний Александр Меренков. По его словам, в законе не прописано, кто определяет уровень ущерба, нет механизма ни компенсации, ни получения возмещения.

И еще: что могут эти поправки противопоставить “законному” затягиванию выплат, с которым столкнулась уже не одна жертва ОСАГО? Как быть с волокитой в судах, куда “гоняют” пострадавших, по большей части на нее и рассчитывая? Ведь страховой компании гораздо выгоднее договориться с судьями, чем выплачивать стотысячные компенсации потерпевшим. А привлечь чиновника к ответственности за волокиту простому смертному вряд ли под силу.

При существующем положении вещей до вынесения решения можно просто не дожить. А ведь от своевременности получения компенсации нередко зависит не только состояние здоровья потерпевшего, но и его жизнь…

— Почему страховые компании гоняют людей в суды? Почему они автоматически не выплачивают деньги, как это делают на Западе? — задается вопросом доктор юридических наук Юрий Фогельсон. — Ответ прост: потому что на Западе всем этим занимаются уже 200 лет, а то и больше, а у нас — недавно. Вот поживите 200 лет, научитесь выполнять контракт, а потом вводите ОСАГО.

Так что для потерпевших наиболее реальный выход из ситуации, предложенный рядом экспертов, выглядит не слишком патриотично — открыть рынок для иностранных страховщиков. “Конкуренция позволит выявить, кто же все-таки лукавит”, — считает и лидер народного движения автомобилистов “Свобода выбора” Вячеслав Лысаков.

 

Если причинен вред здоровью, возмещению подлежат:

— утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь на день причинения ему вреда;

— расходы на лечение и приобретение лекарств, на бесплатное получение которых потерпевший не имеет права (в том числе сверх базовой программы обязательного медицинского страхования);

— дополнительно понесенные расходы на протезирование, посторонний уход, дополнительное питание, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств (если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение);

— расходы, связанные с необходимостью профессиональной подготовки или переподготовки потерпевшего;

— в случае смерти потерпевшего — расходы, связанные с его погребением, а также возмещение по смерти кормильца.

* Все документы, счета и чеки на оплату последующего лечения и лекарств надо хранить у себя, чтобы потом предъявить страховой компании.

 

Рейтинг “тягучих” страховок* (Доля затянутых выплат)

Автострахование    60%

Аграрное страхование    15%

Медицинское страхование    10%

Страхование жизни    6%

Другие виды    9%

* По опросам самих страховщиков.



Партнеры