Обезьяний папа

Азиз АСКАРЯН: “Отдавать старичков в зоопарк — дикость”

24 августа 2007 в 15:42, просмотров: 648

“Обезьяний папа!” — скажете, обидная кличка, да? А вот ничуть! Тем более что тебя зовут так друзья и детишки. И не удивляйтесь, когда коробку цирка на Цветном вдруг огласит мощный обезьяний крик.

Они все уже чувствуют — их папа приближается: Азизик Аскарян шествует в свой кабинет, кстати, тоже весь с пола до потолка увешанный обезьянками — подарки бессчетных поклонников…

Второго такого аттракциона в стране нет: шимпанзята и орангутаны заводят брейк-данс, лезгинку, цыганочку — что только не вытворяют! Но это — вечером, в манеже. А какова их “закулисная суть”?

“Карты, вино, бабы” — это про людей, хотя… про обезьян, как оказалось, — все то же, но… нежнее.

Фиаско журналиста

— Располагайтесь. Чайку? — Знаменитый дрессировщик пошел отовсюду выуживать коробки с лакомствами. — К обезьянам пойдем?

— Пойти-то пойдем, да не хотелось бы оказаться на месте того журналиста, которого ваша Джуля так недвусмысленно приласкала…

— Ой да, была такая история. Году эдак в 81-м. Я тогда — молодой-начинающий, меня Никулин временно в Кострому пристроил, потому что обезьянки — еще малышки, их учить да учить, вынянчивать-выхаживать, эти бессонные ночи — памперсы, подгузники, детское питание… А тут приезжает молодой корреспондент из Москвы — высокий, симпатичный: “Хочу делать о вас репортаж!” Ух ты, первое интервью! Столичная пресса!

Торжественно встречаю его рано утром. Животные пока спят; журналист умылся, мы с ним по кофейку…

Скоротали часок, вот и время подошло идти к обезьянкам — здороваться, кормить. Парень спрашивает: “Можно и мне с вами?” — “Ну, конечно, о чем речь!” Приходим. У меня тогда 12 особей было; но — все по клеткам сидят, и только Джуля с Лелей бегают по длинному вольеру…

— И все бы ничего, да только телефонный звоночек…

— Да, кормлю их, кормлю, а тут — срочно вызывает Москва! Я все бросаю, но, убегая, говорю журналисту: “Присядьте пока здесь, но к животным не подходите!” — “Конечно-конечно!” Ушел. А у Лели с Джулей была кукла любимая, такая полуватная — без глаза, одной руки и одной ноги. Они с нею, уродинкой, играли, спали, в общем, лучший друг. А тут вдруг — чужой человек. А они умны до чего, хитры! И как бы играя, невзначай, слегка бросили в него этой куклой. И сразу же — давай плакаться, жестами из вольера показывать: мол, подай куколку нам, подай!

— И он “клюнул” на удочку?

— Ничего не подозревая, спокойненько поднял и через клетку подает… Одна шимпанзе в момент поймала его за руку, подтянула к вольеру, а другая стала расстегивать брюки, ширинку… Я вхожу и отказываюсь верить своим глазам: стоит такой полузеленый от ужаса человек, а обезьяна вертит в руках все его причиндалы. Завидя меня, они враз его отпустили и убежали в глубь вольера. Парень тут же быстренько поправился, все застегнул… “Я же просил — не подходить!” — говорю. “А мне жалко стало, куклу хотел подать…” То есть две молодые самки решили как бы проверить молодого человека — спасует он или нет.

— Но тот, похоже, рано радовался…

— О да. Я зашел в вольер и наказал девиц, приговаривая: “Ну, как так? К нам корреспондент из Москвы приехал, а вы… Фу, некрасиво!” И тут Джуля, не простив мне, что из-за парня я наказал ее, сходила по-большому в руку и со всей силы швырнула жидким “подарком” в затравленного москвича. Тот стоит — дерьмо с головы до пят. Он от нас в тот день так и не уехал. Слишком высоким оказался — ни одни мои брюки ему не подходили. Его-то одежу моя помощница, конечно, постирала, но на улице — зима, мороз! Не высохнет… Остался у нас ночевать, наутро я проводил его, но он так ничего и не написал.

“Они дубину вырвут и тебя же ею приговорят”


— Кстати, можно в педагогических целях обезьяну ударить?

— Можно, отчего же нет? Но в педагогических… Чтоб она понимала, что ты — вожак стаи, их папа, чтоб не наглела; боли-то она — как мы, люди, не почувствует. Вон посмотрите, как они летают по вольеру: игры у них между собой очень грубые. Летает-летает, а потом — как хрясь головой о деревянный пол! Мне от самого этого зрелища больно, а им — хоть бы хны… Я если ударю — то рукой, а так обычно — короткую указку беру, вроде дирижерской палочки, чтобы просто показать, куда им надо сесть, что надо сделать. А если ты в клетку с дубиной войдешь, они эту дубину вырвут и тебя же ею приговорят.

— То есть они сильнее людей?

— Еще бы! Пришел ко мне как-то летом один мастер спорта по борьбе без правил. Здоровый качок, шкаф!

Сидим во дворе, у вольера… Он возьми и скажи: “Слушай, Азиз, а что, если я пойду к твоему Бемби (а Бемби — самец, тогда еще совсем молоденьким был, хрупким) и поборюсь с ним…” — “Зачем тебе это? Он победит тебя!” — “Ну давай, ну пожалуйста!” — “Ладно, мы тебя впустим…” И вот Бемби сидит в уголочке, видит — какой-то мужик входит; а мы с ассистентом на подхвате — мало ли что! Качок подошел к Бемби, слегка подергал его рукой; взгляд у Бемби стал иной, насупленный. Но пока — реакций ноль. Секунда идет, другая. Бемби схватился за кольцо, подтянулся, посмотрел налево-направо, остановив на мне взгляд. Раскачался и… в полете одним движением пнул ногой мужика по туловищу. Того шарахнуло об вольер — отскочил от него и упал. Мы с ассистентом торжественно его, оглоушенного, вынули. “Ну что? — спрашиваем. — Пойдешь еще?” — “Нет, спасибо!”

— Бемби его даже не укусил?

— А зачем? Он просто дал понять: ты — никто…

Нежный друг Аниты Цой

— А вот дрессировщики тигров имеют пистолеты, водометы, длинные палки… Одно название — хищники!

— Ничего этого нет у меня. Я полагаюсь на себя, на мой уговор с обезьяной, я же папа-вожак.

— Все оно так, но выкинет какой-нибудь фокус во время представления! Люди же кругом. Вон из Индии пришло сообщение: обезьяна украла у крестьянина трехлетнюю девочку, пока тот работал в поле, и скрылась в джунглях…

— Но не подумайте, что она сожрать ребенка хочет. Это, вероятно, из особых нежных чувств… как к своему детенышу. Есть у них такое. Вот тот же Бемби. Он очень любит женщин, в смысле женщин-людей. Вы думаете, почему он теперь у меня на поводке работает? Потому что раньше мог запросто прямо во время представления разглядеть в зале красивую яркую блондинку, начхать на все, броситься к ней, начать обнимать, слегка подраздевать… Это всегда такой смех вызывало!

— Но это опасно?

— Он ничего такого делать с ней не будет. Просто чувствует себя мужиком, тянет его, понимаете… Вот у него в подругах давно наша знаменитая певица Анита Цой. Часто бывает в цирке, тут же идет к Бемби с фруктами, конфетами (но и всех остальных обезьян угостит, чтоб не ревновали, — это закон!). Полюбили друг друга с первого дня, вот уж год дружат. Он так нежно с нею обращается!

— С нею — возможно. Но с Ярмольником-то ваша обезьянка не очень ласкова была!

— Было дело на юбилее фильма Марка Захарова “Тот самый Мюнхгаузен”. Такой номер придумали — Ярмольник среди всех моих артистов должен был быть как бы пятой обезьяной, скачет среди них в ошейнике, на поводке… На репетициях — все нормально, хотя и говорил Лене: не переигрывай! Но на самом представлении он так увлекся, заигрался, что практически спровоцировал обезьяну, и та мгновенно дала ему в глаз. Жуткий синяк образовался тут же. Но Ярмольник выстоял свою партию до конца.

Цирковая пенсия

— Как обезьяны с домашними животными уживаются?

— Привыкают. Но правило тут одно: обезьян одних не оставлять. Глаз да глаз нужен. Потому что, играя, могут случайно — абсолютно не по злобе — сломать собачке лапку. Но привязанность к “младшему брату” бывает очень глубокая. Как-то один известный дрессировщик решил отдать уже “отработанную”, пожилую обезьяну в зоопарк Караганды. Причем отдал вместе с собачкой-лайкой, зная, что они закадычные друзья. И вот эта белая лайка все время сидела на руках у обезьяны, та ее и по попке могла игриво похлопать-погладить, как ребеночка… Но вот собачка умирает. Обезьяна жутко затосковала, как подменили. Пытались ей другую собаку дать — отвергала. И вскоре умерла сама. Как рассказывал директор зоопарка, благодаря лайке обезьяна прожила 37 лет…

— Сколько они вообще живут?

— В неволе, если уход прекрасный, могут и 50 прожить. На воле — меньше: браконьеры, болезни, природные катаклизмы…

— Вы тоже в зоопарк “стариков” отдаете?

— Я — нет. Из головы не выходит мизансцена, когда сидит запертое в тесной клетке животное, а на улице стоит ребенок и швыряет в обезьяну камни. А при ребенке — мама с папой, которые одобрительно качают головами: “Молодец, давай-давай, нечего ей спать, пусть просыпается, развлекает нас!” Дикость! Нет, пусть уж они у меня доживают свое время…

Кагор против стресса

— Мне кажется или от кого-то спиртным попахивает?

— Есть такое: даем им по выходным на сон грядущий красненького полусладкого, а еще лучше — кагор… Вино обязательно входит в их рацион.

— А если нарежется как свинья?

— Ну, мы же не ящиками носим, так, грамм по триста… Это необходимо, особенно при переездах, чтобы стресс снять (тогда доза больше).

— Не могут в агрессию впасть от этого дела?

— Нет, зачем же? Просто тихо кайфуют часочек, а потом лучше спят. Однажды мы — я и клоуны из цирка — поехали в Ригу по приглашению одного президента крупного банка выступить у него на вилле. Подгоняют нам автобус; мы все уставшие после поезда, голодные, купили курицу, бутылочку винца. Погрузились — и люди тут, и тюки, и клетки… Но так уж разомлели, что не стали обезьян по клеткам рассаживать, а просто каждый взял их себе на руки. Ну и незаметно уснули, даже не поев… Так вот тот самый Бемби, узрев, что все в ауте, не сходя с места — а то я увижу — осторожненько тянет свою длинную ручищу к бутылке и чудесно угощается, вскорости уговорив всю емкость до дна. Захмелев, Бемби обнаруживает в себе шикарный аппетит, после чего повторяет трюк с медленно тянущейся рукой, только теперь хватает курицу, которую мы брали на весь автобус.

Проснувшись, мы увидели одни тщательно обглоданные кости на полу и крайне прибалдевшего Бемби, на роже которого было написано, что жизнь прекрасна…

— Ворье еще то! Сколько раз слышал, как они у дамочек в Индии срывали с плеча сумочки!

— Один мой друг поехал в Индию; при заселении хозяин отеля предупредил, что все окна в номере лучше держать закрытыми, ибо гостиница терпит регулярные набеги обезьян, которые лезут во все помещения и устраивают беспредел. Товарищ прислушался, но однажды вернулся из пивного ночного бара. Была жуткая жара, он не устоял перед соблазном и распахнул окно. Захрапел. Разбудил его какой-то шум. Первое и последнее, что он увидел, — была обезьяна, которая, схватив с ночного столика вкусные фрукты, дорогие часы и золотое кольцо, стремительно кинулась к окну. “Не побегу же я за ней в окно!” — огорчался потом мой приятель.

— Фрукты — понятно, а зачем ей эти безделушки — кольца, бусы, часы?

— Ну любят они все блестящее-яркое, поиграют да и выбросят. Часы ради интереса еще могут разобрать, а кольцо просто где-то уронят…

“Не положено! Сдавайте в багаж!”

— Вот вы сказали, что у обезьян потрясающая память. А можно ли их обучить таким сложным вещам, как, скажем, водить автомобиль?

— Велосипед они хорошо осваивают, знают, как сделать поворот или круг… За рулем? Можно было бы попробовать, но для этого взлетная полоса нужна, ведь не пустишь же ее по городу. Нет, такого прецедента не было, и я не уверен, что этому можно научить… Помню, ездил в Киев, попались мне в аэропорту тамошние газеты: “Медведь покорил киевлян! Ездил по центральным улицам сам за рулем!” Ну это смешно, право...

— А из чего рождаются ваши трюки?

— Из естества. Из наблюдений. Смотрю, моя шимпанзе стала как волчок на спине крутиться посреди клетки. Я беру бумажку, ручку и пишу: “Так, сегодня Джуля исполнила вращение на спине”. Думаю — что с этим можно сделать? И тут — бац! Мысль: а если музыку брейка в этот момент включить? Вот и готов трюк с брейк-дансом!

Или шимпанзята очень часто с перепугу паровозиком ходят — эдакая колонна идет цепочкой. Я беру, просто поворачиваю одну обезьяну лицом к другой — получается аргентинское танго.

— А что-то посложнее?

— “Посложнее” — не всегда себя оправдывает на публике. Решил попробовать трюк с катушками. Долго его готовил. Знаете, одна на другую ставится, сверху дощечка, а на дощечке — обезьяна держит равновесие. Ну, показали. Жидкие аплодисменты. А стоило обезьяне себе в рот сигару засунуть — весь зал сразу от смеху покатился.

— Помню, как разговаривал с Игорем Кио, незадолго до его смерти. Он всегда болел цирком. И в тот раз обратил внимание на все аттракционы с животными, говоря, что в западных цирках их уже запрещают, и наступит момент, когда…

— Скажу честно, я процентов на восемьдесят с ним согласен. Потому что животные порой содержатся в таких условиях, что не приведи господь! И мировая тенденция действительно такова, что страны — одна за другой — присоединяются к конвенции по охране животных и запрещают их ввоз на свою территорию. Германия, Швеция, теперь и Япония… А в иную страну и сам не повезешь. Помню, было турне по Латинской Америке. Надо было из Коста-Рики лететь в Венесуэлу. Раньше мне разрешали лететь с обезьяной прямо в салоне. А тут сказали: “Не положено! Сдавайте в багаж!” И я этот час, пока самолет был в воздухе, места себе не находил — а вдруг приземлимся, а там труп?..

Моя давняя мечта — создать свой обезьяний театр, где жили бы все подвиды — и макаки, и гориллы, и орангутаны, все! — в прекрасных условиях, с летними и зимними вольерами… И прекрасно бы, даже “уйдя с арены”, доживали свой срок… Есть и проект такого театра, но пока — вопрос за помещением.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

 Азиз Михайлович Аскарян — народный артист России. С раннего детства мечтал о цирке, начав свою “карьеру” с кружка юннатов при Тбилисском зоопарке. В его домашнем питомнике были львы, собаки, кошки, попугаи, обезьяны, лисица… “Путевку в жизнь” дал Юрий Никулин, сказавший: “Молодой человек, я буду вам помогать!

Люблю фанатов. Такие цирку нужны!” Комиссия главка дает добро на сценарий “обезьяньего шоу”. И с тех пор имя Аскаряна не сходит с афиш ведущих цирков мира. В одном только цирке на Цветном он работает уже 18 лет… Сейчас в его “труппе” восемь обезьян: два орангутана, остальные — шимпанзе.



Партнеры