Доза от склероза

Академик РАМН Юрий БУЗИАШВИЛИ: “Выделены значительные бюджетные средства, в том числе и на кардиологию. Важно только распорядиться ими по-хозяйски”.

26 августа 2007 в 16:40, просмотров: 798

В России сегодня чаще всего люди умирают “от сердца”. Наша страна (увы!) — мировой лидер по смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, опередила даже недавнего “чемпиона” — Румынию. Только от ишемической болезни ежегодно страна теряет около 600 000 своих граждан. (Болезни системы кровообращения в общей структуре смертности составляют 56 процентов.)

Наш собеседник — руководитель клинико-диагностического отделения Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева академик РАМН, профессор Юрий Иосифович Бузиашвили.

— Не так давно я выступал в Совете Федерации на пленарном заседании и говорил о тех возможностях, которые уже сегодня есть для внедрения высокотехнологичных методов лечения без колоссальных материальных затрат. Один из них — неинвазивные методы лечения.

— Что это такое, просветите.

— Это бескровные методы, не требующие вмешательства человека со скальпелем, не травмирующие больного. И вместе с тем в ряде случаев не менее эффективные, чем традиционная кардиохирургия или рентгенохирургия — дилатация и стентирование, позволяющие открывать доступ крови к сердечной мышце путем искусственного расширения сосудов — без вскрытия грудной клетки. В последние годы эти новые методы все шире применяются при лечении столь грозного недуга, как атеросклероз, и его осложнения — ишемической болезни сердца.

— Люди почему-то чаще воспринимают атеросклероз как нечто неизбежное в пожилом возрасте, а иные просто не знают, что это такое…

— Речь в конечном счете идет о поражении коронарных артерий, которые снабжают кровью сердце. А сердце — это изумительный орган. Он фактически сравним с вечным двигателем, который выполняет работу, сопоставимую с ежесуточным поднятием ста тонн груза на высоту 10 метров. За один день сердечная мышца перекачивает более пяти тонн крови. Колоссальный труд! А сколько перегоняет за месяц, за год? Но чтобы делать это бесперебойно, она сама должна быть всегда работоспособна: в нее должна поступать кровь, обогащенная кислородом, и, отдав его, оттекать, унося углекислый газ.

Когда поражаются сосуды, обеспечивающие этот непрерывный процесс, происходят такие ужасные осложнения, как инфаркты миокарда и упомянутая выше ишемическая болезнь. Неинвазивное ее лечение — последний край обороны, прежде чем придется прибегнуть к прямому хирургическому вмешательству. И последний шанс для больных, которым операция — я имею в виду так называемое аортокоронарное шунтирование — вообще противопоказана. А таких довольно много.

“В структуре смертности от сердечно-сосудистых заболеваний порядка 50% приходится на ишемическую болезнь сердца, 37% смертей происходит в результате сосудистых заболеваний мозга. Этих людей можно было бы спасти”.

— Юрий Иосифович, однако известна статистика смертности от сердечно-сосудистых заболеваний — она ужасает… Выходит, все-таки “оборона” слабовата? Или ее методы еще плохо освоены? А может быть, у нас к ней прибегают реже, чем следовало бы?

— Вообще, в мировой кардиохирургии и операция коронарного шунтирования, и дилатация, и стентирование коронарных артерий применяются очень широко, а метод неинвазивной контрпульсации, изобретенный в США, используют уже более 20 лет. Это замечательный с точки зрения кажущейся простоты и действенности метод. Больному надевают на ноги специальные манжеты, которые играют роль дополнительного насоса, подающего кровь в сосуды в моменты, когда сердечная мышца находится в фазе расслабления — диастолы, и существенно облегчающего работу самого сердца. Это вообще чисто внешнее воздействие.

— Что-то вроде своеобразного массажа?

— Не совсем так. Способ открывания мелких сосудов — при заболевании многие мелкие сосуды закрываются. Это происходит тогда, когда человек подвергается стрессам, интоксикации или даже просто систематически переедает. Можно сравнить с уличным движением. Если центральная улица запружена, а свободны все переулки, то пробки не будет, ее можно объехать стороной. Но если забиты и переулки, движение остановится. Получится “автомобильный инфаркт”. Неинвазивная контрпульсация (именно так называется этот новый метод лечения) позволяет организму создавать сеть коллатералей — естественных перетоков крови между основными коронарными артериями — и предотвращать назревающие человеческие инфаркты.

— Кому именно показаны неинвазивные методы лечения и на какой стадии заболевания?

— Показаны практически всем и на любой стадии заболевания ишемической болезни сердца. Они очень хорошо восстанавливают сердечно-сосудистую систему. Поэтому очень популярны при лечении больных с сердечно-сосудистой патологией и в Америке, и в Западной Европе, и в Израиле. В Китае с помощью неинвазивной контрпульсации спортсменов “разгружают” после больших нагрузок, связанных с тренировками или соревнованиями. Китайцы применяют ее и в военной авиации, и в армии вообще. Там 10 тысяч контрпульсационных аппаратов находятся в распоряжении военных госпиталей. Причем туда может обращаться и мирное население для лечения и предупреждения ишемической болезни сердца. Аппарат имеет колоссальные перспективы. А в Америке он используется и для лечения сердечной недостаточности.

— Когда же к нам придет этот чудесный метод? И можно ли что-то сделать уже сейчас?

— Вот тут с огорчением должен сказать: в России подобных аппаратов какой-нибудь десяток на всю страну. В нашем центре тоже есть, могу засвидетельствовать: работает превосходно, и результаты замечательные. Вообще же, метод хорош тем, что начать его использовать можно буквально с момента установки оборудования. Он не требует какой-то специальной площади и подготовки кадров — недели обучения хватит любому врачу-кардиологу, который сможет обслуживать одновременно 4—5 аппаратов. На каждом в день могут получать помощь примерно десять больных. Противопоказаний очень немного, да и диагностика их не составляет труда.

Метод пригоден для лечения как больных, которым оперативное вмешательство еще не нужно, так и тех, для которых оно неприменимо. Считается вообще, что аортокоронарное шунтирование показано по медицинским соображениям примерно 30% страдающих ишемической болезнью, рентгенохирургия — несколько большему количеству.

Контрпульсацию рекомендуют половине. Берусь, однако, утверждать, что эта цифра занижена — вероятно, можно говорить о 75% пациентов. Таким образом, нетрудно представить суммарный терапевтический эффект, если сделать метод всероссийским достоянием.

— Да, но только при этом наверняка встает извечная проблема: где взять деньги для закупки оборудования?

— В рамках нацпроекта “Здоровье” выделены весьма значительные средства, в том числе на строительство высокотехнологичных центров. Министерство здравоохранения и социального развития уже располагает рядом подпрограмм, в том числе и касающихся неинвазивного лечения. Два года назад по инициативе президента РАМН академика В.И.Покровского была разработана программа по неинвазивному лечению ишемической болезни сердца.
Однако центры надо еще построить, оснастить (оборудование, надо полагать, будет должного уровня и стоимости), высокие технологии потребуют специального обучения персонала. На все уйдет не один год.

Внедрение же неинвазивной контрпульсации — это практически немедленная помощь тысячам человек. Стоимость аппарата вполне сравнима с ценой ультразвуковых приборов среднего уровня, которых уже в России закуплено 15 тысяч. Устанавливать аппараты можно даже в обычных поликлиниках.

— Если метод можно спокойно тиражировать по всей России, тогда почему этого не делается?

— В Совете Федерации я говорил, что такой аппарат следует иметь, во всяком случае, в любом кардиоцентре на всем пространстве России. Обязательно. И это реально.

— Вы говорили о возможностях метода, а представляете ли потребность?

— По большому счету неприятности с сердцем имеют большинство жителей России. И если раньше эти заболевания были “привилегией” людей уважаемого возраста, ближе к 60 и после 60, то сейчас болезнь значительно помолодела. Львиная доля страдающих ею — люди наиболее квалифицированные и самого работоспособного возраста, от 40 до 60 лет. Это большая социальная, экономическая и государственная проблема.

Считаю, каждый областной и районный центр должен иметь хирургическую клинику. Сейчас их всего несколько десятков. Но минимальный комплект кардиологического оборудования можно обеспечить каждой поликлинике уже сейчас, это вполне соответствует целям национального проекта. Кадры же можно подготовить довольно быстро.

— Многие “сердечники”, особенно из глубинки, не только не знают о новых методиках лечения, но даже попросту плохо представляют, что с ними самими происходит…

— Минимальная медицинская грамотность населения просто необходима, чтобы больные не приходили к нам на самых поздних стадиях заболевания. Думаю, здесь важную роль может сыграть телевидение. Давать своего рода социальную рекламу в виде образовательных клипов. И переподготовку работающих врачей надо совершенствовать. Случается, человек перенес инфаркт, а ему говорят: это естественно. Что тут естественного? Инфаркт можно предотвратить, если человека вовремя направить к специалисту. Бляшки в сосудах образуются не за один день — они растут годами…

— Откуда свалились эти ужасные бляшки на головы homo sapiens? “Привилегия” современного человека?

— Атеросклероз — это не естественный процесс старения, а отдельная нозологическая форма заболевания. Американцы обнаруживали атеросклеротические бляшки у своих солдат, погибших еще на войне в Корее. Это были молодые ребята, которые выносили огромные нагрузки. У нас были случаи, когда у 95-летнего пациента обнаружили чистейшие сосуды, а у 26-летнего — забитые бляшками. Сейчас нередко заболевают и в 30 лет. А физиологическое созревание человека заканчивается до 22 лет. Задумайтесь!

— И чем объяснить такой феномен?

— Причин, которые способствуют этому заболеванию, сейчас намного больше, чем это было, скажем, 50 лет назад. Генетические изменения, урбанизация, нехватка времени, неправильное питание, информационное засорение мозга — это все стрессы для человека, которые даром не проходят. На все затрачиваются силы, энергия. И если по какой-то “статье” обнаружится перерасход, компенсирован он будет за счет единственного источника — иммунитета. Защитные силы, оберегающие человека, уменьшаются, и человек заболевает.

— Можно ли как-то оградить себя от атеросклероза? Что должен делать работающий человек среднего возраста, чтобы спастись от страшного заболевания — инфаркта?

— Первое: следить за нормальными физиологическими отправлениями, проще — чтобы стул был ежедневным. Это очень важно. Второе: сон не менее 6—7 часов в сутки. И достаточно крепкий, чтобы утром вставать бодрым, выспавшимся. Третье: чередование работы и отдыха. Обязательно в течение 8—10-часового рабочего дня иметь 3—4 перерыва с изменением рода деятельности. Вспомните академика Павлова, который каждые 2 часа переносил кирпичи у себя в кабинете из одного угла в другой. Четвертое: физическая активность. Начинать надо с той нагрузки, соответствующей возрасту, которую вы можете выполнять без проблем. Ходить, плавать или крутить велосипед. Пятое: правильно питаться, предпочтение — диете кисломолочной, овощно-фруктовой. Вот 5 пунктов, соблюдая которые человек будет гарантированно здоров. А если заболеет, то потребуется минимальное лечение.

— Юрий Иосифович, считается, что с годами кровь у человека густеет. В Америке, например, после 60 лет люди стараются каждый день пить аспирин, разжижающий кровь. Насколько это правильно? Вы как специалист могли бы подсказать нашим читателям, с какого возраста и сколько надо пить аспирина. И надо ли вообще?

— На этот счет была целая теория о том, что аспирин может спасти человечество. Но нет такого чудо-медикамента и нет такого возраста, после которого надо обязательно принимать определенное лекарство. Аспирин мы рекомендуем больным с ишемической болезнью сердца как обязательное лекарство, которое мешает склеиванию эритроцитов и образованию тромбов. Единственная повседневная рекомендация — витамины. Пить особенно зимой, весной и осенью. Лучше — поливитамины. Дозу может определить врач или надо следовать инструкции.

— Считается, из той же “оперы” — аскорбинка. Говорят, человеку среднего возраста, чтобы оставаться неуязвимым к болезням, достаточно трех таблеток или пилюль в день.

— Пейте на здоровье. Но ничем не следует злоупотреблять. Лучше всего посоветоваться с личным врачом, который должен быть обязательно у каждого. Постарайтесь обзавестись таким — это может быть и ваш участковый терапевт. Хотя бы раз в год беседуйте с ним о том, что делать, чтобы поддерживать здоровье на должном уровне. Та же аскорбинка очень полезна, но количество должен определить врач: злоупотребление может вызвать язву желудка. Но всем подряд нельзя пить ничего, кроме воды и чая.

Официально

Председатель Комитета Госдумы РФ по охране здоровья Татьяна ЯКОВЛЕВА:

“В 2008—2009 годах нацпроект “Здоровье” будет расширен. В него будут включены направления по снижению смертности россиян от отравлений, прежде всего алкоголем, от дорожно-транспортных происшествий и от сердечно-сосудистых заболеваний. Будет закупаться специализированное оборудование для диагностики заболеваний кровеносных сосудов — ангиографы, будут созданы центры малоинвазивной сосудистой хирургии.

Крайне важно уже в 2007 году хотя бы частично реализовать проект создания сети центров малоинвазивной сосудистой хирургии на базе учреждений здравоохранения в российских регионах. Одним из приоритетных направлений целесообразно избрать профилактику сердечно-сосудистых заболеваний, что даст возможность добиться в короткие сроки положительных изменений. Результаты диспансеризации, проходящей в рамках нацпроекта “Здоровье”, показали: у каждого 10-го обследуемого (а это люди в возрасте от 35 до 55 лет) впервые обнаруживаются заболевания сердечно-сосудистой системы.

Более доступной станет высокотехнологичная медицинская помощь населению — в следующем году будет построено 15 центров высоких технологий в разных регионах страны, в том числе и по профилю сердечно-сосудистой хирургии. Это позволит увеличить высокотехнологичные виды помощи более чем в два раза”.



    Партнеры