Рок энд ёхор

Москва и Подмосковье увидели бурятский “Аттракцион Воронова”

4 сентября 2007 в 16:12, просмотров: 344

Музыканты группы “Аттракцион Воронова” приехали в Московский регион полтора года назад — в обнимку со своими гитарами и барабанами, полные амбиций и надежд. В самое короткое время стало ясно, что гитары и барабаны звучат, амбиции имеют под собой солидную базу, а надежды понемногу начинают сбываться и приобретают реальные очертания. И лауреаты первого межрегионального фестиваля “Герой нашего времени” на празднике “МК” в Лужниках все увереннее чувствуют себя в ранге молодой, но подающей очень большие надежды рок-группы.

— О группе АV слагают легенды, стиль вашей игры и позитивная энергетика — загадка для многих и повод для самых немыслимых слухов и предположений. Что это за ёхандролл такой?

Анатолий Воронов (для друзей — Толяша, душа и родоначальник команды, гитара): “Ёхор — это культовый бурятский танец, его танцуют, взявшись за руки, возле большого костра, и он означает братство всех людей на земле. “Рок энд ёхор” — музыкальный стиль — родился на бурятской земле. В этом принимали участие все музыканты Бурятии, но первым, кто это осознал и развил эту тему, является один из наших друзей и учителей, “Министр Рока” Владимир Батурин.

— Очень редкое явление — вживую на концерте вы звучите лучше, чем на записи, это отмечают многие специалисты. В чем тут секрет?

Жека Кирилюк (бас-гитара): “Мы давно начинали играть вживую, уже сменилось два поколения рок-музыкантов. Теперь звук другой, изменился подход к звукоизвлечению. Многое делают посредством клавишных секвенсоров и прочих синтезаторов, чтобы не заморачиваться. Мы же всего добиваемся голыми руками и душой. Поэтому и звук такой, никакими клавишами его не подделать. Мы работаем с первоисточниками. А фонограмма — это консервы.

— Но вы же используете клавишные?

Владимир (Лео) Гаськов (клавишные): “Мы их используем как музыкальный инструмент, а не как фанеру или секвенсор. Все партии играются в реальном времени. Мы практически каждый день вот уже десять лет вместе играем по шесть—восемь часов.

— И не надоедает?

Сергей (Серый) Ананин (барабаны): “В этом и заключается весь секрет — когда играешь вживую, получается каждый раз, будто впервые. И каждый раз по-разному, мы ведь живые и дышим. Это и есть наша жизнь. Как жизнь может надоесть? А вот имитировать под “плюс” — это другие способности нужны, не музыкальные. Не знаю, надоедает ли это, не пробовал.

— А как же при таком жестком графике выступлений у вас обстоят дела с личной жизнью?

Александр (Саха) Авдонин (вокал): “Жизнь — она и есть жизнь. Это люди сами придумали — “личная”, “общественная”, “половая”. Жизнь музыканта принадлежит людям, или это не музыкант, а кто-нибудь другой”.

Лео: “В жизни невозможно отделить одно от другого, все партии играются в реальном времени, как и в нашей музыке”.

— На недавнем рок-фесте “Движение” в Самаре ведущий программы вставал перед вами на колени и объявлял “минуту молчания”. С чем это было связано?

Оксана Гарцева (вокал): “Он вообще вел фестиваль очень экстравагантно и пафосно. Подкалывал всех, кто ему не нравится. А после нашего выступления, когда выскочил на сцену, я думала, что опять выкинет какую-нибудь гадость или пошлость. А он вдруг начал всех нас поздравлять, обнимать и кричать, что это, конечно, не соревнование, но он снимает шляпу и вообще не знает, что сейчас сделает. А потом вдруг упал перед нами на колени и обратился к зрителям: “Движение!!! Минута молчания за высший пилотаж!!!” И стадион замолчал...”

Серый: “Это были лучшие минуты моей жизни. Похожие ощущения мы испытывали, лишь когда играли джем с великими Uriah Heep...”

Толяша: “И когда в Лужниках нас ребята благодарили...”

— Вот здесь, пожалуйста, подробнее.

Толяша: “Ну это... В общем... Это...”

Серый (перебивая): “Сочинять песни — неблагодарное занятие. Невозможно что-нибудь стоящее сочинить в принципе. Получится сочинительство или графоманство. Любого автора современного возьми — первый-второй альбом ничего, а дальше начинается тиражирование самого себя, и лишь единицы способны развиваться. Потому что Песню не сочинишь — она приходит сама и только к определенным людям в тот момент, когда они к этому готовы”.

Толяша: “Ну вот пришла песня... Ее нужно обработать, сыграть, аранжировать, записать и отмастерить полученную запись, прежде чем ее услышат все люди, таковы условия современной жизни. И мы помогаем тем, к кому песня пришла, донести ее до людей. С нами вместе на фестивале “Герой нашего времени” на празднике “МК” в Лужниках смогли спеть свои песни многие авторы. Мы им аккомпанировали, причем в разных жанрах, от джаза до фанка и хэви. И когда в Лужниках ребята благодарили и мы видели их глаза, это было ничуть не хуже, чем “минута молчания” или джем с Миком Боксом, Тревором Болдером, Ли Кёрслэйком и Бёрни Шоу”.



Партнеры