Велик до Владика доведет

Столичный ученый пересек всю Россию в седле “железного скакуна”

7 сентября 2007 в 14:48, просмотров: 1053

Самолет—автобус—гостиница—пляж... Не надоело? А как вам поездочка Москва—Владивосток? На велосипеде... Одним из самых экстремальных велотуристических маршрутов — по горам, степям и болотам, по глухой тайге, по бездорожью — прошел научный сотрудник Курчатовского института доктор наук Анатолий Чечуров. О своих “подвигах” он поведал “Турклубу”.

Никаких торжественных проводов не было. Июньским утром Анатолий Михайлович вывел из подъезда своего дома в районе Октябрьского Поля навьюченный велосипед, оседлал его и покатил на восток. Урал, Западная Сибирь, Байкал… Через три месяца велосипедист добрался “на своей тяге” до столицы Приморья.

— За 84 ходовых дня проехал около 9900 километров. Точнее сказать не могу: на маршруте несколько раз отказывал велокомпьютер.

“Стой! Стрелять буду!”

Чечуров давно собирался совершить такой велорейд. И всякий раз перед велотуристом, разменявшим седьмой десяток лет, возникали какие-то препятствия. Наконец все сложилось, даже попутчик для столь дальней поездки нашелся, бывший коллега по институту Борис Козлов. Впрочем, он смог доехать лишь до Байкала, предоставив Анатолию Михайловичу преодолевать вторую половину пути в одиночку. И как раз на этом этапе поджидали путешественника основные трудности и приключения. 

— Карты неточные, указателей нет, места малолюдные, и спросить дорогу чаще всего не у кого. В результате несколько раз сбивался с пути и делал многокилометровый крюк. “Неправильная” трасса выводила на лесосеку, на прииск, откуда приходилось возвращаться назад к нужному перекрестку...

От городка Чернышевский до Сковородино набралось около 600 километров полного бездорожья. Часто шли дожди, реки разлились, и потому каждая переправа была серьезной проблемой. Приходилось подолгу ждать редкие попутные грузовики, чтобы перебраться через водный поток в кузове. Но даже это было небезопасно. У брода через Черный Урюм Анатолий Михайлович видел, как быстрая река уволокла в пучину “Жигули”, которые перетаскивали, буксируя тяжелым “Уралом”.

Порой возникал соблазн воспользоваться для преодоления рек мостами на железной дороге. Хотя и такой метод сулил проблемы. В приграничной зоне Чечурова, только что бодро прошагавшего со своим груженым велосипедом по рельсам через реку Ольдой, остановил окрик часового: “Стой! Стрелять буду!” Необычного путешественника отконвоировали на заставу и продержали под арестом несколько часов, разбираясь, кто он и зачем здесь оказался.

Убийца пригласил ночевать

— Однажды в Забайкалье попал под селевой поток. Дорога карабкалась на перевал между крутыми склонами, и едва лишь начался ливень, с них хлынула вода вперемешку с глиной и камнями. Хорошо еще я разглядел неподалеку небольшой холмик. Подкатил туда велосипед, достал кусок полиэтилена и устроил из него крышу.

Буквально в шаге по колеям настоящий горный поток мчится… Вдруг глядь, откуда-то заяц ковыляет — а вода беднягу вот-вот с собой унесет. Но зверек оказался сообразительный: увидел мое “становище” и без всякой опаски забрался под велосипед, где не капает. Так мы в компании с зайцем и пережидали ненастье…

Участки бездорожья двухколесному путешественнику, конечно же, хотелось проскочить как можно скорее.

Порой, чтобы сэкономить время на устройство ночлега, Чечуров даже палатку не ставил, а устраивался спать, завернувшись в полиэтиленовую пленку.

— Вообще ночевки у меня были самые разные. Как-то, продвигаясь по Забайкалью, в сумерках выехал к костру, около которого устроились пятеро местных косарей. Один из них по случаю столь неожиданного визита не поленился сгонять на мотоцикле в деревню за самогоном. Пришлось поучаствовать в “званом ужине”, закусить вкусной печеной рыбой… А после переправы на пароме через Зею попросился переночевать прямо на дебаркадере у берега: время было уже позднее…

Запомнилась ночевка под Биробиджаном. Еще вечером в городе я запасся питьевой водой, чтобы приготовить ужин и завтрак, а потом ее вез еще чуть ли не 50 километров: по краям дороги протянулись бесконечные болота.

В конце концов вынужден был свернуть с трассы и брести с велосипедом по топкой жиже, чтобы добраться до небольшого холмика, который заметил в отдалении. На этом островке и устроил лагерь... За Шимановском, неподалеку от заброшенного поселка среди тайги, встретил мужичка однорукого: сидит с корзинкой грибов у обочины. Он рассказал, что когда-то угодил в лагерь за убийство жены (якобы застукал свою благоверную с любовником), а освободившись, остался в этих краях и теперь живет в охотничьей избушке. Этот человек пригласил меня провести ночь в его “дворце”, но я не решился: а вдруг это какой-нибудь беглый?!

“Хочу быть вашим спонсором!”

— На подъезде к Благовещенску вдруг объявился у меня меценат-благодетель… Еду в районе города Свободный, вдруг обгоняет крутой джип, притормаживает, и из окна машут рукой: мол, остановись, — рассказывает путевую байку велотурист. — Вылезает мужик, за ним еще трое — как оказалось, телохранители.

Начал он меня расспрашивать: кто, откуда и куда? Едва услышал, что своим ходом из самой Москвы пробираюсь, скомандовал: “Поехали!” И привез в ближайшую придорожную шашлычную.

Стол накрыли богатый, обедаем с “боссом” вдвоем, а охрана его поодаль дежурит. В разговоре выяснилось, что это один из самых крупных в округе предпринимателей. Он все допытывался, кто мне оплачивает все “подвиги”. Долго не мог поверить, что путешествую по собственному желанию и что никаких спонсоров у меня нет. А потом заявил решительно: “Я буду твоим спонсором!” Достает “лопатник”, вынимает оттуда толстую пачку купюр… Я человек деликатный, но, как ни отнекивался, благовещенский олигарх все-таки всучил мне сумму, которая с лихвой покрыла все траты оставшейся части похода.

Чечурову “подвезло” и еще на одно необычное рандеву с представителями местного бизнеса. Предопределила его возникшая у Анатолия Михайловича проблема. К тому времени, как путешественник достиг Бурятии, на его велосипеде сильно поизносились шины, а в местных магазинах их достать оказалось невозможно.

— Я уж совсем было отчаялся, но вдруг мне подсказали: неподалеку, в поселке Новоильинске, живет бывший велотренер Петр Матушкин. Отыскал того человека, он оказался владельцем кафе и нескольких поселковых магазинов. Тут же отвел меня в свое заведение, велел официанткам обслужить по высшему разряду. “А пока вы кушаете, говорит, я пойду в сарае у себя покопаюсь. Наверняка что-нибудь из старых велосипедных запасов осталось”. И действительно, принес мне три покрышки. Правда, все они уже успели подгнить, пока валялись в сарае, но все-таки этой “обувки” хватило, чтобы мой велосипед благополучно дотянул до Владивостока…

— На въезде в Улан-Удэ из “Волги”, стоявшей на обочине, ко мне радостно кинулся совершенно незнакомый бурят: “Здравствуйте, месье!” Оказывается, случилась классическая накладка. Здесь ждали приезда какого-то французского велопутешественника, и меня приняли за него. Однако, когда ошибка разъяснилась, бурят, попросивший называть его “просто Костей”, решил быть гостеприимным до конца. “Никуда этот француз не денется! Поехали, я тебе наш город покажу!” И устроил импровизированную экскурсию по столице Бурятии.

* * *


— Много ли случилось поломок в пути?

— Для такого маршрута совсем немного. О проблемах с покрышками уже шла речь. Несколько раз от тряски “срубало” крепления багажника. Еще пришлось менять изношенные звездочки и цепь, но я вез для этого “запаску” из самой Москвы.

— А что же в итоге стало для вас самым трудным в таком долгом путешествии?

— Самым трудным оказалось пристроить в надежные руки на время моего трехмесячного отсутствия кошку Катерину!

* * *

А вот для велоколлеги Анатолия Чечурова, путешественника из Находки Максима Харченко, который несколько лет назад попытался проехать от Владивостока до Москвы, незапланированная встреча в пути обернулась бедой.

— Однажды на самом труднопроезжем участке трассы, в нескольких сотнях километров за Сковородино, я свернул в лес, чтобы разбить лагерь, — рассказал Максим корреспонденту “МК”. — Только успел поставить палатку и развести костер, из чащи вылезает какой-то парень — одежда на нем неказистая, драный ватник не по размеру… То ли бомж, то ли беглый. Но мне деваться-то уже некуда. Решил его гостеприимством своим “нейтрализовать”, тем более агрессивности никакой человек вроде бы не проявляет.

“Давай, говорю, сейчас каши поедим, чайку выпьем, а потом в палатке можешь вместе со мной переночевать, чтобы комарье не кусало”. За ужином о походе своем рассказал… В общем, вечер и ночь прошли без происшествий. А утром после завтрака отошел я к ручью котелок помыть, возвращаюсь — рюкзак выпотрошен, а гостя моего и след простыл. Унес с собой куртку, спальник, еще кое-что из одежды, и главное — сумочку, в которой лежали запчасти и инструменты для ремонта велосипеда. Наверное, впопыхах решил, что там хранится что-нибудь ценное, а проверять времени не было. Кошелек тоже пропал. Хорошо еще заначку мою, на черный день припрятанную в глубине рюкзака, этот гад не нашел!

Путешествие я после этого ЧП все-таки продолжил, но без необходимого снаряжения это было уже гораздо труднее. В итоге смог добраться только до Красноярска — там уже холода осенние начались, дожди, а у меня ни одежды нормальной нет, ни денег, чтобы ее купить. Пришлось сворачивать поход...

Что же касается Анатолия Чечурова, то он счастливо миновал “криминальные ловушки”: “Пробираюсь по глухим забайкальским краям. Вдруг откуда-то вылезает мужик. Встал посреди дороги, руки расставил. И все это молча.

Чего он хотел, непонятно, однако я на всякий случай рисковать не стал и, прибавив хода, объехал по обочине…

 В другой раз встретил троих подвыпивших молодых ребят на мотоцикле. Кричат: “Стой! Стой!” И пытаются за мной гнаться. Но тут, на счастье, у них мотоцикл заглох. А кончилось все тем, что я же и помогал этим парням чинить их технику!”



Партнеры