Ни чиха от ЧИФа…

Есть ли надежда у россиян-инвесторов начала 90-х?

18 сентября 2007 в 17:05, просмотров: 2764

Процесс получения дырки от бублика затянулся для большей части российского населения аж на 15 лет. Куда слинял с моим ваучером “Первый ваучерный фонд”? Жив ли еще чековый инвестиционный фонд “Московская недвижимость”? — не прекращают спрашивать читатели “МК”, еще не оставившие надежды на получение доходов от своих вложений начала 90-х годов.

Пристроить ваучеры более-менее грамотно умудрились, по оценкам, порядка 10% из примерно 150 миллионов “ваучеризованных” россиян. Они теперь получают сравнительно приличные дивиденды. Остальное население, выходит, недосчиталось порядка 300 миллионов “Волг” (напомним: обещано было, что каждый ваучер потянет на две). Кто выиграл, а кто проиграл во время “распродажи века” и можно ли еще выбить из ЧИФов и подобных контор хотя бы на покрышку от “Волги”, решил выяснить “МК”.

Победителей не судят?

Перед написанием материала стукнуло в голову узнать о собственном куске национального богатства. Все-таки пять семейных “билетов в капитализм” были в свое время выменяны на 3500 акций экономического монстра — “Газпрома”. Что касается дивидендов, то в золоте своих акционеров компания никогда не купала: в 90-е в год капало 2—3 копейки за акции, в прошлом году речь шла о 2 руб. 54 коп. Но тут вдруг выяснилось, что в итоге всей этой затеи с ваучерами нам кое-что перепало, и немало. “Предлагаем за акцию 260 рублей, все вместе вы можете продать за 910 тысяч!” — сообщили в банке. В капитализм, конечно, на эти деньги не въедешь, но на две обещанные “Волги” 5 ваучеров хватит — и даже с запасом.

Денежные призы в лотерее под названием “ваучерная приватизация” достались тем, кто в далеком 94-м получил за свои “билеты” акции компаний нефтегазового сектора и металлургии. Однако “порции” везения различались: за один ваучер в зависимости от региона проживания россиянин получал от 50 до 5900 акций.

Максимум смогли отхватить жители Республики Марий Эл. Сейчас пакет из 5900 акций “Газпрома”, который им давали на 1 ваучер, стоит почти $70 тысяч! Кроме “газпромщиков” ваучерная кампания не оказалась простой показухой также для доверившихся энергетическому монополисту. Акции энергохолдинга, обмененные на один ваучер, потянут более чем на $2 тысячи. Не так впечатляет, но кое-что. А когда в середине 2008 года энергетики “доиграют в монополию”, акционеры смогут получить еще больше.

Настоящими победителями в ваучерной гонке, впрочем, стали не те граждане, которым просто повезло грамотно обменять семейные ваучеры на акции предприятий. Подсчитано, что первичными владельцами чеки были отоварены лишь на сумму 150 млрд. рублей. Это только 10% выделенного для приватизации имущества.

Остальные 90% на сумму 1,35 трлн. рублей достались тем, кто, как говорится, “знал прикуп”. И приобрел стремительно обесценивающиеся бумажки за гроши. Или за бутылку водки, нередко выступавшую “эквивалентом”.

— Спрашиваешь, ощутил ли я эффект от вложения ваучера? Да, мы с товарищами ощутили, и еще как: сразу после обмена, а особенно на следующее утро, — смеется сосед. Он “продал Родину” за два “пузыря”.

Простому народу не удосужились толком объяснить, что за зверь приватизационный чек и что с ним лучше делать. В начале 90-х население просто бросили в воду с ваучерами в зубах — плыви или тони. Что показательно: через два месяца после введения чеков одна из газет провела опрос “Что такое ваучер?”.

Ответы распределились так:

“новый сверхсекретный американский спутник-шпион” — 5%;

 “дальний родственник Бурбулиса” — 15%;

“а Гайдар его знает!” — 79,99%;

“приватизационный чек на предъявителя” — 0,01%.

Во время торопливой распродажной сумятицы реально обогатились 25—30 тысяч человек. Народные чеки скапливались “у кого надо”. Которые, вооруженные недоступными простым смертным инсайдерскими сведениями, потом делали целые состояния. С кипой бумажек можно было претендовать на нехилую долю госсобственности. За 200 тысяч приватизационных чеков ушла, например, гостиница “Минск”, за 800 тысяч — гигантский автомобильный завод им. Лихачева (ЗИЛ). 

Никто не спешил помогать

Там, где есть победители, должны быть и проигравшие, которых в подобных “народных” мероприятиях — традиционное большинство. Кроме тех, кто разбазарил ваучеры, меняя на какую-нибудь мелочевку, таковыми себя считают вкладчики чековых инвестиционных фондов (ЧИФов), расплодившихся тогда в количестве более 700 штук. Некоторые из них живы и по сей день. Правда, дивиденды за редким исключением выплачивают по двум схемам: либо “кот наплакал”, либо “как от козла молока”.

ЧИФы, в которые направила стопы примерно пятая часть населения, обещали если не большой доход, то надежность вложений. Эти предвестники паевых инвестиционных фондов были призваны не дать обладателям ваучеров “пропасть поодиночке”. И, аккумулируя ваучеры, приобретали пакеты акций одного или нескольких предприятий. Но схема дала сбой. Массовый “падеж” ЧИФов произошел по многим причинам. “Благая идея натолкнулась на неразвитость нормативной базы, стратегические просчеты и желание некоторых недобросовестных граждан поскорее урвать как можно больше. В итоге получилось то, что получилось”, — говорит вице-президент консалтинговой компании Николай Мрочковский. 50% заработанного ЧИФами попросту уходило в госбюджет — налоги были неподъемны. Фондам запрещалось практически все, что было хоть сколько-нибудь рискованно (т.е. прибыльно). Но самое главное — отсутствовал нормальный контроль и со стороны государства, и со стороны инвесторов. Вложиться в такую контору означало, по сути, сунуть свои ваучеры в черную дыру.

Когда развеялся туман реформаторских посулов, народ увидел первые результаты деятельности фондов. По итогам 1994 года из 50 крупнейших контор дивиденды выплатили лишь 20. “Неудовлетворенные” акционеры попали в ловушку: они не могли ни получить дивиденды по ценным бумагам, ни продать последние эмитенту, ни избавиться от них на бирже. Ввиду отсутствия спроса. В январе 1999 года ЧИФы поставили перед выбором, касающимся из дальнейшей судьбы. В вышедшем указе президента предлагалось три пути: стать обычным АО, превратиться из инвестиционного фонда в акционерный или же преобразовать чековый фонд в паевой.

СПРАВКА "МК"

КАК ЭТО БЫЛО

15 лет назад президент РФ Борис Ельцин подписал указ о введении в действие системы приватизационных чеков (ваучеров). Все национальное достояние страны (то есть активы всех госпредприятий) были оценены в 4 трлн. руб. Из них 1,5 трлн. (35% от достояния) предназначили к бесплатной раздаче. На каждого россиянина, таким образом, пришлось по 10 тыс. руб. — номинал ваучера. Акционирующееся предприятие должно было выставить на продажу не менее 29% акций за ваучеры. Свой чек гражданин мог обменять на акции чекового инвестиционного фонда или самостоятельно выменять на акции какого-то предприятия в ходе чекового аукциона. Или же просто продать.

Цена дырки от бублика

Из 732 ЧИФов 328 попросту предпочли исчезнуть. 119 фондов были ликвидированы принудительно, 86 канули в Лету по решению общего собрания акционеров. “Потерпевшим” популярно объяснили: не поняли, куда нести ваучеры, — сами дураки. Но некоторые чиновники все же направляют интересующихся граждан за компенсациями — в Федеральный фонд по защите прав акционеров. Якобы получите там деньги, если в действиях фирмы обнаружены нарушения закона.

Фонд по защите прав вкладчиков и акционеров компенсации действительно выплачивает. Максимум — 10 тысяч рублей, а ветеранам ВОВ — 50 тысяч. Но, как удалось выяснить “МК”, вложившим ваучеры ничего не светит. За разъяснениями мы обратились к главе фонда Евгению Коврову.

— Получается, тем, кто не может добиться выплат, к вам нет смысла обращаться?

— Решение о размере и порядке выплат принимает попечительский совет фонда, в который входят представители государства и общественных объединений вкладчиков. Он постановил, что мы выплачиваем компенсации только по компаниям, в которые люди вложили именно деньги. Может быть, когда работы станет меньше, будем выплачивать и по ваучерам. Но сейчас нет смысла говорить о расширении выплат. Мы и так загружены.

— Куда же обращаться тем, кто обменял ваучеры на акции и остался ни с чем?

— Не знаю ни одну организацию, которая сегодня проводит выплату компенсаций по ваучерам.

— Получится ли добиться денег через суд?

— Вряд ли. Почему мы начали производить выплату компенсаций? Суды присуждали гражданам огромные выплаты, учитывая и проценты, и моральный вред. Но люди остались с судебными решениями на руках, а денег так и не видели. Поэтому пришлось подключаться нам. И мы выплачиваем хоть что-то. Хотя это не те средства, которые люди реально потеряли. И это те, кто вкладывал деньги. С приватизационными чеками еще сложнее.

Предположим, такие акционеры пойдут в суд, где возникнет проблема — определить стоимость ваучера. По номиналу это сегодня 10 рублей. А ведь надо платить пошлину, тратить время… Овчинка выделки не стоит.

По рублю за кило

По логике, те, чьи фонды еще дышат (хотя бы и на ладан), чуточку в лучшем положении. Как выяснилось, действительно “чуточку”. 199 выживших фондов продолжили свою деятельность как акционерные общества или как акционерные инвестиционные фонды. Правда, в большинстве случаев стоимость акций стремится к “рупь за кило”. Продать их можно, например, воспользовавшись услугами брокера. Однако сомнительно, что ввиду отсутствия спроса такая операция кого-то обогатит. Дивиденды — та же песня. Если решение о выплате вообще принято, размер дивидендов не может быть выше рекомендованного советом директоров. На деле получается, что преобразованные конторы платят нерегулярно, а размер выплат невелик. О том, что что-то накапало, вкладчику обычно никто не сообщает. Наверное, за размер дивидендов стыдно.

— Вспомнила как-то, что мой ваучер пристроен в “Московской недвижимости” и решила позвонить, — вспоминает пенсионерка Анна Еремина. — Там сказали, что все еще на плаву, копят средства на выплату дивидендов и даже разыгрывают квартиры среди акционеров. Обещали позвонить, если что. А потом куда-то пропали. Как “Олби” со своим “дипломатом”.

Как выяснилось, все-таки жив курилка. Правда, под другим именем: ОАО “МН-фонд”. Теперь бывшая “Московская недвижимость” вкладывается в ценные бумаги и, как и обещала, в недвижимость. Номинальная стоимость акции составляет один рубль. За 2005 год даже выплатили дивиденды в размере 11 копеек на акцию (за вычетом 9% налога на доходы — 10 копеек). Впервые, кстати, за шесть лет. Потом дела пошли в гору: за 2006 год выплачивают уже 22 копейки на одну рублевую акцию.

Еще один известнейший ЧИФ — “МММ-инвест”, который к “раскрученному” ОАО “МММ” отношения не имеет, что доказывал очень долго и упорно в разных судах — вплоть до Верховного. Впрочем, с дивидендами все равно не густо, хоть и лучше, чем у “МН-фонда”. Сменивший “вывеску” бывший ЧИФ (теперь это ОАО “ИК Русс-Инвест”) платит 1 рубль 20 копеек на одну обыкновенную акцию за прошлый год. Получать можно за все годы, кроме 1996—1999 гг. (за этот период на собраниях акционеров было решено ничего не платить). Вроде не так уж плохо, но дело в том, что в 1992—1993 годах общепринятой практикой было давать за ваучер всего 10 акций ЧИФа. Так что навар опять же небольшой. А если попробовать продать? “Купля-продажа акций ОАО “ИК Русс-Инвест” возможна при условии, если вы самостоятельно найдете покупателя на них, — поясняют в ОАО. — Цена за одну акцию в поступающих предложениях на приобретение акций колеблется в рамках номинальной стоимости акции ОАО “ИК Русс-Инвест”: один рубль”.

А ЧИФ “Первый инвестиционный ваучерный фонд” недолго носил свое гордое имя и пионером в области выплат так и не стал. В 1994 году выплатили по 5 копеек, потом сделали перерыв. С 2000 года опять делились прибылью, выплачивая от 7 до 30 копеек за акцию (номиналом 10 копеек!). Теперь “Первый” зовется ОАО “Инвестиционный фонд недвижимости ПИОГЛОБАЛ”, и недвижимость представлена коммерческой башней “Меридиан”, которая сдается в аренду, за что, например, в 2005 году удалось выручить 156 млн. руб. Глобальностью выплат, к сожалению, так и не запахло.

Первую букву в своей аббревиатуре сменили всего два ЧИФа — “Альфа-капитал” и “Лукойл-фонд”.

Связавшиеся с последним, для разнообразия, оказались не в пролете. Паи в ПИФах семейства “ЛУКОЙЛ фонд” стоят в последние месяцы порядка 8—10 тысяч рублей. Получается, за один ваучер, вложенный в бывший ЧИФ, можно выручить сегодня 80—100 тысяч рублей. Владельцы ваучеров, автоматически переведенных в пайщиков ПИФа под управлением УК “Альфа-капитал”, могут заработать на порядок меньше: один ваучер при условии продажи паев принесет им 1050 рублей.

Шансы стремятся к нулю

Что же делать человеку, если владельцы “его” фирмы не слиняли куда-нибудь под пальмы, а с грехом пополам пытаются что-то выплачивать, однако размер выплат не устраивает? Об этом “МК” опять же спросил у главы Фонда по защите прав вкладчиков Евгения Коврова.

— Нужно обращаться в Федеральную службу по финансовым рынкам, которая регулирует деятельность акционерных обществ.

— Реально ли таким путем чего-то добиться?

— Решение о выплате принимается на собрании акционеров. Надо отметить, что на решения могут влиять только крупные акционеры, а это не те граждане, которые вкладывали ваучеры. Если решено не выплачивать, то не думаю, что кто-то заставит фирму делать по-другому. И ФСФР в том числе. Если собрание все же установило небольшой размер выплат, то тут еще меньше оснований для претензий. Апеллировать можно, если дивиденды вообще не выплачивались в течение долгого времени. Однако правовых оснований для вмешательства в ситуацию это не дает. Нужно доказать, что невыплата дивидендов — результат нарушений.

— Через суд?

— Необязательно. Если есть нарушения, надо обращаться в ФСФР, которая должна контролировать ситуацию. Они могут вмешаться, штрафы наложить, но нужно сначала найти нарушения.

* * *

В общем, вышло, как в анекдоте: “Люди будут жить лучше. Список персон прилагается”. Кто-то добрался до тысяч “Волг”, многие не доползли и до покрышки. Это большинство государство постфактум оповестило: мы поделили все поровну, а вы сами сделали выбор. И вообще: никто никому ничего не должен, потому что в этой лотерее с бесплатными билетами “потерпевших” быть попросту не могло. Народ ограблен не был, потому что ему ничего, по сути, и не принадлежало. Примерно так высказывался председатель Госкомимущества Альфред Кох.

А ЧИФы свою роль все же сыграли: негативный опыт пригодился для создания института коллективных инвестиций. “На базе западных аналогов и с учетом многих имевшихся ошибок в 95—96-х годах создавалось законодательство по паевым фондам и фондовому рынку в целом, — считает финансовый аналитик Николай Мрочковский. — На законодательном уровне сейчас инвесторы защищены очень неплохо. Гораздо большая опасность в том, что они не защищены от самих себя. Люди, вкладывая деньги в ПИФы или акции, до сих пор абсолютно не осознают того, что они делают и на какие риски идут”.
Как и 15 лет назад.



Партнеры