Хирургическое помешательство

Женщину сделали калекой в… несуществующей больнице

19 сентября 2007 в 18:55, просмотров: 1240

Когда три года назад у москвички Анны К. появились боли в области левой руки и левой ноги, она не знала, чем это обернется. Врачи долго не понимали причину заболевания. И помочь Анне согласилась лишь одна частная медфирма.

После проведенной там операции (на шее) женщина стала инвалидом. Теперь в свои 50 лет она вынуждена постоянно лежать. И сокрушаться по поводу того, что у фирмы, где ее оперировали, не оказалось лицензии на медицинскую деятельность. Узнала об этом Анна лишь постфактум. Но даже этот факт не помогает ей привлечь медиков к ответственности.

Тревожные позвонки

Весной 2004 года Анну начали беспокоить боли в левом тазобедренном и левом плечевом суставах. В августе женщина обратилась к районному травматологу. Сделали рентген, поставили диагноз: коксартроз тазобедренного сустава (в плечевом суставе ничего не нашли), назначили физиотерапию. Она не помогала. В поликлинике никто ничего толком не говорил, и супругам оставалось строить предположения: может, сказываются последствия перенесенного в 1999 году перелома шейки бедра?..

В конце сентября 2004 года Анна обратилась в Центральный институт травматологии и ортопедии. Ей вновь сделали рентген и сообщили: никакого коксартроза нет, сустав здоровый. И с рукой полный порядок.

Посоветовали обследоваться в НИИ ревматологии. Но и там ничего не обнаружили — ни ревматолог, ни невропатолог. Супруги были в полной растерянности — они не знали, с кем еще можно проконсультироваться. И кто наконец скажет, отчего боли.

Оставалась лишь частная медицина. Подходящую клинику Анна стала искать по телефонному справочнику “Москва-2004”. Была суббота, 2 октября, и большинство клиник не работало. Ответили лишь по одному телефону — в клинике ООО “Нейроэскулап”. Мужской голос деловито сообщил: “Да, мы этим занимаемся, приезжайте завтра, в воскресенье”.

Клиника располагалась в подъезде жилой “сталинки”, на втором этаже.

— Встретивший нас врач представился Свадовским Александром Игоревичем, — рассказывает муж Анны Леонид.

Осмотрев пациентку, врач заявил, что ему все понятно и, по всей видимости, необходима срочная операция на шейном отделе позвоночника. Правда, дал направление на магнито-резонансную терапию (МРТ) шейного отдела позвоночника (этот анализ супруги делали в другом месте). “Не обращайте внимания, какое заключение вам напишут. Я сам доктор медицинских наук и сам читаю снимки”, — настойчиво повторил супругам Свадовский.

4 октября Анна сделала МРТ в больнице медцентра Управделами Президента РФ. В заключении врачи написали, что в шейных позвонках ничего особенного нет. И устно поинтересовались: а что там у вас вообще ищут? 5 октября Леонид поехал к Свадовскому со снимками: врач внимательно осмотрел их и заявил, что видит стеноз шейного отдела позвоночника. Ситуация такова: если срочно не сделать операцию, женщину очень скоро может парализовать. Примерная стоимость операции тянет на 7,5 тысячи долларов.

Супруги серьезно задумались. И решили поверить частному врачу — все же он директор клиники и доктор медицинских наук… 6 октября Анна легла в эту клинику (стационар располагался все в том же жилом доме) на операцию, предварительно заключив договор. Женщина, мать которой всю жизнь проработала хирургом, долго пыталась выяснить у доктора, что же именно он будет оперировать. Тот отвечал коротко: пока не сделаю разрез, ничего сказать не могу. Но это Анну не остановило.

10 октября ей сделали операцию. Уже в первую ночь женщина почувствовала боль в шее — было ощущение, будто позвонки порвались. Она сказала об этом врачу. А потом много раз спрашивала: что же он ей сделал? Тот недоумевал по поводу вопроса, но потом заявил: просто косточки по краям скусил и почистил, теперь опасности для жизни нет. После по настоятельной рекомендации Свадовского было заключено еще два договора: на проведение лекарственной терапии в капельницах. Доктор объяснил необходимость терапии так: якобы сделанные анализы крови (которые пациентка не видела) показали, что количество лимфоцитов повышено.

В общей сложности Анна провела в клинике почти месяц (с 6 октября по 3 ноября) и потратила около 500 тысяч рублей. После выписки врач сообщил, что теперь ей необходимо ежемесячно подъезжать к нему для проведения анализов крови, которые стоят 200 долларов. “Мы и сами не понимали, что это за особые анализы”, — признается Леонид. Впрочем, до анализов дело так и не дошло.

    Никто никого не оперировал…

Анне становилось все хуже. Ощущение неустойчивости в шейном отделе не проходило, и выходить из дома женщина не могла (как не может и по сей день).

Тогда супруги обратились в медцентр вертебрологии и ортопедии. Профессор Басков посмотрел снимки и пригласил Анну на консультацию в больницу ЦКБ1 ООО “РЖД”. 3 марта 2005 года Леонид отвез туда Анну на такси — ее осмотрели Басков и кандидат медицинских наук Дракин. По их направлению Анне сделали МРТ, рентген шейного отдела и компьютерную томографию. Все эти исследования установили: полудужки с остистыми отростками тел шейных позвонков спилены (они участвуют в креплении и стабилизации позвонков) — с 4-го по 7-й включительно. Врачи удивлялись и не могли понять, зачем это было сделано. О том, что наоперировал Свадовский, супруги узнали лишь после этих обследований. А узнав, 14 марта подали на Свадовского жалобу в Измайловскую прокуратуру с просьбой провести проверку и привлечь врача к ответственности.

На запрос прокуратуры в Департамент здравоохранения Москвы пришел ответ: клиника ООО “Нейроэскулап” не имеет лицензии на медицинскую деятельность. Решением аккредитационно-лицензионного совета ей было отказано в ее пролонгации. Прокуратура начала долгую проверку — супруги все ждали, но результатов так и не дождались. Наконец, в октябре 2005-го сменился межрайонный прокурор, и Анне пришел ответ: якобы о результатах проверки ей уже сообщалось и никаких оснований для прокурорского реагирования нет.

— В декабре я поехал смотреть надзорное производство по этому делу в Измайловскую прокуратуру, — рассказывает Леонид. — В нем был описан разговор Свадовского с прокурором. Врач на голубом глазу заявлял, что с такой больной лечения не проводил, такими болезнями вообще не занимается и никаких операций его клиника не делала — у нее же не было лицензии, поэтому она занималась лишь научной работой. По поводу документов, которые мы представили для графологического исследования, где была подпись Свадовского, он заявил, что их и в глаза не видел. И скорее всего они поддельные. Да и вообще, со 2 октября 2004 года ООО “Нейроэскулап” существование прекратило, и на его месте теперь новое ООО — “Александрия”.

В общем, на основании всей этой “мути” прокуратура и вынесла решение, что реагировать тут не на что.

Любопытная деталь: из Федеральной налоговой службы супругам на их запрос пришел ответ, что ООО “Нейроэскулап” и ООО “Александрия” имеют один и тот же адрес. То есть фактически это одна и та же организация: никакой ликвидации не было. К тому же у предприятий одни и те же реквизиты, один и тот же ИНН, КПП… Следовательно, ООО “Александрия” — то же самое юридическое лицо, только с другим названием. При этом сведений о наличии лицензий ни по одной из этих организаций в Едином государственном реестре юридических лиц не оказалось…

Тогда в начале 2006 года супруги нашли Ассоциацию частно практикующих юристов, с помощью которой написали несколько жалоб и претензий в прокуратуру Москвы, Минсоцздрав и пр. Прокуратура города начала новую проверку, которую спустили в прокуратуру Восточного округа. “Вердикт”, подписанный прокурором Уваровым, был таким: согласно документам и проведенной проверке, вы проходили лечение в клинике. Но операцию вам не делали, ибо на тот момент у клиники не было лицензии. А Свадовский утверждает, что подписи в документах — не его. Кстати, проведенное позже графологическое исследование доказало: подписи Свадовского — подлинные.

Не удовлетворившись таким ответом, супруги вновь обратились в прокуратуру. Началось очередное расследование, в процессе которого дело хотели было передать в ОВД “Соколиная Гора”, где его чуть было не закрыли, но потом прокуратура продолжила проверку… Медицинские документы, представленные супругами К., осенью 2006 года отдали на экспертизу в бюро судмедэкспертизы. Заключения медиков, где говорилось о спиленных дужках, эксперты проигнорировали и вынесли решение: операция не явилась причиной дальнейшего ухудшения состояния. Зато она позволила установить правильный диагноз (Свадовский назвал операцию диагностической ламинэктомией). Неужели для “диагностической” операции нужно были отсекать дужки позвонков? Но дело прекратили вновь…

Кстати, эксперты и прокуроры проигнорировали еще несколько фактов. В конце 2005 года у женщины начались проблемы с глазами — постоянно шла слизь, появлялись корки. Врачи перепробовали весь арсенал глазных капель, но ничего не помогало. Наконец, у женщины взяли мазки. Анализ выявил эпидермальный стафилококк (трахому) — крайне редко встречающуюся болезнь, против которой лекарств почти нет. Анна полагает, что заразилась она ею в клинике “Нейроэскулап”. Ведь, по ее словам, три тамошние медсестры подрабатывали на неквалифицированных работах (были еще и прачками, поварами, а потом ставили ей капельницы).

Клиника — работает, пациент — лежит

Санитарные условия в клинике — тема отдельная. Где это видано, чтобы кухня и операционная находились на одном “пятачке”? Однако, когда супруги направили жалобу в Роспотребнадзор и санврачи пришли в вотчину г-на Свадовского с проверкой, тот… не пустил их. И даже предупредил, что вызовет ОМОН. Впрочем, санврачи и сами обратились в милицию. И под ее “прикрытием” провели-таки проверку. По ее результатам вынесено заключение о несоответствии данной клиники потенциально опасным видам меддеятельности — неврологической и нейрохирургической (а у нее именно такой профиль).

…В начале этого года пострадавшая пациентка еще несколько раз подавала заявления в прокуратуру, в том числе Генеральную. А как можно согласиться с прошлыми решениями, которые доказывают, что делать операции в России и даже в Москве вполне можно и без лицензии? Кстати, явный прогресс в деле наметился: прокуратура таки согласилась с фактом, что Анна не только лежала в клинике ООО “Нейроэскулап”, но и что ей сделали там операцию. Хотя Свадовский продолжал отрицать, что Анна лечилась у него. Якобы в его фирме никакой меддокументации об Анне нет (при этом свой архив “Нейроэскулап” не представил). Тем временем из Росздравнадзора супругам сообщили, что будут подавать на ООО “Нейроэскулап” жалобу в Арбитражный суд.

…Сейчас Анна обратилась с новым заявлением в прокуратуру и надеется, что справедливость восторжествует.

Впрочем, здоровье ей уже никто не вернет — теперь она способна только лежать (и то лишь на спине и боку), не может одеваться и есть самостоятельно. Шейные мышцы полностью атрофировались. Ее диагноз — прогрессирующий паралич спинного мозга. Женщине дали I группу инвалидности.

А доктор Свадовский преспокойно работает в своей клинике с новым названием.

— То, что фирма, не имеющая лицензии на осуществление медицинской деятельности, оказывала медицинские услуги, уже само по себе уголовное правонарушение средней тяжести и преследуется по статье 235 УК РФ, — говорит председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Александр Саверский. — ООО “Нейроэскулап” было не вправе заключать с пациенткой договор на оказание любой медицинской помощи, и тем более брать с нее деньги.

Имена пострадавших по их просьбе изменены.



Партнеры