У честного слова — два крыла

Золотой полет в Австрийских Альпах

25 сентября 2007 в 16:23, просмотров: 893

Чемпионат мира по высшему пилотажу на планерах, состоявшейся недавно в австрийском местечке Нидеробларн, известном своим многофункциональным комплексом, закончился победой наших спортсменов. Абсолютным чемпионом мира стал известный своими многочисленными победами пилот, тренирующийся на Дракинском аэродроме на юге Московской области, Георгий Каменский. Корреспондент “МК” расспросил чемпиона, как далась ему эта победа, о его взглядах на день сегодняшний и будущий планерного спорта.

— В 2003-м, на предыдущем чемпионате мира по высшему пилотажу, проходившем в Серпуховском районе, вы тоже никому не уступили первенства. Но тогда вам помогал родной аэродром, над которым налетано бесконечное количество кругов. А теперь другой пейзаж под крыльями, иные восходящие потоки…

— Конечно, у себя всегда проще выступать. Привычные ориентиры, а там — горы, горизонта совсем не было, а весь высший пилотаж как раз на линию горизонта ориентирован. И погода в горах по-другому формируется. Но ничего, у меня получилось, как видите. И опять же рядом были свои ребята. В нашей команде выступали пятеро пилотов: мы с Ольгой Романенко и Игорем Плаксиным представляли Подмосковье, Толя Чигарев был из Екатеринбурга, Владимир Ильинский — москвич. Он, между прочим, впервые участвовал в состязаниях такого ранга.

В общекомандном зачете мы вышли на третье место. На предыдущем чемпионате мира были первыми. И в Австрии не собирались никому уступать. Но не всегда все зависит от мастерства спортсменов. Я не люблю на эту тему говорить. У нас многое зависит от того, насколько удается уложиться в график полетов и выполнить все упражнения. Погода, на наш взгляд, позволяла летать, и к пятому упражнению наша команда подходила с хорошими показателями. Отлетай все наши последнее упражнение, мы были бы вторыми. Но судьи поспешили с итогами, сославшись на погоду.

— Вы все выезжали со своими планерами?

— Что вы! Дорогое это удовольствие. Чаще всего спортсмены летают на клубных машинах.

— Много команд состязалось?

— Двенадцать. Обычно собираются страны — члены Международной авиационной федерации, платящие взносы.

— Кто был вашим главным соперником?

— Моим лично? Поляк Ежи Макула. Очень опытный и уважаемый мировым летным сообществом спортсмен, неоднократный чемпион мира по высшему пилотажу на планерах. Он увез из Австрии “серебро”. Третьим стал чемпион мира и Европы венгр Ференс Тодт. Наша тройка уже лет 6—7 конкурирует между собой. На Европе, в 2006-м, они оба меня обошли. Я там стал третьим. Так что у меня впереди цель: победить в личном зачете на европейском уровне.

— В свои 47 лет оставлять спортивную карьеру пока не планируете? И до скольких лет собираетесь делать кульбиты в небе?

— Лет до восьмидесяти, а потом уйду на тренерскую работу.

— У вас не одна — несколько медалей. И все именно с этого чемпионата?

— Промежуточные итоги традиционно подводятся за каждое упражнение, а их было три: обязательное, произвольное, неизвестное. За победу в них мне и даны эти награды. В Австрии такие церемонии называют цветочными.

— К медалям и букетам что-то еще прилагалось? Какой-то денежный эквивалент?

— Нет ни денег, ни подарков. Наш вид спорта, увы, как бы в загоне, хотя имеет массу поклонников и резко набирает популярность. Но где-то нас не видят, где-то не слышат, в итоге мы варимся в собственном соку и постоянно сталкиваемся с бюрократическими препонами. Ведь чтобы на те же сборы команде съехаться, надо собрать кучу разрешающих подписей. Мы рады, что в команду вернулся тренер Николай Никитюк, только у него на преодоление всех заморочек и хватает терпения. Нам с ним надежно и спокойно.

Если уж речь зашла об отношении к планерному спорту, давайте вспомним, сколько времени не удается сделать его олимпийским видом. За это время самые экзотические игры вошли в заветный список, мы не все их и выговариваем по-русски. Планеристам же возражают: мол, Олимпиады предполагают демонстрацию человеческих возможностей, и машины тут ни при чем. Но ведь и у планера нет даже элементарного мотора. Его в небо поднимает буксировщик. Но разве не подъемник тянет прыгуна на трамплин? А бобы — на бобслейную трассу? Этот список можно долго продолжать. Просто не нашлось еще человека в спортивной чиновничьей верхушке, готового вопрос поставить со всей серьезностью.




Партнеры