Побег от России

Куда идет Таджикистан — большой-большой секрет

2 октября 2007 в 16:26, просмотров: 638

Послезавтра в столице Таджикистана пройдет очередной саммит глав государств СНГ. Образования, которое половина политологов готова похоронить уже вчерашним днем, а другая половина столь же рьяно считает чуть ли надеждой человечества. В повестке мероприятия — свыше 20 вопросов, большая часть из которых так или иначе сводится к реформированию СНГ, созданию единой энергетической политики и так далее. На самом деле российская делегация едет в Душанбе не в лучшее время.

На пути к “Рах-наме”

26 марта на вечернем рабочем совещании Эмомали Рахмонов распорядился, чтобы таджикские отделы загс не регистрировали детей со “славянскими” окончаниями фамилий. Под запрет попали окончания –ов и –ев. Дескать, негоже в стране, подарившей миру аль-Беруни (знаменитого средневекового энциклопедиста) и Авиценну (в другой транскрипции — Абу Али ибн Сину, знаменитого ученого и врача), портить “персидские” фамилии каким-то инородным звучанием.

Впрочем, нововведения только славянскими фамилиями не ограничились. Президент сам стал Рахмоном, отменил в школах Последние звонки и выпускные балы, Праздник букваря, запретил приносить на занятия мобильные телефоны и приезжать в учебные заведения на автомобилях. А взрослым “рекомендовал” ограничить конкретное количество участников на свадебных церемониях и похоронах. В завершение объявил решительную борьбу золотым зубам. Характерно, что по поводу торжеств и похорон в конце мая был презентован даже закон “Об упорядочении традиций и обрядов”, в статье 8 которого говорится, что дни рождения граждане имеют право праздновать только в кругу семьи. При этом в выходные дни — с 10 утра до 11 вечера, а в будни — с 6 до 11 вечера. И в любом случае продолжительность торжества не может превышать трех часов. Иначе штрафы и иные меры, вплоть до увольнения.

Еще одна рекомендация, усиленно насаждаемая в республике, — изучение шеститомной истории Таджикистана, принадлежащей перу «выдающегося сына народа»  Эмомали Рахмона, — вряд ли может быть объяснена ростом национального самосознания или тягой к скромности. Зато она очень сильно напоминает еще недавнюю поголовную обязанность соседей-туркмен по изучению вершины человеческой мысли — творения Туркменбаши “Рух-нама”. Только в таджикском варианте это будет, наверное, “Рах-нама”, или “Рахмон-нама”. Тенденцию подтверждают и другие как бы незначительные по отдельности факты. Недавно в Таджикистане вышла книга об Э.Рахмоне со скромным названием “Вдохновитель национального ренессанса”. Выступая, местные чиновники и политики уже именуют его не иначе как “его величество президент”. Ну а сам Рахмон в одном из посланий обратился к таджикам как к “одному из древних племен арийского народа”.

“Потомки ариев” бедствуют. Средняя зарплата не превышает $40, а на селе люди получают не более 10—12 долларов, и то нерегулярно. Cейчас над республикой нависла еще и угроза голода. На рынке в Душанбе мешок муки взлетел в цене за последний месяц более чем в два раза и теперь стоит 120—130 сомони (35—38 долларов). А что такое мешок муки для традиционно большой азиатской семьи? Кроме этого, в республике до сих пор нет прочного мира. В горах опять аккумулируют силы и оружие не подавленные отряды оппозиции, прошедшие обучение в лагерях беженцев в Афганистане, Пакистане и т.д.

Не случайно, что растет количество русскоязычных граждан Таджикистана, которые готовы вернуться на историческую родину. Русскоязычных в республике и так осталось не более 40—50 тыс. человек от более чем полумиллиона, живших там до начала гражданской войны. Но и из них сейчас 6 тысяч мечтают сбежать, как в России заработает программа по возвращению соотечественников.

Впрочем, как говаривал американский президент, характеризуя одного латиноамериканского диктатора: “Все знают — он сукин сын. Но он наш сукин сын!” Но вот насколько применимо это к тому, что делается в Таджикистане?

Позвольте вам выйти вон!

Из-за чего из республики выгнали (будем называть вещи своими именами, ведь соглашение было расторгнуто в одностороннем порядке и российская компания узнала обо всем постфактум) крупнейшего инвестора из РФ?

Ведь общая стоимость проектов по строительству Рогунской ГЭС и нового алюминиевого завода в Таджикистане превышала, по некоторым оценкам, 2 млрд. долларов, и ничего подобного за всю постсоветскую историю республика не видела. Формально “развод и девичью фамилию” президент Таджикистана потребовал из-за 40 метров разногласий по высоте плотины Рогунской ГЭС. На самом деле из-за того, что Рахмон начал видеть себя в роли крупнейшего геополитического игрока в Центральной Азии. Который будет диктовать условия своим соседям. Российская компания готова была возводить плотину высотой 285 метров, а Эмомали Рахмон настаивал на 325 метрах. Поскольку тогда он стал бы “хозяином” воды, которая в регионе ценится не на вес золота, а на вес жизни. Не зря же на протяжении всей истории региона, даже в самых кровопролитных столкновениях, мирабы (хранители воды) были неприкосновенны. Плотина высотой 325 метров позволит Рахмону единолично управлять всеми водными ресурсами и “отпускать” или “зажимать” ее для соседнего Узбекистана, Туркменистана и Казахстана. В Душанбе все чаще звучат требования полностью прекратить или максимально снизить подачу воды в Сырдарью, чтобы не просто наступить ногой на ирригацию в соседнем Узбекистане, но и лишить узбекские ГЭС мощности и вызвать у соседей энергетический кризис. Обсуждается и проект поворота рек. И Запад уже обещает дать под этот проект чуть ли не $40 млрд.

Причем акцент именно по отношению к Узбекистану в данной ситуации совсем не случаен. В Узбекистане сейчас проживает около 27 миллионов человек, из которых 5% — этнические таджики. А в республике Рахмона, в которой, по самым оптимистичным оценкам, живет не более 5,7 миллиона людей, около четверти населения составляют узбеки.

С “водяной” зависимостью от соседей не может согласиться президент Узбекистана Ислам Каримов, который недавно заявил, что “тот, кто пытается управлять трансграничными реками, должен согласовывать этот вопрос с Узбекистаном”. В таких условиях самый привычный выход — обретение внешнего врага. И больше всего на роль врага подходят именно соседи-узбеки. Отношение к которым еще со времен СССР было неоднозначным.

Если помните, даже в шедшем недавно по ТВ сериале “Русский перевод” есть эпизод, где узбек-полукровка не хочет селиться вместе с однокурсниками-таджиками из-за того, что они его презирают. Кстати, сейчас в республике начались уже настоящие гонения на узбеков. Мало того что их не пускают ни на какие должности, так еще и земли, которые традиционно обрабатывали узбеки, отдают теперь переселяемым на них таджикам.

Нынешний курс “его величества президента” четко направлен на обострение отношений с соседом Каримовым, и это вполне укладывается в канву нынешних отношений Таджикистана с новым глобальным стратегическим партнером республики — США. Выгнавший из своей страны американцев Каримов лишил их плацдарма в этом регионе. Который им необходим для реализации проекта по созданию “Большой Центральной Азии”, будущего противовеса “Большому Китаю”, чтобы не дать последнему пользоваться ресурсами региона без одобрения США.

Чей это “сын”?

В последние пару лет в Душанбе зачастили высокопоставленные эмиссары из США. Помощник госсекретаря, министр обороны США и даже сама госсекретарь г-жа Кондолиза Райс приезжали в Душанбе для переговоров с президентом Рахмоном. Безусловно, интерес к республике проявляют и другие государства: Иран, Китай, Пакистан и так далее. Но если остальные мыслят только экономическими категориями, то для администрации Буша экономика в Центральной Азии вторична. Для США главная задача — выдавить Россию с исторически прочных позиций в этом регионе. Потому-то реальная помощь республике мала, зато огромна ее пиар-кампания.

И специфичен состав визитеров. Так, например, в начале сентября местные СМИ широко освещали церемонию открытия таджикско-афганского моста, на которую специально прилетел министр торговли США Карлос Гутьерес. Специально подчеркивалось, что стальные блоки для этого сооружения доставлялись из Европы, а сам мост является крупнейшим инфраструктурным проектом, финансируемым американской администрацией.

Зато сумма проекта — 37,1 млн. долларов — оказалась стыдливо обойдена вниманием. А ведь это меньше вложений российской компании, которую попросили выйти вон.

США фактически реформируют таджикские армию и пограничную службу и проводят совместные учения. Так, например, в феврале этого года американские морпехи провели тактические учебные сборы с таджикским пограничным спецназом. Правда, под влиянием американцев таджикские пограничники немного перенесли акценты. Еженедельно проходят новости о задержании какой-нибудь незначительной партии наркотиков из Афганистана, а львиная доля героина проходит транзитом в Россию. Не зря же российские СМИ пестрят сообщениями о задержании таджиков с наркотиками. И речь практически в каждом случае идет уже о десятках, а то и сотнях килограммов. Зато каков пиар!

А все потому, что президент Рахмон тихо и незаметно выдавил из своей республики российских пограничников. Которые и пресекали наркотрафик. Что оказалось очень на руку и аграриям из соседнего Афганистана, с каждым годом увеличивающим посевные площади под маком на 40—50% и наращивающим поставки героина.

Достаточно сказать, что сейчас Афганистан выдает на-гора 93% от общемирового производства опиума. А с 2001-го, когда заокеанские “защитники демократии” выгнали талибов, площадь посевов под мак выросла в 20 раз: с 8 тыс. гектаров до 193 тыс. Характерно, что за последние два года для того, чтобы устроиться в погранслужбу Таджикистана на мало-мальски командную должность, сумма взятки выросла с нескольких сотен до в среднем 20 тыс. долларов. И это в нищей-то стране! В этом году соседи-аграрии опять вырастили рекордный урожай, и производство опиума, по оценкам экспертов, может достигнуть более 8 тонн. Для сравнения: в прошлом году было всего 6,1 тонны. И мы практически беззащитны перед этим валом наркоты.

* * *

Русские штыки отброшены за ненадобностью, поскольку появились обещания их замены. Пока — лишь обещания. Но кто сказал, что русский бизнес (как и все остальное русское) постигнет иная участь?

Бизнес России испытывает по отношению к нынешнему таджикскому режиму непонятные иллюзии. Одна из крупнейших металлургических компаний нашей страны готовится к инвестициям в республику в размере не менее миллиарда долларов. Побывавший в июле этого года с визитом в Душанбе председатель Высшего горного совета России Юрий Шафраник, одновременно являющийся председателем совета директоров Межгосударственной нефтяной компании “СоюзНефтеГаз”, заявил, что российская сторона вложит в развитие Таджикистана более 300 млн. долларов. И это только на первом этапе.

Непонятно, улавливают ли русские партнеры те недвусмысленные намеки, которые им посылает президент Таджикистана. В своем ежегодном послании Маджлиси Оли (парламенту) Эмомали Рахмон в качестве приоритетов четко рассказал про грядущее развитие отношений с США, Китаем, Турцией, Ираном и Пакистаном.

А вот для России достойного места не нашлось. Про нее в обращении было упомянуто вскользь, лишь для формальности. Но еще более характерным являются публикации в таджикской прессе. К примеру, газета “Миллат” (“Нация”) после изгнания российских металлургов “поздравила народ и правительство Таджикистана с таким решением”. И написала понятно даже для самых тупых: “А в будущем будет лучше, если российские компании и вовсе не допускались бы к стратегическим проектам в Таджикистане. Или хотя бы допускались только те компании, которые не находятся в подчинении Кремля”.

Казалось бы, среди всех постсоветских республик, ставших независимыми, нет у России более надежного партнера, чем Таджикистан. И до недавних пор все было именно так. Русские неизменно встречали в республике самый гостеприимный прием — начиная от высоких политических и экономических сфер — и заканчивая простым человеческим гостеприимством и радушием. Радушие осталось, но вот политический вектор изменился. Конечно, можно сейчас говорить, что Россия сама виновата. Нет выверенной внешней политики в регионе, и обещания наших властей зачастую остаются пустыми. А нашими просчетами, как всегда, пользуются доброхоты из-за океана.

Похоже, что США можно поздравить с очередной геополитической победой на пространстве СНГ. Или у России есть еще шанс сохранить свое влияние и предотвратить новый конфликт в Центральной Азии, который может очень быстро перерасти в войну?

СПРАВКА "МК"

Если ВВП Таджикистана за прошлый год составил чуть более 2,6 млрд. долларов, то у соседнего Узбекистана этот показатель более чем в 5 раз выше — около 16 млрд. Из 5 с лишним миллионов таджиков свыше полутора миллионов гастарбайтерствуют за рубежом и кормят семьи. Большая их часть осела в России, откуда, например, только за первое полугодие нынешнего года в Таджикистан переслали денежных переводов на сумму свыше 500 млн. долларов. За 12 месяцев — более 1 млрд. Это при том, что, по данным Минфина республики, бюджет за прошлый год составил немногим более 400 млн. долларов.



Партнеры