Удачи, дача!

Амнистия подмосковных фазенд зашла в тупик

2 октября 2007 в 15:05, просмотров: 687

Год назад государство громогласно объявило дачную амнистию, приняв упрощенный порядок оформления загородной недвижимости. Многомиллионная армия владельцев садов и огородов вздохнула тогда с облегчением. А зря. В течение года воспользоваться ею сумел всего лишь 1 процент дачников. Процедура получения заветной бумажки о регистрации прав собственности на несколько соток и домик в деревне не стала ни дешевле, ни проще.

Даже после принятия Мособлдумой закона “О предельной стоимости работ за межевание земель”, по которому цена обмера одной сотки, проводимого в рамках дачной амнистии, не может превышать 450 рублей, не изменилось ровным счетом ничего. Закон разрабатывался мучительно долго и вступил в силу нынешним летом, однако землемеры тотчас сообразили, как его обойти. Абсолютное большинство землеустроителей стало заключать с гражданами два договора — один на землеустройство, а второй за консультационные услуги — и в целом по-прежнему получает за свои услуги суммы, которые варьируются от 7 до 40 тыс. рублей.

В общем, за что боролись, на то и напоролись. В правительстве области заговорили о том, что Мособлдума должна внести поправки в закон. Какие? Мнения на этот счет самые разные.

Например, в “Дачной амнистии” — общественной организации, которая официально оформилась в августе этого года, чтобы помогать проводить в жизнь решение президента Путина по освобождению фазендейрос от бюрократической кабалы, — считают: подобный закон не нужен совсем.

— Не дороговизна землеустроительных работ является причиной пробуксовки дачной амнистии, — убежден лидер этой организации Николай Дижур, — а непродуманная политика, которая поставила телегу впереди лошади. Судите сами. В стране насчитывается 40 млн. незарегистрированных объектов недвижимости.

Государство хочет получать налоги с собственности граждан. Чтобы этот процесс был понятным, а сделки с имуществом россиян — прозрачными, надо сформировать единый информационный ресурс. Его создание и является главной задачей амнистии. Но кто должен оплачивать эту работу?

Сейчас проблема уперлась в расценки землеустроительных организаций, в их нежелание исполнять региональный закон. Кстати, в нем не прописано, что будет за его нарушение. Все землеустроительные конторы — коммерческие и подчиняются в первую очередь законам рынка, а не государственным интересам. Нельзя директивными методами регулировать рыночную экономику, невозможно, да и нет смысла заставлять коммерсанта работать в убыток. Отсюда вопрос: “На кого будут отнесены убытки между рыночной и директивной ценой за межевание?” Сегодня их из своего кармана покрывает население, а должно — государство. Потому что на самом деле речь идет не о дачной амнистии, а об имущественной переписи, проводимой прежде всего в целях налогообложения. Значит, финансировать перепись обязано государство. На практике же это мероприятие выглядит так. Гражданин обязан отдать полторы штуки “зеленых”, помучиться в очередях, истрепать себе нервы за право платить налоги. Ему это надо? У нас государство существует для человека или наоборот?

— На последнем заседании совета по земельным отношениям при губернаторе области прозвучало предложение: брать 450 рублей за межевание сотки только с пенсионеров и с льготников, остальные пусть платят по договорным ценам.

— Ну и что? Льготников с пенсионерами будут раздевать точно так же, как “остальных”. Нет, землеустроитель должен быть государственным служащим и получать зарплату у государства, а не из прибыли коммерческого предприятия. Если власть установила директивные цены, то работать по ним должны государственные организации.

— Такие в районах Московской области есть?

— Есть. При каждом БТИ имеются свои землеустроительные службы, однако и они тоже не хотят оказывать населению дешевые услуги.

— Где выход?

— Прежде всего необходимо на федеральном уровне правильно расставить акценты в дачной амнистии.

Признать, что имущественная перепись является стратегически важной задачей, придать ей ресурсы, открыть бюджетное финансирование. На период проведения переписи вложить средства в расширение государственных землеустроительных организаций. Часть денег обязаны дать муниципалитеты — ведь 100 процентов земельного налога и 80 процентов имущественного зачисляются в местный бюджет. То же самое относится к территориальным отделам Росрегистрации с их дикими очередями.

Однажды я оформлял два земельных участка, расположенных в разных населенных пунктах Серпуховского района. То есть нужно было зарегистрировать два различных объекта и получить два свидетельства на право собственности на землю в территориальном отделе Росрегистрации. Вместо двух документов мне был выдан… один. Так “грамотно” исполняли закон только в сельских администрациях в далекие девяностые годы. Но это еще не все. Процедура оформления — от подачи заявления до получения долгожданных документов заняла аж восемь месяцев! Справедливости ради надо сказать — мне нигде не отказывали. Каждая структура работала как часы. Только вот часы приема у всех были разные…

Подытожу. Смысл наших предложений очень прост. Не гражданин должен высунув язык бегать по бюрократическим ступенькам и доказывать государству свои имущественные права, а государство обязано эти права скрупулезно учитывать, систематизировать и охранять. Впрочем, в этом случае обычную управленческую работу не пришлось бы преподносить народу под видом “амнистии”.



Партнеры