Маньяк во всем признался

Пичушкин прервал обет молчания

9 октября 2007 в 15:32, просмотров: 734

“Первое убийство как первая любовь, оно не забывается. Я очень долго был под впечатлением от него, ведь с убитым мы дружили, сидели за одной партой”, — шокирующие по своей откровенности показания начал давать во вторник в Мосгорсуде “битцевский маньяк” Александр Пичушкин.

Процесс по делу маньяка близится к финалу. Вчера прокурор закончил представлять доказательства. И после короткого перерыва, на котором защита обсудила дальнейшую тактику, слово взял подсудимый.

О том, что он хочет произнести речь, подсудимый Пичушкин заявил еще в самом начале процесса 13 сентября.

Но затем отказался от своих слов и перестал отвечать на вопросы гособвинения. В зале суда он признался лишь в убийстве случайного знакомого по имени Вячеслав, описав детали его смерти.

Но вчерашняя его речь буквально повергла в шок всех присутствующих. Маньяк не просто говорил, он рассказал о таких подробностях, о которых, похоже, не знало даже следствие.

Он долго рядился, отказывался от показаний и каждый раз на протяжении всего процесса, когда у кого-либо возникал к нему вопрос, стандартно отвечал: я все расскажу, но потом, когда суд заслушает всех потерпевших и свидетелей. Пичушкин, нисколько не смущаясь, не испытывая никаких угрызений совести, начал свою исповедь.

Он рассказывал о самом первом убийстве в 92-м году своего одногруппника по ПТУ Миши Одийчука. И рассказанное им вызвало у присутствующих шок.

— Тогда, в 92-м, мне было 18, а ему — 19. Я уже четко сформировался и знал, что именно мне нужно в жизни. Но я был один, у меня не было опыта убийств, и я приглядел Одийчука в качестве сообщника. Он был крепкий, не болтливый, пунктуальный.

 По словам Пичушкина, он не один раз обсуждал с Одийчуком предстоящее убийство. И тот не был против “идти кого-нибудь замочить” вместе с приятелем.

— Но в апреле я понял, что для него это была игра, мальчишество. Убить человека не каждый может, и у меня закралось подозрение, что он не способен, и я решил завалить его первым. Завалить-то мне хотелось, но не хотелось попадаться. Необходимо было все обдумать. Сам собой встал вопрос: куда прятать труп? Я знал: нет тела — нет дела.

Пичушкин вместе с Одийчуком ходили по парку, определялись. По их мнению, колодцы идеально подходили, чтобы спрятать концы в воду.

— Он знал, что именно мы ищем, но даже не предполагал, что ищет могилу себе. Для него это была романтика, непонятная игра.

27 июля приятели договорились встретиться. По словам Пичушкина, он сказал Одийчуку, что приглядел человека для убийства.

— Он пришел, и моя догадка подтвердилась: он пошел на попятную. Естественно, это в мои планы не входило.
Одийчук принес с собой фонарь, веревку, как его просил Пичушкин. Но как только он собрался уходить, принесенное им орудие убийства было накинуто на его же шею. По свидетельству Пичушкина, первая жертва очень долго сопротивлялась, но тем не менее дело было сделано, и труп Одийчука Пичушкин сбросил в колодец. До сегодняшнего дня его так и не нашли.

— На этом деле я чуть не вляпался. За все 63 убийства это был единственный раз, когда меня вызывали в милицию.

Дело в том, что Пичушкин незадолго до совершенного преступления взял с Одийчука и еще одного сокурсника расписки о том, что они уходят из жизни добровольно. Сам это он объясняет так: “Я хотел юридически подстраховаться. Думал, что если найдут труп, то это может послужить основанием для отказа в деле”.

— А как вам удалось взять их у своих сокурсников? При каких обстоятельствах? — задал вопрос подсудимому судья Усов.

— Я их попросил, а когда я прошу, мне не отказывают.

— Ко мне в камеру подсаживали и провокаторов — пытались расколоть, но им это так и не удалось. И после этого 14 лет я делал все, что хотел…

После этого в суде был объявлен перерыв. На момент подписания номера Пичушкин еще продолжал свой рассказ.

Напомним, что в понедельник произошла замена присяжной, сообщившей о внезапной болезни. В итоге пришлось брать человека со скамейки запасных. Вчера присяжным также продемонстрировали видеоматериалы — записи, где пострадавшие Михаил Лобов и Мария Виричева показывают оперативникам колодец в Битцевском лесопарке, куда их сбросил убийца.

При этом он еще раз заявил, что убил 63 человека, а не меньше, как утверждает обвинение. И прокуратура об этом прекрасно знает, но не может доказать.



    Партнеры