ФАНТОМ ПРИМЕРИЛ ШЛЕМ ЛЕТЧИКА

12 октября 2007 в 16:58, просмотров: 361

На прошлой неделе начался регулярный чемпионат НХЛ. Для всего хоккейного мира это событие, безусловно, важное, а для московского спорта еще и приятное:
в основе «Филадельфии» вышел коренной москвич 22-летний Денис Толпеко.

/////// ВИЗИТКА ///////

Денис ТОЛПЕКО родился 29 января 1985 года в Москве. Кандидат в мастера спорта по хоккею. Играет на позициях правого и левого крайнего нападающего. Первый тренер – Николай Куликов. В «Филадельфии Флайерс» с 2006 года, играл в фарм-клубе «Фантом». Впервые вышел в основе «летчиков» 4 октября 2007 года.

ТЕСТЫ НА ТРУСОСТЬ

– Денис, как произошло твое знакомство с хоккеем?

– Папа поставил меня на коньки в четыре или пять лет. А когда я уже учился в школе, к нам пришел тренер по хоккею Николай Куликов, который впоследствии стал моим тренером в СДЮШОР «Русь». Николай Иванович талантливый педагог, тонкий психолог, прекрасно умеет работать с детьми. Я ему очень благодарен, он мне многое дал, главным образом, воспитал во мне характер. Помню его тесты на трусость, когда прыгали с пирса воду. Кто-то боялся, но он никого не заставлял.

Кроме того, со мной еще отдельно занимался папа, он у меня бывший хоккеист.

– Значит, династия?

– Можно и так сказать. Я в хоккей, наверное, в любом случае играл бы. Хотя и футбол нравился – и получалось неплохо. До сих пор помню свой первый день в хоккейной школе. Я гулял на улице, неподалеку от спортшколы, вспомнил про тренера, что к нам приходил, и решил зайти. Ребята моего возраста бегали, делали какие-то упражнения, и я с ними. Носился быстрее всех, а как в футбол начали играть, так вообще… После тренировки Куликов ко мне подошел, удивился, что я вот так один пришел. Попросил, чтобы родителей привел. На следующий день мне уже выдали форму.

– На какой позиции стал играть?

– С самого начала и по сей день я крайний нападающий, левый и правый.

– Раз всех порвал в футболе, то почему выбрал хоккей?

– Любил смотреть хоккей с детства, да и зимой играть нравилось, я даже папу спрашивал, почему снег не девять месяцев в году. На самом деле ужасно люблю кататься. Хорошо, что тогда к нам в школу не тренер по фигурному катанию зашел (смеется).

– Первый твой профессиональный клуб?

– Моя карьера началась в Подольске в 16 лет в «Витязе». Попал сначала во вторую команду мастеров, потом в первую. Затем в юниорскую сборную Москвы вызвали, стали чемпионами России. Когда пригласили в юниорскую команду России, с Овечкиным и с Малкиным познакомился. Жаль, из-за перелома руки не попал тогда на чемпионат мира.

УЖАСТИКИ В ТЕМНОТЕ

– Перспектива уехать открылась после того, как засветился в сборной?

– Да, тогда у меня появился агент, который и предложил мне поиграть в юниорской лиге. Но на драфт я не пошел. На тот момент другого плана игроки требовались, а я при росте 178 весил 70 кг, пацан совсем, хотя скорость и техника были. Где-то за полгода я вырос, окреп, стал вполне конкурентоспособным. Играл в юниорах не задрафтованный – два года в «Сиэтле Фендербердс» и год за «Реджину Пэтс». Тогда меня могла подписать любая команда НХЛ. В юниорах играешь в основном за любовь к хоккею и, конечно, чтобы попасть в НХЛ.

Потом подписал контракт с «Филадельфией Флайерз» на три года. Весь прошлый сезон играл в их фарм-клубе – «Фантоме».

– С языком проблем не было?

– Были, были, не знал ничего, но с ребятами в раздевалке все выучил.

– Ругаешься по-русски?

– Конечно, да у меня вся команда на великом и могучем ругается (смеется).

– Какие ощущения были, когда впервые вышел на лед в основе «летчиков»?

– Это была товарищеская игра против Вашингтона. Когда я надел майку «Флайерс», подумал, не сон ли это.

Смотрел, как переполняются трибуны, ощущения были просто супер. Нервничал немного, но совсем чуть-чуть. А когда уже в чемпионате на первую игру против «Калгари» вышел, тут все еще круче было: вокруг сплошные звезды. Конечно, понимал, что я тут не просто так, мимо проходил и зашел за «Флайерс» сыграть. Выкладывался на все сто.

– Не проще ли было бы играть в России? Стал бы звездой российского масштаба, тебя бы разглядели в НХЛ.

– У каждого своя дорога. Не могу сказать, проще было бы или, наоборот, сложнее.

– Желание зацепиться в НХЛ сильнее желания попасть в сборную? Или тебе вообще не интересна сборная?

– Почему же не интересна, это же моя страна, моя Родина. Да начнись сейчас война, я же в атаке за Россию пойду, правым крайним нападающим.

– Сезон в НХЛ напряженный, игры чуть ли не через день. Как расслабляешься?

– А я и не напрягаюсь. Иногда люблю какой-нибудь ужастик посмотреть в темноте один. Хотя, наверное, это не очень похоже на расслабление.

– Девчонки, наверное, толпами бегают?

– С девушками у меня никогда проблем не было, но сейчас нашел свою единственную. Ее зовут Лена, а познакомились мы с ней случайно на автомойке. Я вообще в судьбу верю, никогда специально никого не искал.

Она красавица и умница, учится в университете. В ноябре должна ко мне приехать.

– Когда ты был летом в России, тебя узнавали как хоккеиста?

– Конечно, мои соседи.



    Партнеры