Порошоковая терапия

Уникальное лекарство получено из мяса домашних животных

15 октября 2007 в 18:01, просмотров: 777

Все знают сказку про живую и мертвую воду. А вот в Москве сотрудники Международного учебно-научного биотехнологического центра при МГУ произвели настоящий “живой порошок”. Насыплешь его на открытую рану — через три дня зарастет; размешаешь в обычной воде, а то и прямо в водке — получится лучшее средство от похмелья. Но главная надежда его создателей — сделать этот природный антиоксидант, выделенный из мяса животных, средством против болезни Паркинсона. О том, с каким трудом создавался новый препарат, “МК” поведал его разработчик — профессор Александр БОЛДЫРЕВ.

— Ученые обнаружили и описали свойства карнозина еще в прошлом веке, — рассказывает Болдырев. — Его нашли в мышечной и нервной тканях человека и животных. Карнозин включается в обмен веществ и нейтрализует токсические радикалы. Зная его чудодейственные свойства, я и мои коллеги стали думать, где найти стабильный источник карнозина. Чтобы получить лечебную дозу, человеку пришлось бы за раз съесть несколько килограммов мяса.

В результате ученые договорились с работниками мясоперерабатывающего завода, которые и выпустили пробную партию порошка. Работяги недоумевали: зачем размельчать мясо теленка и смешивать со спиртом?

Оказывается, затем, чтобы потом провести экстрагирование карнозина из мяса и на хроматографических колонках отделить его от примесей.

— Мы получили уникальный порошок, а рабочим в качестве вознаграждения достались остатки — карнозиновый спирт, — вспоминает Болдырев. — Надо сказать, осталось его много, но мужики наши все “уговорили”. Каково же было их удивление, когда наутро ни у кого из них не было ни намека на похмелье!

Полученный порошок лежал мертвым грузом в лаборатории ученого.

— Однажды, работая на даче, я повредил руку, — вспоминает Болдырев, — да так сильно, что разрезал мышцы почти до кости. Ну, думаю, испытаю свой порошок, пусть лечит. Посыпал им открытую рану и перевязал бинтом.  Приезжаю на третий день в травмопункт, разбинтовываю, а рана-то зарубцевалась полностью!

Потом была у Болдырева целая серия докладов про биологическую активность карнозина — и в России, и за рубежом. Первыми на эту новость клюнули японцы — уже в середине 90-х годов они создали искусственный, синтетический карнозин. В общем, к тому времени, когда за границей люди уже начали “оздоравливаться” уникальной добавкой к пище на основе “болдыревского” карнозина, сам создатель для своих исследований вынужден был закупать западную “новинку” за свои же кровные деньги.

— Глупо было использовать карнозин в виде биодобавки, — говорит Болдырев. — Им можно лечить от рака, от болезни Паркинсона.

Ученого услышали в Научном центре неврологии РАМН. Решили давать препараты карнозина пациентам с синдромом паркинсонизма. Полного излечения не отмечено, но у больных, принимающих и другие сильнодействующие препараты, пропали их побочные эффекты — тошнота и головокружение.

— Карнозин расширяет границы применимости препаратов, снимает побочные эффекты, усиливает способность организма бороться с болезнью. Он восстанавливает истощенную болезнью антиоксидантную систему организма.

Новое вещество может быть эффективным и при других заболеваниях. Вот при инсульте, к примеру, погибает определенное количество нейронов мозга, ответственных за коммуникативную (связующую) функцию других клеток. А если давать пациенту карнозин, может начаться стимуляция других клеток мозга. Дипептид может заставить некогда “отдыхавшие без дела” клетки взять на себя функцию утраченных.

Специалисты прошли огонь и воду, чтобы начать выпускать карнозин в России. Сейчас дело сдвинулось с мертвой точки: началось производство его таблетированной формы.



    Партнеры