В ипотеке кончились лекарства

Западный кризис грозит россиянам болезненным ростом цен на кредиты

16 октября 2007 в 14:49, просмотров: 340

Наступивший кризис банковской ликвидности пока удается скрывать. Свинью подложили те, от кого ее меньше всего ожидали, — американцы.

Летом этого года в Америке лопнул ипотечный “мыльный пузырь”.

Может ли это сказаться на ситуации в России и на россиянах? Заверения наших официальных лиц о контроле над финансовой ситуацией временно успокаивают. Но глубина и последствия нового банковского кризиса остаются пока неизвестными.

Америка “хрюкнула” всему миру

Одна из особенностей современного рынка ипотечного кредитования состоит в том, что банк, выдавший кредит на покупку жилья, в дальнейшем перезакладывает документы на приобретенную недвижимость, тем самым привлекая дополнительные средства. И несколько месяцев назад обнаружилось, что из $1,5 трлн. перезаложенных ипотечных кредитов в США $220 млрд. вряд ли будут возвращены.

В Америке сразу начали искать виноватых. Банки, выдававшие сомнительные ссуды, по-умному открестились, заявив, что выкупать их ипотечные облигации никого не заставляли. Инвестиционные компании во всем обвиняли банки, проводившие рискованную кредитную политику. И те и другие ополчились на ведущие рейтинговые агентства, такие как Moody’s Investors Service, Fitch Ratings и Standard&Poor’s, чрезмерно высоко оценивавшие банковские ипотечные бумаги. Кризис моментально стал глобальным, поскольку облигации американских банков покупали в Европе, Японии, Австралии.

Убытки тоже оценили быстро. Сначала Citigroup Inc., крупнейший банк США, объявил, что потери, связанные с ипотечным кредитованием, составят $2,7 млрд. Потом пришел черед английского ипотечного банка Northern Rock, клиенты которого за три дня сняли со счетов около $4 млрд. Далее швейцарский банк UBS сообщил, что из-за убытков на рынке американских облигаций списывает $3,4 млрд. Наконец, инвестиционный банк Merrill Lynch заявил, что из-за низкокачественных ипотечных кредитов лишился активов на $5,5 млрд. Кризис доверия, родившийся в недрах американской ипотеки, выразился в отсутствии покупателей на долговые бумаги с обеспечением общим объемом в $250 млрд.

И это только начало. Международный валютный фонд прогнозирует, что брызги от лопнувшего ипотечного пузыря могут превратиться в затяжной кризис на мировых финансовых рынках, причем основные последствия американского дефолта проявятся лишь в следующем году.

Никто точно не знает, сколько было выдано сомнительных кредитов. Никому не известно, на какую сумму в конечном итоге пострадают банки и инвестиционные фонды. Но даже когда ситуация нормализуется, межбанковских займов по прежним ставкам уже не будет — нужно компенсировать потери. Да и как определить, на какие цели один банк берет в долг у другого? Вдруг на покрытие убытков?

У банкиров память девичья

Рост российской сырьевой экономики, укрепление рубля, приход на российские рынки иностранного спекулятивного капитала значительно упростили процесс получения российскими банками иностранных займов.

Как и в дефолтном 1998 году, кредиты банковскому сектору предоставлялись на короткие сроки, а наши банкиры размещали их преимущественно в долгосрочные проекты.

Попустительство Центробанка, дилетантская радость российского правительства от прихода все новых и новых займов, недооценка российскими банкирами сопутствующих рисков привели к тому, что к началу американского кризиса наши банки привлекли более $130 млрд.

На что они рассчитывали? На то, что смогут перекредитоваться за границей, погасить старые займы новыми и пустить в оборот оставшуюся часть вновь привлеченных средств. Но лопнувший ипотечный пузырь нарушил простодушные планы.

До января российским банкам предстоит вернуть Западу $30 млрд., до лета следующего года — еще $20 млрд., а привлечь до конца года удастся не более $10—12 млрд. Картина усугубляется обязательствами российских банкиров перед собственными заемщиками, которым обещаны кредитные линии, новые ссуды в обмен на своевременное погашение старых, долевое участие в инвестиционных проектах и другие захватывающие перспективы.

Сегодня денег нет. Банки отказывают заемщикам в предоставлении ссуд, ведут переговоры с предприятиями о досрочном возврате ранее взятых кредитов, приостанавливают выдачу ипотечных займов. И все это для того, чтобы аккумулировать средства для возврата долгов. Такая ситуация называется кризисом ликвидности или уменьшением способности банков своевременно и полностью выполнять взятые обязательства. И если на Западе в расцвете кризис доверия (это когда деньги есть, но одалживать их боятся), то у нас другое: и рады бы помочь, да вот нечем.

Еще одно сходство текущего положения банковской системы с дефолтным 1998 годом в том, что сегодня, как и 9 лет назад, основными заемщиками у иностранцев являются крупнейшие российские банки — на долю 20 ведущих банков страны приходится две трети зарубежных заимствований. Причем около 70% этих средств должны быть возвращены в течение года. Но если вы думаете, что столпы банковского бизнеса в результате кризиса рухнут, то ошибаетесь. Так же как ошибетесь, если решите, что кризис лучше переждать в средних или мелких кредитных организациях. Впрочем, об этом чуть ниже, а пока разберемся с российской ипотекой.

Как ни странно, состояние ипотечного кредитования в России существенного влияния на развитие кризиса ликвидности не оказывает. В 2006 году в России было заключено чуть больше 206 тыс. сделок по приобретению либо строительству жилья, средняя сумма ипотечного кредита составила 970 тыс. рублей, а воспользоваться ипотекой смогли аж… 0,4% российских семей. Хотя динамика роста впечатляет — за три последних года объемы ипотечного кредитования возросли в пять раз.

На 1 июля 2007 года ипотечных кредитов было выдано на 374,4 млрд. рублей. Притом что общее количество выданных банками ссуд составило 8 трлн. рублей. Иными словами, доля ипотечных кредитов составила всего 4,7%. И пусть сегодня крупнейшие ипотечные банки России не могут разместить ипотечные облигации на многие сотни миллионов долларов, а объемы ипотечного кредитования сократились более чем наполовину, согласитесь: 4,7% большой роли не играют.

И море по колено, и лужа по уши

Как долго будет продолжаться кризис? Сегодня очевидно, что до конца этого года он не рассеется. Проблемы с привлечением средств из-за рубежа для крупных банков аукнулись трудностями с внутренними займами. Если в первом полугодии этого года темпы заимствований банков на внутреннем рынке составляли в среднем 46 млрд. рублей в месяц, то в августе, например, удалось привлечь лишь 10 млрд. рублей. Все потому, что крупнейшие российские предприятия должны Западу еще больше, чем банки, — $212 млрд.

Необходимость привлечения средств подталкивает российских банкиров к увеличению премий по размещаемым ипотечным облигациям, что неминуемо отразится на цене кредитов. В некоторых крупных банках, чья задолженность иностранцам составляет до половины всех обязательств, предлагаемая доходность по еврооблигациям выросла с 9% до 14% годовых. И все равно ажиотажа не наблюдается.

Что же делать? Решили привлекать средства частных лиц. За последние недели процентные ставки по вкладам выросли на 1—2%, причем подорожание коснулось как рублевых, так и валютных вкладов. Отдельные банки идут еще дальше и предлагают в довесок бесплатные пластиковые карты, призы и прочие “завлекалочки”…

И все же крупнейшие российские банки не прогорят. Наибольший удельный вес зарубежных кредитов обнаруживается в банках с госучастием или  принадлежащих ведущим финансово-промышленным группам. Ни государство, ни олигархи не допустят катастрофы. В первом случае финансовый пожар будет потушен бюджетными вливаниями, во втором — средствами акционеров. Стабильность важнее.

Иные настроения царят в стане средних и мелких банков. В некоторых финансовых структурах обострения кризиса ждут как манны небесной. Старинная восточная мудрость, гласящая, что кризис — это не только опасность, но и возможность, подталкивает хозяев банков к реализации планов по умышленному банкротству своих кредитных организаций. Банкротство под прикрытием кризиса позволит навсегда забыть о многочисленных финансовых грехах, наподобие “обналички”, раздувания фиктивного капитала, предоставления фальсифицированной отчетности. При этом пострадают в основном предприятия, обслуживающиеся в таких банках. Частные вклады, как известно, застрахованы.

Самый простой способ быстрого обогащения банкиров в кризисную пору — банкротство с переводом активов (кредитов, имущества, ценных бумаг) на подконтрольные структуры. Обратимся к статистике Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

По итогам ликвидации 89 банков, проведенной АСВ, выяснилось, что перед началом процедуры банкротства стоимость активов по балансу и в реальности различались в 10 раз, в среднем по рыночной стоимости удалось реализовать лишь 5% банковских активов, да и то, как правило, это были средства на корсчетах или обязательные резервы. Кредиты корпоративным клиентам, портфели ценных бумаг, наличные средства перед банкротством волшебно испарились.

К слову, назревают и объективные причины для банкротства небольших банков. Прежде всего, это все тот же кризис ликвидности, из-за которого у многих банков уже сейчас возникают перебои с исполнением обязательств.

Другой причиной становится ухудшение конкуренции в экономике: с начала года суммы просроченных корпоративных кредитов выросли на 70% — с 54 млрд. до 92 млрд. рублей. Масла в огонь подливают наши сограждане, заигравшиеся с потребительскими кредитами: Национальное бюро кредитных историй подсчитало, что в некоторых банках количество невозвращенных кредитов достигает 22% от общего числа, а всего по России ссуды не вернуло уже более 200 тыс. человек. Кризис для этих банков будет как нельзя кстати.

Вы спросите, куда смотрит государство? А никуда. Правительство живет своей жизнью, экономика — своей.

Кризис продемонстрировал не только непрофессионализм российских банкиров, но и беззубость государственного надзора за банковской системой.

У правительственных нянек дитя убегает

Органы государственного управления кризис проспали. В арсенале правительства и Центробанка нет никаких иных инструментов, кроме аврального предоставления банкам бюджетных и резервных кредитов. Руководство Центробанка пообещало банкирам в случае необходимости предостаить для поддержания ликвидности до полутора триллионов рублей, однако нет никаких гарантий, что этих денег хватит. Ведь и резервы ЦБ — не резиновые.

Ситуация с платежным балансом России продолжает ухудшаться. Если экспорт в январе—сентябре этого года по сравнению с тем же периодом года предыдущего вырос на 11,2%, то импорт за тот же период возрос на 37,3%. В прошлые годы положительное сальдо платежного баланса спасали иностранные займы, но начиная с августа денег нам практически не дают. С другой стороны, все больше и больше инвестиционных доходов уходит за границу.

Кризис показывает, что не только радость от притока иностранных инвестиций, на три четверти состоявших из ссуд и займов, оказалась преждевременной. Обманчивыми оказались победные рапорты о развитии ипотечного кредитования. В соответствии с планами правительства к 2010 году ставка по ипотечным кредитам должна составить 8%. Сегодня, по данным Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), она равна 12,69%. После возобновления финансирования ипотечных сделок ставки подрастут как минимум на 1,5—2%. Может, новому правительству пора браться за коррупционные издержки цен на жилье?

Все, что может сделать правительство для предотвращения ипотечного спада и оживления рынка ипотеки, — через АИЖК помочь тем банкам, которые непосредственно работают с заемщиками. В следующем году АИЖК потратит на эти цели почти все государственные средства и гарантии, предусмотренные в трехлетнем федеральном бюджете на 2008—2010 годы. Непонятно только, что АИЖК будет делать в оставшиеся годы, ведь все средства будут израсходованы.

До конца года следует ожидать внесения поправок в закон “О банках и банковской деятельности”, по которым будут законодательно закреплены безотзывные вклады, а банки получат право самостоятельно устанавливать условия возврата средств. Для особо воспаленных умов напомним, что банковский вклад — не инвестиция: при оформлении вклада в отличие от инвестиции отчуждение права собственности на деньги не происходит.

Средства вкладчика по-прежнему принадлежат ему, и он вправе распоряжаться ими по своему усмотрению. А отказ в выдаче вклада по первому требованию — нарушение статьи 35 Конституции РФ.

В то же время до сих пор не разработаны поправки в Уголовный кодекс и различные нормативные акты, способные уменьшить вероятность умышленных банкротств кредитных организаций. В США, например, виновным в фальсификации отчетности кроме “запрета на профессию” грозит до 20 лет тюрьмы. В наших условиях долгосрочный запрет на занятие руководящих постов в банковском секторе должен распространяться не только на тех, кто имеет право подписи на банковских документах, но и на членов правления и совета директоров, на сотрудников внутреннего контроля банков и внешних аудиторских фирм. Важно как можно скорее рассмотреть вопрос о материальной ответственности менеджмента и собственников банков-банкротов, чтобы даже думать о нарушении законодательства было неповадно.

Смог заработать — умей сохранить

Разрастание кризиса ликвидности на российском банковском рынке более чем вероятно. В последние пятнадцать-двадцать лет главным вопросом в нашей стране является не “как заработать”, а “как сохранить”. Есть несколько способов минимизации риска.

В стране действует закон “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации”, статья 11 которого говорит, что вклады, не превышающие 100 тыс. рублей (в том числе в валютном эквиваленте), возмещаются в полном объеме. Если сумма вклада больше, АСВ возмещает 90% суммы, превышающей 100 тыс. рублей, но в совокупности не более 400 тыс. рублей. Обладатели 57,6% вкладов, а именно столько составляют депозиты и счета до 400 тыс. рублей, могут спать спокойно. Тем же, у кого суммы вкладов превышают это значение, рекомендуем, во-первых, не класть все яйца в одну корзину, то есть распределить сбережения по разным банкам, во-вторых, уменьшить сумму каждого вклада до 400 тысяч.

Для малого и среднего бизнеса в ситуации ухудшения банковской ликвидности оптимальным будет открытие счетов в нескольких банках, желательно, чтобы хотя бы один из кредитных институтов был крупным. Если небольшой банк, где вы обслуживались, мошеннически разорится, часть оборотных средств вы сохраните. А значит, оплатите поставки, выдадите зарплату, перечислите налоги. И ни в коем случае не пытайтесь применить подзабытую схему уплаты налогов через проблемные банки. Вам придется не только повторно перечислить средства, но и заплатить крупные штрафы.

Оставшиеся месяцы этого года покажут, насколько глубоким окажется кризис ликвидности. Но, даже решив проблему государственными и центробанковскими средствами, смирившись с повышением ставок по кредитам и вызванным этим ростом инфляции, мы не избавимся от необходимости кардинальной ревизии российских банков. Чтобы санацию банковского сектора осуществлял не лопнувший заокеанский пузырь, а отечественные надзорные органы. Иначе мы и дальше будем оказывать финансовую помощь профессиональным проходимцам с миллиардными состояниями.




Партнеры