Думаешь, в сказку попал?

Как состряпать каравай для Змея Горыныча?

21 октября 2007 в 16:03, просмотров: 332

Чтобы попасть в сказку, вовсе не обязательно ходить за тридевять земель, надевать шапку-невидимку или парить под облаками, вцепившись в бороду дядьки Черномора. Теперь по щучьему веленью каждый малыш может запросто оказаться там. В Музее русских сказок проводятся театрализованные экскурсии, во время которых детишки навещают и Бабу-ягу на ее болоте, и Змея Горыныча в тридесятом царстве. А еще могут “поручкаться” с Добрыней Никитичем, примерить доспехи богатырские и узнать, откуда пошла поговорка “плясать от печки”.

— Здравствуйте, добры молодцы да красны девицы! Далеко ли путь держите? — встречает ребятню в дверях с надписью “СКАЗКА” путник, одетый в меховую телогрейку поверх расшитой рубахи.

— В ска-а-а-зку! — хором голосит малышня, нетерпеливо отпихивая провожатого от прохода.

— Не торопитесь, ребятки, нам ведь с вами по пути! — и группа желающих телепортироваться в волшебный мир, выстроившись гуськом, вслед за провожатым исчезает в темном коридоре.

Каша из Бабы-яги

— Рассказывайте, зачем ко мне в сказку-то пожаловали? — на зеленой полянке, прислонившись к колодцу, экскурсантов встречает бабуля — Костяная Нога с нечесаными седыми волосами, неряшливо убранными цветастым платком.

Слово берет путник-провожатый и рассказывает, что пришли они к бабушке за помощью: дескать, в деревне у них объявился Змей Горыныч, который грозится всех жителей сжечь да съесть, если они все три головы его ненасытные по-царски не накормят.

— Эх, да что это за беда! Вот мы сейчас с вами по сказочным тропкам пройдем да угощение для змея поганого и отыщем, — успокаивает сказочных туристов Яга. — Только путь в сказку лежит через волшебный колодец. Кто не трус, айда за мной, — с этими словами старушка, вспомнив всю удаль девичью, по ступенькам спускается в сколоченный из бревен колодец. Юные туристы следуют за ней и попадают в дремучий лес, на болото к Бабе-яге.   

— Садитесь, дружочки, на кочки, на пенечки, — указывает Яга на пеньки, расставленные по периметру полянки.

Юные путники послушно рассаживаются по местам. Вокруг темно, как в пещере, со стен свешиваются узловатые ветки елей да сосен, из-за деревьев доносятся зловещие хохот и крики. Одним словом — самые настоящие апартаменты для Бабы-яги.

— Давайте поглядим, может, что-нибудь из моих припасов к завтраку для Змея сгодится, — Яга вытаскивает из подола луковицу. — Что, сварим Горынычу луковый суп?

Правда, дети с меню, предложенным Ягой, не соглашаются: “он от этого плакать начнет и еще больше разозлится” — разумно предполагают маленькие посетители.

— Тогда приготовим Змею кашу, — не унимается старая. — У меня много разной крупы есть: и перловая, и ячневая. Любите ячневую кашу? Что, нет? А очень зря, вот вы слышали про такого царя — Петра Первого? Он любил во время походов со своими солдатами кашу ячневую варить: она быстро готовится и очень сытная.

— А дайте лучше мне этой каши поесть, а то Змей от нее еще сильнее станет, — неожиданно просит у Яги один из пятиклассников.

— Это ты верно заметил, добрый молодец! Давайте-ка мы лучше Змея гречкой накормим. Ведь на Руси эту крупу называли “княгиней”. А знаете почему?

Яга начинает рассказывать, как давным-давно жили царь с царицею и была у них дочка — Крупеничка. Но однажды напали на царство враги и захватили девушку в плен. Как-то проходила мимо ее темницы колдунья. Превратила она красавицу в гречишное зернышко, положила его в котомку, отнесла на родину и посадила в землю. По весне из этого зернышка выросла гречиха.

— Жалко Змею гречиху на съеденье отдавать! — запротестовали детишки.

Меню подбирали еще добрых полчаса, пока один из школьников не предложил: “А давайте лучше мы из бабки кашу сварим!”

— Раз вы такие, не буду я вам больше помогать, — обиделась бабуська и убежала. Дети поспешили за ней — просить прощения.

Взборонить — это пахать на баране?

Открыв скрипучую дверь в хоромы Бабы-яги, продолбленную в корнях громадного дуба, экскурсанты попали в настоящую русскую избу. В углу пышет жаром печь, по стенам стоят сундуки, полные сокровищ да доспехов богатырских. На полках — утюги, скалки, прялки и гусли. Прямо как в музее народного быта, только все можно потрогать и рассмотреть.

— А вы знаете, что означает поговорка: начать от печки? — интересуется у гостей хозяйка избы. — Нет? Тогда я вам расскажу…
Оказывается, на Руси печка в доме была самым главным предметом. О счастливчиках говорили — у печки родился. С нее и дом начинали строить: сначала ставилась печка, вокруг нее стены, а уже потом выкладывался потолок да крыша. Раньше печка называлась истьба — отсюда и сам дом стали звать избою.

— Я свою печку очень уважаю, — продолжает исторический экскурс Баба-яга. — И на ночь ей все время полено и горшок с водой оставляю. А зачем? Чтобы было печке что есть и что пить. А еще с помощью печки можно погадать о своем житье-бытье.

По древнему поверью, когда наши предки в первый раз печку растапливали, они клали туда вербную веточку. Если веточка начинала дымить — не миновать в доме раздоров и ссор. Если же она горела ярко — в доме будет покой да порядок.

— А добрых-то людей печка еще и угощает: вот оно, угощение, — Яга достает из печи настоящий ржаной хлеб. И пока ребята уминают ржаной пирожочек, объясняет, как непросто делается хлеб.

— Сначала нужно поле вспахать, потом — взборонить. А вы знаете, что значит “взборонить”?

— Это когда баран пашет поле? — предполагает один из мальчишек.

Пряча улыбку, Яга объясняет, что это означает взрыхлить поле, чтобы потом высадить семена. А когда колосья поспевали, наши предки переходили к третьему этапу — пшеницу нужно сжать. Для этого стебельки колосьев подрезали серпом и собирали в снопы. Затем снопы относили на ток — большую утрамбованную поляну — и специальными приспособлениями — цепами — молотили по колосьям, чтобы выбить зернышки. Потом лопатой перекидывали с одного места на другое — провеивали и сортировали: зернышки покрупнее падают ближе, мелкие — дальше. Упавшие ближе крестьяне прятали, чтобы осенью посадить их, а из зерен помельче делали муку.

— Вот и мы с вами для Горыныча испечем хлеб — каравай, по-нашему. А пока он будет печься, мы с вами поиграем.

По команде Бабы-яги все ребята переодеваются в яркие сарафаны, расписные зипуны и встают в кружок.

— Сейчас у вас танцы другие, а вы попробуйте-ка хоровод поводить, — проводит Яга мастер-класс по старинным пляскам.

Оказывается, в старые времена хоровод был не только развлечением, но и ярмаркой женихов и невест.

Девицы, собираясь вечером на поляне, старались надеть свои лучшие наряды — вдруг приглянутся будущему суженому!

— Ох, ребятки милые, пока мы с вами играли, угощение-то наше пропеклось и подрумянилось, — с этими словами Яга вытаскивает из печи каравай (правда, ненастоящий — печка ведь тоже служит декорацией и жара в ней нет). — Несите Горынычу!

Тут выяснилось, что дорога в пещеру к Змею лежит все через ту же волшебную печку Бабы-яги: кто через нее пройдет, тот молодость, счастье, здоровье и красоту обретет.

— Только печь моя пропускает людей добрых, а кто недобрый, тот может в пирожок превратиться! — предупреждает ребят Яга. Группа, не испугавшись напутствий Яги, исчезла за печной заслонкой.

* * *


— Наш музей не простой, сказочный, поэтому ребята не просто слушают лекцию экскурсовода, а сами перевоплощаются в сказочных героев. И можно везде полазить, все примерить, потрогать — именно это и привлекает больше всего в нашем музее, — объясняет директор Музея русских сказок Татьяна Пискарева. — У нас много программ для детишек самого разного возраста.



Партнеры