“Два курса, две страны, два образа жизни”

Геннадий Семигин: “Народ выберет сам: или 15 лет догонять Португалию, как намерена власть, или построить страну №1 в мире, как предлагаем мы”

25 октября 2007 в 13:43, просмотров: 435

Геннадий Семигин — достаточно известная фигура на политической арене. Коммунисты обвиняли его в расколе КПРФ, потом многие из них сменили гнев на милость, когда он за достаточно короткие сроки сумел создать крепкий оппозиционный блок. О том, каким он видит будущее страны, лидер партии “Патриоты России” рассказал в интервью “МК”.

— Вопрос, который мы традиционно задаем политикам: как вы относитесь к Владимиру Путину?

— Я отношусь к нему с уважением, как к очень достойному сопернику в политической борьбе.

Хотел бы подчеркнуть, что партия “Патриоты России” была единственной, кто с самого начала заявил: мы находимся в оппозиции Президенту России. И этим все сказано.

— Хотели бы вы видеть Владимира Владимировича премьером? И как, по-вашему, может завершиться операция “Преемник”?

— Я не думаю, что Владимиру Владимировичу нужно становиться премьером России.

Что касается завершения операции “Преемник”, то, вероятнее всего, “преемник” и станет президентом. Будет ли это хорошо для России и ее народа, пока сказать сложно. Думаю, время покажет.

— Как вы расцениваете назначение Виктора Зубкова на премьерский пост, а также перестановки в правительстве?

— К Виктору Алексеевичу Зубкову персонально я отношусь положительно.

При голосовании по утверждению его председателем правительства фракция “Родина — Патриоты России” воздержалась, т.к. мы ни тогда, ни сейчас так и не увидели новой Программы правительства по развитию страны, по большому счету прежним остался и кадровый состав кабинета министров, да и система работы тоже.

— Происходящее сейчас в политике многим напоминает советские времена. Ткачихи с речами, героические чабаны, массовые поздравления президента с днем рождения, визиты Зубкова в регионы… У вас нет ощущения “дежа вю”?

— При формировании вертикали власти в том виде, как она сформирована сейчас, безусловно, будут иметь место серьезные перекосы, диспропорции и негативные последствия. Определенная вертикаль власти, безусловно, нужна. Но в основании этой вертикали власти должна быть подлинная демократия, понимаемая как власть народа, а не узкой группы лиц, пусть даже самых умных и замечательных.

— Вы позиционируете себя как одна из основных оппозиционных партий. У “Единой России” есть “План Путина”. А что есть у вас?

— Под моим руководством разработан Новый курс развития России, который был представлен обществу еще два года назад. Сегодня в стране есть только два Курса развития: Новый курс “Патриотов России” и нынешний курс власти. Более того, в стране есть только две Стратегии развития: одна — сделать Россию страной №1 в мире и стратегия власти — 15 лет догонять Португалию.

В России сегодня две реальные Команды: “Единая Россия” вместе с Правительством РФ и альтернатива им — “Патриоты России” и наше Народное правительство. Власть считает, что главный Двигатель развития — это эксплуатация природных национальных богатств, я вижу его в мощном научно-технологическом прорыве. По большому счету в стране сегодня есть две Идеологии: Идеология патриотизма, объединяющая передовые коммунистические, социалистические, социал-демократические, центристские и правоцентристские взгляды, и праволиберальная неоконсервативная идеология власти.

— Вы говорите, что идеология патриотизма объединяет в числе других и коммунистические, и социалистические взгляды. А как же коммунистическая партия?

— Давайте разберемся, какую идеологию за прошедшие 14 лет предлагали народу? Например, сегодня в идеологии КПРФ — возврат в прошлое с неуклюжими попытками скрестить националистические взгляды с верностью пролетарскому интернационализму. За 14 лет — ни единого нового слова в идеологической сфере.

Что касается социализма версии 3.0, объявленной “Справедливой Россией”, хоть кто-нибудь понял, в чем его суть? Какое общество люди намерены строить, к каким целям должна стремиться страна, за какие идеалы нужно бороться? Про остальных и сказать мне нечего.

— Не могли бы вы сказать, в чем все–таки причина того, что в 2004 году ваши пути с Геннадием Зюгановым разошлись?

— Причин было несколько. Еще задолго до начала избирательной кампании 2003 года моя позиция и позиция всего НПСР была предельно ясной: объединить весь левый фланг в виде избирательного блока (тогда формирование блоков еще было разрешено) и бороться за получение 30—35% голосов избирателей. Такой подход поддержал и ЦК КПРФ. Но Зюганов сделал все, чтобы КПРФ пошла на выборы в гордом одиночестве.

Вторая причина — это получение денег у олигархов, причем наиболее одиозных, а их представители оказались в предвыборном списке КПРФ. В третьих, для нас было очевидно, что весь левый флаг и его флагманы того времени — КПРФ и НПСР — нуждаются в серьезной модернизации и кадровом обновлении. Это было очевидно всем здравомыслящим людям. Но Зюганов снова был против.

Все это привело к очень тяжелым последствиям: расколу в КПРФ, появлению “Родины” и Партии пенсионеров, провалу КПРФ на парламентских и президентских выборах и уходу из нее лучших людей.

— Еще несколько месяцев назад говорили о вашем активном сотрудничестве с Сергеем Глазьевым и Дмитрием Рогозиным. Как сейчас складываются ваши отношения с ними?

— Сергей Глазьев продолжает работать в качестве министра финансов в Народном правительстве, и мы с ним тесно сотрудничаем. Что касается Дмитрия Рогозина и его коллег, то, формируя избирательную коалицию “Родина — Патриоты России”, мы привлекли к совместной работе и включили в свой избирательный список лучших представителей партии “Великая Россия” и ряда других организаций.

— Вы предлагаете восстановить дореформенные сбережения граждан России. Но это же утопия! Минфин оценил размеры компенсаций по ним почти в 42 млрд. рублей. Причем это — только компенсация, а не полное восстановление. Из каких источников можно взять деньги на эти цели?

— Сегодня средства Стабилизационного фонда и золотовалютных резервов страны составляют более 14 трлн. рублей. Видятся 4 основных направления их эффективного и безынфляционного использования, в том числе в виде масштабных инвестиций в экономические, социальные, научные, культурные проекты регионов и т.д. Эти инвестиции сами по себе могут принести прибыль, новые дополнительные доходы. При таком подходе выделить 42 млрд. рублей на погашение долгов государства гражданам, которых это государство в прошлом фактически ограбило, не является большой проблемой. Проблема — в отсутствии у власти желания это делать.

— Еще одно из ваших предложений — в кратчайшие сроки обеспечить жильем всех нуждающихся. И решить проблемы ЖКХ. Но больше половины жилого сектора в России сегодня требует капитального ремонта. Эксперты утверждают, что на решение этих проблем не хватит всего Стабфонда. Как же вы конкретно предлагаете решить эту проблему?

— Что касается проблем ЖКХ. В составе счета на оплату коммунальных услуг, который оплачивает каждый потребитель, 36% этого счета — налоги предприятий ЖКХ государству. Получается, что государство платит деньги само себе, отбирая их у граждан. Почему бы не отменить налоги для предприятий ЖКХ, которые составляют 36% коммунального тарифа?

Кроме того, если инвестировать от 1,5 до 2 трлн. рублей в модернизацию всей системы ЖКХ, заменить все оборудование и внедрить новые технологии, можно резко снизить потери воды и тепла, а значит, уменьшить тариф еще на 40%.

Таким образом решаются две задачи: снижение тарифов ЖКХ от 50 до 70% и появление нового оборудования, новых технологий и коренное обновление всей системы ЖКХ в соответствии с мировыми стандартами. Что касается доступного жилья, то для решения этой проблемы есть три основных источника: это государственные ресурсы, в незначительной мере ресурсы местных бюджетов и, главное, ресурсы инвесторов. Как, сочетая эти три источника, решить две основные проблемы: обеспечить капитальный ремонт жилых зданий и начать массовое строительство современного и доступного жилья?

Простой пример. Возьмем город, где местная власть организует строительство недорогого жилья, сделает минимальными налоговые ставки для застройщиков, выступит гарантом фиксированных цен на жилье в договорах купли-продажи. Власть дает “зеленый свет” по оформлению всех документов и технических согласований, банки выдают ипотечные кредиты конкретным людям под эти конкретные квартиры по доступным ставкам в 4—5%. Банкам компенсируется разница в процентной ставке из средств Стабфонда, и мы в итоге получаем нормальные цены, масштабное строительство жилья при его высоком качестве. И главное — реальное доступное жилье для миллионов семей.

— Вы сами, как известно, человек не бедный. И при этом ратуете за введение прогрессивного налога на доходы физлиц и налога на роскошь, хотя далеко не факт, что это в реальности будет закреплено законодательно. Вы действительно готовы лично платить эти налоги?

— Я всегда в полном объеме платил все налоги. Во всех развитых странах нет линейной ставки подоходного налога, она везде — дифференцированная. То есть те, чьи доходы выше, платят и повышенный налог. Это принято во всем мире. И я убежден, что все честные представители деловых кругов в нашей стране готовы платить налоги по прогрессивной шкале.

— У вас трое детей. Разделяют ли они ваши политические взгляды и каким образом вы воспитываете в них патриотизм?

— Все взрослые члены моей семьи — а это супруга, родители, старшая дочь и моя сестра — являются членами партии “Патриоты России”. Младшая дочь и сын, будучи младшими школьниками, пока далеки от каких-либо политических взглядов. Что касается патриотизма, то в моей семье дети воспитываются на основе любви к своей Родине, уважения к окружающим их людям. Так было у моих родителей, и я продолжаю эту традицию.



Партнеры