А ВОСР и ныне там

Великую Октябрьскую социалистическую революцию москвичи помнят, но не поминают

7 ноября 2007 в 21:10, просмотров: 383

90 лет со дня Великой да еще и Октябрьской — если уже и не праздник, то дата очень серьезная.

Чтобы отметить ее, что называется, в гуще народных масс, корреспонденты “МК” вчера вышли на улицы столицы. С одной лишь целью — узнать, как относятся к социалистической революции россияне времен нефтегазового капитализма. Но вооружились мы не только вопросами — на всякий случай даже бутылочку с собой прихватили. Вдруг кто-нибудь пожелает хорошо (либо плохо) помянуть советскую власть?

Труднее всего было определиться с местом опроса. Но в итоге остановились на проспекте 60-летия Октября — “октябрьских” улиц в Москве много, но эта к нынешней дате ближе. Вопросы прохожим мы задавали простые: “Какой сегодня день и праздник?” и “Какие достижения советской власти стоило бы сейчас возродить?”. И вот что нам ответили люди.

1. Андрей, юрист:

“Какой день сегодня? Конечно, знаю! 7 ноября нынче. Да еще юбилей… Думаю, формально все прежние институты до сих пор сохранились. В последнее время даже происходит их укрепление. Наверное, надо больше внимания уделять социальным программам. По-моему, так… Выпить за революцию?.. Я и рад бы, но не могу — работа”.

2. Василий Гаврилович, пенсионер:

“Я, ребятки, ветеран двух войн — финской и Великой Отечественной, которую прошел всю “насквозь”. 7 ноября для меня — великий день. А от советской власти я бы сохранил… все! Нет, не пью я, ребятки, врачи мне не разрешают”.

3. Татьяна, программист:

“Сегодня 7 ноября. День начала советской власти… Тогда люди были обеспечены работой, пенсионеры были защищены. И медобслуживание было на высоте. И образование. Я вот недавно закончила институт, так у меня четверть стипендии уходило на транспорт! Вот о чем надо подумать… Нет, я вообще не пью”.

4. Мария Григорьевна, пенсионерка:

“День какой и праздник? День единства, по-моему… Революция? Ах да, и как я забыла, седьмое же… От советской власти я возродила бы... Да чтобы не было войны и чтобы было все хорошо!”

5. Наталья, экономист:

“Ну как же! Красный день календаря… Тогда, знаете, все по-человечески друг к другу относились. К примеру, и врачи к пациентам, и пациенты к врачам. Все было для человека. Спасибо, но я не пью”.

6. Евгений Николаевич, пенсионер:

“Конечно, помню, какой день! 7 ноября. Что бы возродить надо от прежней власти? Знаете, я бы развил ту советскую сеть, скажем, поликлиник и всего здравоохранения. Туда надо вкладывать средства, но с умом. Чтобы медицина была доступна для всех. А пить на улице я не буду. Это законом запрещено. Я лучше домой приду и выпью за ваше здоровье, ну, и за революцию… 50 граммов виски”.

7. Антон, студент-трудоголик:

“Праздник сегодня? 7 ноября? Так день революции, ну конечно. А возродил бы я колхозы и совхозы. Почему? Да потому, что все сейчас развалено… Нет, пить мне нельзя, мне в офис”.

8. Лена, продавец:

“Не знаю, что и ответить. Ну, 7 ноября. А что возродить? Достижения какой, говорите, власти? Не знаю. Я маленькая тогда была”.

9. Людмила Алексеевна, пенсионерка:

“Праздник наш сегодня, всех советских людей! И я бы восстановила все. А то сейчас власти вообще не до нас. Я вот всю войну медсестрой прошла — и что мне от сегодняшней власти досталось? И пить с вами, журналистами, я не стану!”

10. Алексей, бродяга (так и просил его представить):

“Ах да! Праздник же! С утра — и такой есть повод!.. Ну, что бы я сделал? К стенке бы всех поставил. Ну, этих, хозяев жизни, владельцев казино и пароходов. При советской власти я работал разнорабочим. Здесь, в Москве. Человеком был! А при новой власти я квартиру потерял. За что мне ее любить? Выпить? Давай! Выпью я с удовольствием… Нет, вторую не буду, уже хорош”.

Главным результатом “праздничной” акции нам показались даже не ответы на вопросы, а то, как со времен советской власти изменилось отношение к жизни наших людей. Предложи, например, какому-нибудь трудящемуся лет 30 назад на той же улице да в юбилей Октября выпить на халяву — вряд ли кто б отказался. При новой же капиталистической жизни с утра никто пить не хочет, некогда.

А то, что из прежней советской жизни большинство опрошенных взяли бы здравоохранение, — очень характерный симптом. Власти есть над чем призадуматься. Лечить надо наш народ! А все остальное — лирика.



Партнеры