Великая слезоточивая революция

Заставит ли оппозиция плакать Саакашвили

8 ноября 2007 в 19:34, просмотров: 1318

После побоища на улицах Тбилиси в ночь на четверг Саакашвили своим декретом ввел в стране чрезвычайное положение. Пока — на 15 дней. Это означает, что на территории всей Грузии будет ограничено право на получение и распространение информации, на собрания, манифестации и забастовки. Введены ограничения на работу общественного транспорта в Тбилиси. До понедельника прекращены занятия в тбилисских школах и вузах. Приостановлены выпуски новостей на радио и телевидении. В настоящее время фактически работает только один телеканал — Общественное грузинское телевидение. Телекомпании “Имеди” и “Кавкасия” разгромлены, остальные транслируют только художественные фильмы.

В Грузии все говорят, что 7 ноября 2007 года повторилось 9 апреля 1989 года, и вспоминают генерала Родионова. Только сейчас ни советские, ни российские войска в Тбилиси не входили. Все сделали сами грузины своими руками. Грузины пошли против грузин. С газом, дубинками и резиновыми пулями. К счастью, погибших на этот раз нет.

— На митинг каждый день собиралось по 40—50 тысяч человек, — рассказал мне один из лидеров Республиканской партии, правозащитник Паата Закарейшвили. — Я был там с семьей. Объявили, чтобы митингующие расходились. Все подняли руки вверх, чтобы показать, что митинг мирный, в руках ничего нет.

Сначала пару раз для приличия включили водометы. И вдруг со всех сторон с крыш соседних зданий стали кидать в гущу толпы гранаты со слезоточивым газом. Ситуация была просто ужасная. Из глаз полились слезы, я задыхался, люди моментально разбежались. Мы помчались в сторону парламента, чтобы там укрыться. И полицейские стали преследовать каждого из нас, стрелять вслед резиновыми пулями. Дышать было невозможно, люди теряли сознание. И еще одно столкновение со спецназом произошло около телекомпании “Имеди”. Люди пришли туда, чтобы защитить телевидение, и против них опять использовали слезоточивый газ.
Сейчас мы в информационном вакууме, не знаем, что происходит в городе.

— Чем вы объясняете такое озверение спецназа, почему он действовал так жестко, преследовал даже убегавших людей?

— У них был такой приказ. Это озверение Саакашвили. Они вели себя бесчеловечно, за каждым участником митинга гнались по узким улочкам, преследовали женщин, стариков, инвалидов. Я видел, как избивали инвалида с протезом ноги. Это была политическая истерика и агония Саакашвили. Он почувствовал, что страна ему уже не подчиняется, что он стал никем, полным нулем. Теперь вся Грузия знает, что представляет собой ее президент.

Кстати, как сообщил “МК” один из лидеров оппозиции Джонди Багатурия, спецназ использовал не резиновые, а металлические дубинки.

Телефоны большинства лидеров оппозиции сейчас молчат. Некоторые отвечают, что чувствуют себя настолько плохо, что не могут говорить. Особенно тяжелое положение сейчас у лидера Консервативной партии Кобы Давиташвили. Его похитили сотрудники спецслужб, забросили в багажник автомобиля и вывезли в лес. Там его жестоко избили и выкинули на улице города Гори. Он был помещен в реанимацию военного госпиталя. Никто сейчас не знает точно, что происходит, но есть информация, что в Тбилиси идут аресты. Тем не менее оппозиция собирается продолжить борьбу. Правда, после того как будет отменен режим чрезвычайного положения. Чтобы все было по закону.

* * *

Что представляет собой грузинская оппозиция? Она на самом деле очень неоднородна. Это как конь и трепетная лань в одной упряжке. Оппозиция едина только в одном — в вопросе о территориальной целостности Грузии. Любой, кто сегодня в Грузии скажет, что ей надо отказаться от Абхазии и Южной Осетии, может ставить крест на своей политической карьере.

В оппозиции нет и так называемых “пророссийских сил”, как нет, разумеется, и агентов российских спецслужб. Они существуют только в больном воображении руководства Грузии.

Выделяется группа оппозиционеров поневоле, которые прежде были соратниками Саакашвили, занимали высокие должности при нынешнем режиме, но потом так или иначе их лишились. Это прежде всего бывший министр обороны (а до этого министр МВД и прокурор) Ираклий Окруашвили. Был ближайшим другом и соратником нынешнего президента. Уволен, как говорят, за излишний радикализм в деле умиротворения Осетии под нажимом США.

Георгий Хаиндрава занимал при Саакашвили должность госминистра по урегулированию конфликтов и считался человеком, близким к премьер-министру Зурабу Жвания. В его увольнении, как говорят, решающую роль сыграл Окруашвили, с которым он разошелся во взглядах на методы урегулирования.

Саломе Зурабишвили, бывший глава МИДа, француженка по рождению, была приглашена в Грузию лично Саакашвили. Сразу после отставки возглавила оппозиционное движение.

В отличие от них лейбористы (лидер — Шалва Нателашвили) были в оппозиции к Саакашвили с самого начала. Имеет реальную поддержку простого населения.

Реальную опору в народе, прежде всего в Западной Грузии, имеет и партия “Свобода” Константина Гамсахурдиа. Его поддерживают в основном мегрелы-звиадисты, для которых он сын своего отца, первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ


1. Как дальше может развиваться ситуация в Грузии?

2. Какова вероятность того, что на нынешнюю ситуацию в Грузии оказывают влияние “внешние силы”? Если да, то какие? Россия или США?

Михаил АЛЕКСАНДРОВ, эксперт по Кавказу Института стран СНГ

1. Здесь может быть три сценария.

Первый — режим Саакашвили посыплется. Оппозиция продолжит массовые выступления, а в правящей группе произойдет раскол. Силы правопорядка самоустранятся или перейдут на сторону оппозиционеров, и тогда его режим рухнет уже в ближайшие дни. А вот если руководство Грузии сплотится вокруг президента, то есть два варианта развития ситуации. Вариант №1 — жесткое подавление народного бунта. Массовые политические репрессии, тюрьмы. Чрезвычайное положение затянется на длительный срок. И это вполне вероятно, ведь Саакашвили никто не мешает. Запад его не осуждает. Идет тихое поощрение. Правда, если пройдут демократические выборы, его режим падет.

Второй вариант заключается в том, что президент пойдет на реальные уступки оппозиции. Тогда вероятны выборы в парламент уже весной. И на этих выборах его партия проиграет. В обмен оппозиция может предоставить Саакашвили гарантии, что после ухода с президентского поста его не будут преследовать.

2. В России сейчас нет рычагов влияния на грузинскую оппозицию, они все бегают в американское посольство. И Запад влияет таким образом, что в Грузии сегодня происходит такое: людей сажают в тюрьмы, а Саакашвили делает все, что хочет.

Вагиф ГУСЕЙНОВ, директор Института стратегических оценок и анализа, главный редактор журнала “Вестник аналитики”

1. В настоящий момент политическая ситуация в Грузии находится в точке перестройки. Многое сейчас будет зависеть как от мнения мирового сообщества, так и от политики самого Михаила Саакашвили. По моему мнению, определенные возможности сохранить в своих руках бразды правления государством, по крайней мере до грядущих президентских выборов, у грузинского лидера имеются, поскольку он пока контролирует армию и спецслужбы. Однако итоги самого голосования прогнозировать чрезвычайно сложно. Поражение нынешней грузинской власти вполне реально, тем более что массовое недовольство экономической политикой Тбилиси и авторитаризмом Саакашвили сейчас налицо.

2. Многое для дальнейшей судьбы Саакашвили будет зависеть от мнения его политического патрона — Вашингтона. А он вполне может отдать предпочтение оппозиционерам, тем более что они, так же, как и сам Саакашвили, настроены проамерикански и выступают за присоединение Грузии к Североатлантическому альянсу. Что касается роли России в нынешних событиях в Грузии, то мне она кажется опосредованной и минимальной. Обвинения в адрес Москвы сейчас приобретают гротескный характер.

Андрей КОКОШИН, председатель Комитета Госдумы по делам СНГ.

1. Сегодняшняя ситуация в Грузии — это прежде всего структурный кризис системы власти, которая декларировала одно, а на деле осуществляла совершенно другое. Целый ряд кланов оказался недовольным такой политикой, и в результате политических репрессий в отношении оппозиции кризис дошел до сегодняшней острой стадии противостояния.

Сначала репрессии проводились против сторонников старой власти. Потом дошла очередь и до самих “розовых” революционеров — до тех, кто поддерживал новую власть.

Режим оказался репрессивным и антидемократичным. По данным оппозиции, в Грузии сейчас около 20 тысяч политических заключенных. Широко применяются пытки, отсутствует независимость суда. С точки зрения борьбы с коррупцией все также вышло с точностью до наоборот. Люди все это видят. Если кризис зарождался в области клановых отношений, то сейчас он уже вышел за рамки “верхушечного” события, которое затрагивает интересы исключительно власть имущих. Помимо межклановых разборок существует большое недовольство широкой общественности, которая не хочет жить в таком разрыве с декларируемыми принципами.

Ситуация очень серьезная, поскольку развитие тут может быть самое разное. Главное, чтобы режим не предпринял попыток обеспечить себе выживаемость путем силовых авантюр применительно к грузино-абхазскому и грузино-югоосетинскому конфликту. В последние месяцы мы наблюдали в этих областях мелкие провокации, но сейчас могут последовать более крупные, и это то, что нас серьезно беспокоит.

2. На мой взгляд, никакой роли в развитии кризиса “рука Москвы” не сыграла. Против Саакашвили выступают еще более прозападные политики, чем он сам. Оппозиция — гораздо западнее тех, кто их придавливает. Бывший министр обороны, бывший министр иностранных дел и еще десятка два таких же политиков, покинувших Саакашвили и ушедших в оппозицию, никогда не выказывали симпатий к России и всегда ориентировались на Запад.

ЧТО ГОВОРЯТ ИЗВЕСТНЫЕ ГРУЗИНЫ

Георгий ДАНЕЛИЯ, кинорежиссер:

— У меня в столице Грузии достаточно родственников, в том числе двоюродная сестренка, известная актриса Софико Чиаурели. Так вот, все мои родственники об этом митинге узнают из телевизора. Как и большинство грузин, кстати. Не думаете же вы, что все грузины присоединились к оппозиции? Так что никто из моей родни не пострадал.

Однозначной оценки происходящему в Тбилиси я дать не могу. Но немного разозлился, смотря телерепортажи. Причем именно на митингующих. Принять и поддержать их не могу. Независимо от отношения к Саакашвили.

Думаю, ни в одной другой демократической стране мира правительство не потерпело бы многодневного и настолько агрессивного митинга, в результате которого оказалась перекрыта главная магистраль крупного мегаполиса.

Не стоило, наверное, оппозиции вытаскивать столько мирных людей и подставлять их ради высоких идей под водометы, полицейские дубинки и слезоточивый газ…

Тина КАНДЕЛАКИ, телеведущая:

— Я, узнав о случившемся в Тбилиси, полночи не спала. То, что там происходит, чудовищно. К счастью, всех своих близких и родных людей я успела вовремя перевезти в Москву. Но у меня там осталась масса друзей, которые сегодня звонят мне уже из больниц — избитые и отравленные газом. Дети спрашивают: “Мама, что в Грузии?”. Я не могу объяснить им происходящее иначе как начало братоубийственной войны. Война президента со своим народом.

Несколько лет назад в интервью Светлане Сорокиной Саакашвили на полном серьезе сравнил себя с Давидом-строителем. Я уже тогда поняла, что этот человек, с напрочь отсутствующим чувством юмора, опасен для страны и мирового сообщества.

Сегодня Саакашвили поставил себя в один ряд с самыми страшными тиранами Средневековья. Какая демократия? О чем речь? Пол Пот по сравнению с президентом Грузии больший демократ. Закрывать каналы, травить своих граждан — это даже не цивилизация. Я не политолог, я женщина, грузинка, возможно, излишне эмоциональна. Мне больно и стыдно за страну, где я родилась, но не за ее народ. Я призываю остановить Саакашвили. В России мощная грузинская диаспора, состоящая из влиятельных и уважаемых людей. Предлагаю написать открытое письмо в международные организации с требованием вмешаться и остановить грузинский кошмар.

Николай СВАНИДЗЕ, телеведущий:

— Я сам к происходящему в Грузии имею косвенное отношение. У меня в Тбилиси только один родственник, пожилой уже человек. Мы не можем с ним связаться все эти дни, нет связи. Остается только надеяться, что с ним все хорошо. То, что происходит там, — это пока драма, и лишь бы она не переросла в трагедию. Похоже, повторяется история начала 90-х с уличными боями и бесконечной сменой власти.

Я никогда не был в восторге от режима господина Саакашвили. И, к сожалению, был прав. Остается лишь пожелать братскому грузинскому народу, чтобы все закончилось без братоубийства. Это и в интересах России тоже.

ЧТО ПИШУТ НА ЗАПАДЕ?

The Times: “Революция роз” в Грузии разоблачилась в тумане слезоточивого газа, пока полиция разгоняла протестующих, а прозападный президент провозгласил чрезвычайное положение. Михаил Саакашвили обвинил Россию в попытке дестабилизировать Грузию, в то время как спецназ стрелял слезоточивым газом и резиновыми пулями и использовал водометы против демонстрантов... Конфронтация угрожает поставить Вашингтон перед выбором — поддерживать все более непопулярного лидера или смотреть за сползанием ключевого союзника в хаос в критический момент”.

Die Presse: “Саакашвили, его правительство и его партия, похоже, поддались искушению власти. Гнев многих демонстрантов направлен не против их политической программы — люди хотят жить в стране, где политические будни не похожи на детектив”.

The Daily Telegraph: “Имидж страны как бастиона западных демократических ценностей на постсоветском пространстве получил вмятину после того, как полиция атаковала оппозиционеров, протестовавших в Тбилиси, и использовала силу для прекращения вещания антиправительственной телестанции... В то время как Саакашвили добился восхвалений в Вашингтоне за сближение его страны с Западом, все большую настороженность вызывают его возрастающие автократические тенденции”.

The New York Times: “Соединенные Штаты, главный зарубежный спонсор и наставник правительства Саакашвили, призывают обе стороны избегать шагов, могущих привести к кровопролитию”.



    Партнеры