В Донецке готовят 100 гробов?

На место погибших шахтеров готовы прийти тысячи добровольцев

19 ноября 2007 в 20:34, просмотров: 869

Донецк погружен в траур. Приспущены государственные флаги, отменены увеселительные мероприятия. В школах уроки начинаются с минуты молчания.

Шахта имени Засядько находится в густонаселенном районе. Во дворах пятиэтажек всегда много людей. Но в это воскресенье проспект Засядько, ведущий к шахте, как-то вмиг опустел. А те, кто спешил в магазин или просто курил во дворе, переговаривались только шепотом. “Опять случилось. А я ведь в следующую смену должен был идти…” — говорил неподалеку от проходной невысокий мужчина своему приятелю. Тот грустно отводил в сторону четко очерченные угольной пылью глаза: его только что вывели на поверхность. Он слышал и хлопок, и чувствовал запах гари, — он сразу понял, что произошло непоправимое. Сейчас проходчик был в безопасности, но говорить о тех, кто остался под землей, не хотел.

Возле центрального управления шахты в воздухе витал запах валерьянки. Некоторым даже казалось, что пахнет формалином. Тогда-то и начинали всплывать слухи о том, что администрация шахты, несмотря на то, что найдены еще не все горняки, уже заготовила 100 гробов. Премьер-министр Виктор Янукович эту информацию опроверг, но родственников горняков, собравшихся на проходной, было не унять. Они плакали и просили, чтобы им сказали правду. А правда была в том, что под землей все еще бушевал пожар, температура увеличивалась, а шансы найти живых уменьшались.

Это понимали все. Особенно те, кто знаком с профессией не понаслышке. Матери, жены, дочери находящихся в пекле родных отмахивались от подобных рассказов. “Мой сын сейчас на седьмом участке. Но я ничего не знаю, как он, что с ним… Где списки, почему ничего не говорят?! Мы в шоке… Понимаете?!” — кричала мне раскрасневшаяся от слез Галина Маляр. Ее помогали увести в помещение. Но там было не лучше… Стульев всем не хватало, поэтому часть родственников ожидала хоть какой-то информации на улице, примостившись на холодных лавочках. Мороза, ударившего в этот день в Донецке, похоже, никто не чувствовал. Пальто и куртки на людях были расстегнуты, лица залиты слезами…

ЖИВЫХ НЕТ

Обвинения в адрес комиссии, которая слишком долго работает, фактического руководства шахты, летят ежесекундно.

К двум часам в воскресенье поступили списки первых опознанных. Из найденных 33 горняков — это всего семь человек. К упавшей в обморок женщине спешит врач со шприцем… Через час — новые списки. Зачитывают имена тех, кто находится в больнице. Их 26, и почти все они со второго и четвертого участков. Эта цифра не менялась с самого воскресного утра. После девяти часов из-под земли поднимали только мертвых…

“А что на третьем участке, что на третьем?!” — трясет председателя молодая статная женщина. “Третий мы обошли…” — отвечает он. “Но что это значит, что?..” — не унимается она. В разговор ввязывается старичок: “Почему не скажете правду?” Председатель предлагает ему отойти в сторону: “Что ты хотел слышать? Что там человек без головы лежит? Вот что значит “обошли”.

Молодая совсем еще девчонка пытается оттолкнуть мать и пробраться к окну. “Я не хочу жить!” — кричит она, отбиваясь от своих родных. Покрывшуюся холодным потом, полураздетую, ее уносят в отдельную комнату.

Ожидание продолжается, несмотря на то, что в открытую уже говорят о том, что “живыми найдут всего одного или двух горняков”. “Я хочу, чтобы это был мой внук. Может, он спрятался где-то. А вообще… Пусть они все будут живыми. Нельзя нам таких детей терять”, — причитает одинокая бабулька, складывая руки для молитвы.

Новые списки, имена, фамилии, осознание того, что большинство погибших — молодые парни, у которых остались жены и дети. Уже сейчас известно, что найдены мертвыми 77 человек, из них на поверхность подняли 63. В моргах находятся тела 49 шахтеров, из них идентифицированы 22 человека, условно опознаны — 8 человек, не опознаны — 19. Но люди все еще ждут чуда.

БЫВШАЯ ОРДЕНОНОСНАЯ

Знаменитая на весь Советский Союз орденоносная шахта имени Засядько в последние годы мелькает лишь в трагических сводках. “Самая гибельная на Украине” — таков ее новый статус. Это уже четвертый взрыв на шахте за последние годы. Жертвами трех предыдущих стали 136 горняков. После 18 ноября 2007 года общее количество погибших на этой шахте может перевалить за цифру двести. А последняя трагедия может стать печальным рекордом на украинских шахтах. Еще два дня назад скорбный рейтинг взрывов с самым большим количеством погибших возглавляла авария на шахте в Луганской области. 11 марта 2000 года взрыв на шахте им. Баракова “Краснодонугля” унес жизни 81 шахтера…

Говорят, такие печальные перемены на шахте имени Засядько начались с уходом от дел бессменного директора шахты Ефима Звягильского. И хотя в шахтоуправлении никому не придет в голову менять на двери директорского кабинета табличку с фамилией Героя Украины, номинально шахтой Засядько, начиная с 1994-го, руководят наемные менеджеры. Звягильский тогда ушел в правительство Кучмы. А после прихода к власти нового президента был вынужден на некоторое время эмигрировать в Израиль.

На шахте им. Засядько в отсутствие ее столь уважаемого босса аварии стали происходить с пугающей регулярностью.

Как стало известно “МК”, поток желающих поработать на благо одного из лучших в шахтерском крае предприятия ничуть не уменьшился. На места “выбывших по уважительной причине” хоть сегодня готовы прийти сотни квалифицированных работников. Секрет притягательности взрывоопасной шахты прост: любому из представителей основных шахтерских специальностей здесь стабильно выплачивают от 600 до 800 долларов в месяц. Сумма для этих мест завидная.

С 19 по 21 ноября в Донецкой области объявлен трехдневный траур по погибшим на шахте им. Засядько горнякам.

ЭКСПЕРТ “МК”

“Насчет взяток, якобы уплаченных за право трудиться на шахте им. Засядько, ничего утверждать не могу”.

Что же на самом деле явилось причиной трагедии? На этот и другие вопросы “МК” попросил ответить многолетнего председателя Донецкого областного совета профессиональных союзов, а ныне депутата Верховной рады Украины Василия Георгиевича ХАРУ.

— Многие ныне действующие шахты Донбасса, в их числе шахта имени Засядько, — особо опасны по метану.

Сейчас в нашем крае нет ни одной шахты, где бы уголь добывался выше, чем 1 километр от поверхности земли.

По техническому, технологическому оснащению, по социальной защищенности шахта им. Засядько была одной из лучших в СССР. Техника туда поступала наиновейшая, технология внедрялась самая современная. Там была высокая заработная плата, выплачивались всевозможные пособия, для семей шахтеров строились комфортабельные квартиры.

— А как сейчас?

— Сейчас — практически то же самое, только в еще большей степени! Шахта сохранила почетное место в ряду самых высокотехнологических шахт. На это, равно как и на обеспечение безопасности подземной работы, выделяются колоссальные средства. Что касается социальной защищенности, на мой взгляд, шахта ничего по сравнению с советскими временами не потеряла. Та же высокая заработная плата, те же санатории и детсады.

Беда в том, что время от времени там случаются тектонические сдвиги. Учитывая это, на этом предприятии смонтирована технологическая установка, выкачивающая из-под земли метан. После чего он реализуется на продажу и используется на отопление шахтерских домов.

— Отчего же случилась такая трагедия?

— Не берусь предугадывать окончательные выводы правительственной комиссии, но, на мой взгляд, в воскресенье утром случился сдвиг земли. Одна ее часть просела на полтора-два метра (так называемая тектоническая просадка), вследствие этого высвободилось огромное количество газа, склонного к самовозгоранию.

— Кого накажут за происшедший подземный пожар и взрыв метана?

— По-моему, в этом нет вины ни руководителей предприятия, ни самих шахтеров, которые временами действительно пренебрегали правилами ТБ.

— Многие винят в происшедшем “хозяев шахт, стремящихся к сверхприбылям ”. Говорят также о значительном количестве необученных новичков, которые приехали на шахту из вымирающих депрессивных шахтерских поселков…

— Говорить подобное могут те, кто не знает природу работы в шахте. На шахте им. Засядько я бывал не раз в качестве “экскурсанта” и утверждаю: невозможно, не обучив человека особенностям труда под землей, выпустить его на работу! Даже если ему нужно всего-то поменять подпорки (по-нашему — крепеж) — его на протяжении нескольких недель учат, как это делать. Параллельно с этой учебой обязательно проводится инструктаж по ТБ (технике безопасности). Перед каждом спуском под землю с шахтерами проводится инструктаж, и они расписываются в книге об ознакомлении с правилами ТБ.

Насчет взяток, якобы уплаченных за право трудиться на шахте им. Засядько, ничего утверждать не могу. Знаю, что проблемы трудоустройства на нее действительно всегда были: ее штат полностью укомплектован! Не то что на других шахтах, где некому работать и берут с улицы кого попало.

— Кто несет персональную ответственность за гибель людей?

— Согласно инструкции — главный инженер шахты.



Партнеры