Недорогие россияне

Почему переполненная нефтедолларами страна ухудшает жизнь своих граждан

20 ноября 2007 в 17:22, просмотров: 569

Кто из нас не слышал в жизни две ключевые фразы в современном русском языке? Вопрос: “Ты что, Родину не любишь?” И ответ на него в виде обещания: “Я тебя научу Родину любить!”

Родину у нас любят все. Особенно те, кому положено по должности. Хоть и не в СССР живем, но по Маяковскому: “Я планов наших люблю громадье!” Вот и сейчас начался очередной этап проявления любви. Оформленной в виде клятвы верности несменяемости курса президента. И под общим слоганом, что-де какой-то там план победы всей страны. Непонятно, правда, над кем. Но отчего бы не полюбить, если выделены громадные деньжищи и сам процесс становится высокодоходным.

Родину любят все, даже самый последний чиновник в самой глухой местной администрации. Людей — никто.

Оказывается, мы совсем зажрались

Отечественные министры продолжают радовать своими откровениями. Вроде и кабинет уже новый, правда, большая часть старого состава сохранила свои кресла. И экономическая политика изменилась со сберегательной модели на инновационную (как говорят), а как выскажет кто-нибудь из высокопоставленных чиновников очередной мессидж в порыве душевной откровенности, так хоть стой, хоть падай.

Взять, к примеру, выступление недавно произведенного в вице-премьеры министра финансов РФ Алексея Леонидовича Кудрина. Призвали его сенаторы к себе в Совет Федерации за разъяснениями: почему-де инфляция так полезла вверх? И г-н министр сразу им правду-матку в глаза: главный вклад в инфляцию внес рост цен на продовольствие. И ведь не успокоился на этом, еще дальше зашел в своей смелости: сгладить рост цен на мировых рынках не позволили недостаточное производство своего сельхозсектора и опережающий рост доходов населения. Дескать, в 1999 году объем потребления продовольственных товаров составил в РФ 866 млрд. рублей, а в 2006 году — 3 трлн. 944 млрд. рублей.

Одним словом, жрать россияне стали больше. За семь лет аж в 2,4 раза. В реальном министерском исчислении. Интересно, кто-нибудь из читателей “МК” на себе это заметил? Раньше 500 граммов колбасы в сутки потребляли, а теперь по кило 200 граммов. Раньше 2 яйца съедали в день, а теперь давятся, но глотают по 4,8.

Интересно, что об этом думают, например, в Костромской области, на Урале или в Восточной Сибири? Где господа министры если и бывают, то непременно в сопровождении местной чиновничьей свиты и чтобы непременно подносили хлеб-соль.

Хотите пример из жизни?

Есть в Восточной Сибири поселок. С одним-единственным градообразующим предприятием. Хозяева которого с момента приватизации стали единоличными владельцами не только производства, но и живших там душ. А кому не нравилось, гуляй Вася на все 50 км до ближайшего такого же поселка. С 1993 года наличная купюра в населенном пункте с 16 тысячами жителей стала практически музейной редкостью. Потому что хозяева комбината наладили выпуск собственных средств денежного обращения. Бралась школьная тетрадь в клеточку, листы ее разлиновывались и проштамповывались. Одну тетрадь штамповали номиналом 10 рублей, вторую — тысячей. На третьей — 5000 и так далее. На оборотной стороне каждой новоявленной купюры ставилась печать комбината и расписывался главный бухгалтер. Все — от начальников цехов, директоров, ИТР до помощника механика и последней уборщицы получали зарплату такими квиточками. По проштампованным листикам люди отоваривались в поселковых магазинах, пользовались транспортом и даже… могли сходить в местный ресторан.

Естественно, если колбаса за рубли стоила, к примеру 50 рублей, то по расчетам в эрзац-валюте за нее приходилось платить больше. Когда 70, а когда и все 90. Что неудивительно. Ведь вся поселковая торговля контролировалась теми же людьми, что ввели эрзац-деньги. Говорят, даже в долг записывали. Совсем как до революции.

Рубль, к которому прилепили клеймо “деревянный”, стал самым дефицитным товаром и предметом спекуляций. Чтобы снарядить, к примеру, отпрыска на учебу в город, меняли талончики на российские рубли по курсу 2 талончика за 1 рубль. Все это время продукция комбината исправно шла на экспорт, принося владельцам комбината стабильные “зеленые” поступления.

И по стране полным-полно таких поселков и городков, где в середине 90-х, в условиях реального безденежья, ходили такие эрзацы. Вот только в этом поселке они просуществовали аж 10 лет. Пока не пришли “москвичи-олигархи” и не купили комбинат. После чего в первый раз за все эти годы выдали зарплату деньгами.

Когда люди впервые за десять лет получили зарплату не кусочками тетрадных листочков, а полноценными банковскими билетами, в поселке, говорят, был самый веселый на памяти нынешних жителей праздник.

Интересно, до скольких поселков такой вот праздник еще не дошел? Или их жители просто не замечают своей специфики, пока яйцами давятся по повышенным нормам потребления.

Если вам кажется, что все давно не так, и в нашем царстве-государстве все в порядке, вот самые свежая официальная статистика.

Инвалиды? Снимайте памперсы!

Впрочем, что мы все о провинции, да еще о глубокой и дальней. У инвалидов, например, жизнь не сахар вне зависимости от места проживания. Недавно в редакцию пришло письмо от ветерана ВОВ Лилии Оганесян. Уж извините, но процитирую почти полностью: “Крайне неблагоприятно складывается положение с обеспечением инвалидов техническими средствами индивидуальной реабилитации (костылями, колясками, памперсами и т.д.). Причем до недавнего времени такой проблемы не существовало. Еще в 2005 и 2006 годах Фонд социального страхования (ФСС) выделял инвалидам технические средства в необходимом количестве и нормального качества. О том, что выделенных средств на 2006 год до конца года не хватит в связи с “несанкционированным” ростом числа инвалидов, было известно еще в конце прошлого года. Однако Минфин не нашел возможным выделить недостающие средства, а когда деньги кончились, полностью прекратил финансирование с 1 октября 2006 года. В результате инвалиды страны были полностью лишены возможности получения всего необходимого. С наступлением нового 2007 года положение не улучшилось. На сей раз деньги были, но их, в соответствии с новым «порядком», нельзя было использовать до проведения так называемых тендеров - конкурсов поставщиков, и утверждения новых цен. До этого в аналогичных случаях поставки необходимой продукции осуществлялись без перерыва по прошлогодним ценам. Согласование цен продолжалось до конца апреля 2007 года. Все это время ФСС не спеша проводил указанные конкурсы с единственной целью – найти самые дешевые изделия. При этом качество отбираемых изделий настолько никого не интересовало, что мнения медиков даже не спросили, а отбор проводился финансистами фактически только по названиям. В результате были отобраны самые дешевые изделия и, соответственно, самого низкого качества. И это в то время как в других странах ученые и конструкторы стараются приблизить качество и комфортность технических средств к естественным условиям. А наши инвалиды должны довольствоваться неудобными протезами, громоздкими колясками, синтетическими «недышащими» памперсами.

Одновременно приказом министра Зурабова от 7 мая 2007 года № 321 было значительно сокращено количество выделяемых технических средств или увеличены сроки их использования, что тоже приводит к уменьшению количества. Особенно неблагоприятно сложилось положение с памперсами. Сначала были отобраны памперсы по цене вдвое ниже прежней, но – «недышащие», а затем, в соответствии с приказом № 321, было уменьшено их количество в три раза и, вместо трех штук памперсов в сутки, установленных специалистами-медиками, было решено выделять только одну штуку в сутки. Ну уж это, как говорится, ни в какие ворота… Ведь не надо быть профессором медицины, чтобы понять всю абсурдность этого решения. Тем не менее, оно было принято и действует по сей день. А инвалидам, получавшим ранее ежеквартально высококачественные памперсы с доставкой на дом, теперь приходится ездить ежемесячно в территориальное отделение ФСС за направлением на 30 штук некачественных памперсов, и с этим направлением ехать на склад за их получением. Кстати сказать, еще до отставки правительства министр Зурабов подписал целый ряд приказов, серьезно усложняющих работу медицинских учреждений и ухудшающих условия жизни стариков. И хотя господина Зурабова в министерстве уже нет, эти приказы никто не отменял, и, как говорится, «дело Зурабова» живет и побеждает … стариков и инвалидов.

Еще один пример “заботы” правительства о стариках и инвалидах — закон №122 о монетизации льгот, против которого во время его принятия справедливо возражали многие пенсионеры. Закон вступил в силу в 2006 году, и все инвалиды, отказавшиеся от соцпакетов в установленный срок, получали в том году денежную компенсацию в виде добавки к пенсии. Однако в нынешнем 2007 году многие из прошлогодних заявителей лишились этой возможности, так как не знали, что заявление надо подавать ежегодно в срок до 1 октября. Почему так получилось? Закон — новый, порядок тоже новый, а касается он в основном старых и больных людей, которых, конечно, необходимо было вовремя проинформировать. Закон фактически нарушен, так как не обеспечены законные денежные компенсации инвалидам за неиспользуемые льготы.

Так что же случилось в нашей стране или в мире, что вызывает необходимость столь жесткой, а точнее — жестокой экономии? Ведь и войны нет, и катастроф глобального масштаба”.

И здесь ветеран Великой Отечественной, одна из тех, перед кем все без исключения представители нынешней власти на экранах телевизоров преклоняются и отдают дань памяти, неправа. Третьей мировой еще нет, но глобальная катастрофа надвигается. И имя ей — инфляция.

Правительство “не догоняет” цены

Такого поражения на фронте борьбы с инфляцией российское правительство не терпело уже давно. Не секрет, что за несколько предыдущих лет нашим чиновникам лишь один раз удалось уложиться в заданные параметры: в 2003 году при заданном диапазоне 10—12% рост цен остановился на верхней допустимой планке. В предыдущие годы параметры “плана” по инфляции не выдерживались (2002 — 15,1% при задаче 12—14%, 2004 — 11,7% при плане 8—10%). Но вот так, чтобы переплюнуть расчеты и прогнозы аж почти в полтора раза, — такого еще не было. Между тем до последнего не желавшие видеть очевидного и настаивавшие на своих 8% за год чиновники получат по итогам года рост цен за год на уровне 11,5%.

Вернее, они их добросовестно зафиксируют, а получим, то бишь выложим из своего кармана, мы — обычные граждане и рядовые потребители.

Росстат опубликовал цифры по росту цен в октябре и теперь уже за 10 месяцев. 1,6% за месяц и 9,3% накоплено к началу ноября. Опять отличилось продовольствие. Причем, что характерно, наибольший рост цен зафиксирован на те товары, которые торговцы и правительство заморозили по обоюдному согласию. Подсолнечное масло в октябре выросло в розничной продаже в цене на 26,3% (сентябрь — 13,5%), яйца подорожали на 20,9% (6,1%), молоко — на 11,2—13,1% (9,4%), сыры сычужные — на 23,9% (13,5%), кисломолочные продукты и творог — на 9,6—10,7% (7,4—7,9%), сливочное масло — на 12,7% (9,4%). Даже плодоовощная продукция, которая в сентябре подешевела на 8,8%, в октябре опять выросла в цене на 0,9%.

При этом в торговых сетях клянутся и божатся, что они свои обязательства по “ценовому перемирию” соблюдают свято и обращают внимание на тот факт, что соглашение между торговцами и правительством начало действовать после 15 октября. А потому, дескать, практически весь октябрьский рост цен пришелся на первую половину месяца. Но это является лишь очередным и, пожалуй, самым главным доказательством того факта, о котором “МК” уже не раз писал на своих страницах. Цены заморозили на пике их значений, точно так же, как раньше это сделали с бензином! И интересы торговли от соглашения ни капельки не пострадали.

К примеру, возьмем то же подсолнечное масло. В тот момент, когда фиксировали цены на этот товар, тонна сырья для изготовления масла стоила 14 тысяч рублей. Сейчас она уже опустилась до 13 тысяч и ниже. Но видим ли мы последствия этого изменения в магазинах?!

На мировых рынках падают цены на зерно, наметилась динамика по снижению стоимости оптовых контрактов по молоку. Но где следы этого на прилавках наших супер- и гипермаркетов?

Впрочем, все только начинается. И снижение темпов роста цен на продовольствие (но не снижение самих цен ни в коем случае), которое, несомненно, будет озвучено Росстатом по результатам ноября, никого не должно вводить в заблуждение. Продовольствие сдвинуло и закрутило ценовой маховик и на других секторах российского рынка. Впервые сразу почти на процент (0,9%) подорожали непродовольственные товары. Продолжают расти тарифы и на ЖКХ. Рекордная стоимость нефти заставляет российских нефтяников наращивать экспорт и тем самым создавать дефицит топлива на внутреннем рынке. Может, бензин и не очень сильно подорожает до конца года, но это должно случиться по всем законам рыночной экономики. И кстати, наибольшая динамика произойдет по росту цен на дизельное топливо. То есть отразится на стоимости практически всех автотранспортных грузоперевозок, в том числе бумерангом вернется и на ценники на сыр и колбасу. Наверняка вырастут цены на образовательные и медицинские услуги. К концу года нас может ждать и рост цен на автомобили.

Между тем кроме непосредственно роста цен на товары, подстегивающих инфляцию, есть еще одна опасность, которая непременно выведет инфляцию на уровень 11,5—11,8%. Если не больше. И это неравномерное расходование бюджетных средств. В ноябре-декабре традиционно государство спешно дофинансирует те статьи расходов, о которых забывало на протяжении предыдущих 10 месяцев. А тут еще и Госдума приняла поправки в бюджет об увеличении расходов в этом году на 1 трлн. 67 млрд. рублей. И это тоже даст толчок инфляции.

Кстати, за первые две недели ноября официальная инфляция уже составила 0,4%. Итого — 9,7% с начала года. Так что, граждане россияне, готовьтесь потуже затягивать пояса. И прыгать в высоту за ценами.

Кстати, недавно один из высокопоставленных чиновников, разъясняя причины роста цен, обронил, что трудно было бы ждать иного, если журналисты так много пишут по этой теме. Логика старая и “верная”, и мы уже слышали об этом раньше: самолеты падают, потому что журналисты об этом пишут. Может, следуя чиновничьей логике, следует закрыть все газеты и информпрограммы на ТВ?

И никто не подает в отставку. Впрочем, удивительным было бы обратное. Но тогда мы бы жили в другой стране.

* * *

А мы живем в той, в которой родились. Где, даже в период невиданных успехов, с одной стороны, 314 млрд. рублей (минимум, а на самом деле больше) — расходный бюджет Олимпиады-2014, а с другой — грядущее в январе повышение тарифов на транспорт, ЖКХ и прочие радости жизни. А пенсии в очередной раз прибавят только весной. Где уже 450 млрд. долларов золотовалютных резервов государства — и по одному несчастному самому дешевому памперсу на лежачего старика. Где единственная победа, которую следует ждать в следующем году, — это победа цен над населением. Хотя бы по той причине, что если доллар и падает, то евро-то растет, и рост стоимости продовольственного импорта из Европы перекроет относительное удешевление закупаемых за доллары товаров. Где всю страну зовут работать на “победу России”, но при этом 47,2% населения имеет среднедушевой ежемесячный доход менее 8 тысяч рублей (по последним данным Росстата).

Скажете, непатриотично — памперсы, коляски, когда мощь страны растет день ото дня. И если мы хотим, чтобы “Россия победила”, надо инвалидам научиться обходиться одним памперсом в сутки. Еще два государство при таких мизерных “заначках” не потянет. Или разгонит инфляцию, если их тронет. Впрочем, при нынешнем уровне цен и доходов, честно говоря, эти два злосчастных памперса инвалидам уже и не понадобятся.

Наверное, так оно и есть. Ведь главное — не памперсы и не коляски. И вообще — не старики и не люди. Главное — Родину любить!

СПРАВКА "МК"

К 1 октября суммарная задолженность по заработной плате в России составила 4,055 млрд рублей. По сравнению с данными на месяц раньше она увеличилась на 0,9% (4,017 млрд.). Исходя из средней зарплаты по стране в 13 400 рублей в месяц, можно констатировать, что без зарплаты остается примерно 302 тысячи человек — население крупного областного центра. Если же учесть тот факт, что топ-менеджеры редко остаются без денег, а зарплату не видят наименее обеспеченные и наиболее бесправные слои населения, то цифра в 450 тысяч человек, оставшихся без вознаграждения за свой труд, кажется вполне обоснованной.

Какие работники не получают зарплату (в% от общего числа не получивших)

Сельского хозяйства    26

Обрабатывающих производств    23

Занятые в строительстве, управлении недвижимым имуществом, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды    22

Культуры, образования, здравоохранения и социальных услуг    15

Остальных сфер деятельности    14



Партнеры