Тети разных народов

В Москве успешно развивается этническая проституция

12 декабря 2007 в 16:26, просмотров: 408

Среди тружениц столичной панели по-прежнему немало приезжих из братских республик и дальнего зарубежья. Более того, ассортимент живого товара в борделях стал намного разнообразнее этнически. Как и откуда приезжают такие мигрантки, на каких правах живут и работают в Москве — выяснила корреспондент “МК”.

На вопрос: “Сколько в Москве проституток?” — ответить не может никто. Статистика у разных источников расходится настолько, что, по одним данным, их порядка ста тысяч, а по другим — треть миллиона. Но по опыту столичные милиционеры могут составить четкую пропорцию: примерно половина из девочек — россиянки. Еще 50% — все иностранки, вместе взятые.

— То, что почти все проститутки — сплошь мигрантки, в частности приезжие с Украины и Молдовы, только видимость, — уверяют сотрудники УБОП столичного ГУВД. — Просто иностранки больше бросаются в глаза.

О том, как гостьи столицы попадают в стройные ряды путан, легче рассуждать, условно поделив их на четыре группы.

Первая группа — соотечественницы. Тут сразу стоит развеять миф о том, что из россиянок в проститутки идут в основном жительницы юга страны. На самом деле, по наблюдениям стражей порядка, в московских борделях полно представительниц именно Подмосковья и прилегающих к нему областей — Ярославской, Владимирской, Тверской и т.д. Ведь в том, что ты добираешься до работы на машине или электричке, есть свои неоспоримые плюсы. Например, так проще объяснить свое отсутствие родным и знакомым, в любой момент можно вернуться домой. Да и милиция не будет слишком докучать проверкой документов.

С увеличением количества облав на “бабочек” проституция ушла с обочин центральных улиц города, переместившись в городские квартиры и сауны либо за МКАД. В столице она стала более конспиративной. Но на самом деле спрятаться от посторонних глаз — вовсе не значит стать цивилизованнее. По крайней мере, пути, по которым большая часть “бабочек”-мигранток попадает в столицу и в секс-бизнес, условия их проживания тут остаются не только вне закона, но и вне нормальных человеческих отношений. Пример тому: вторая группа — соседки с запада СНГ.

Если говорить о борделях, в которых трудятся приезжие с Украины, из Молдовы и Белоруссии, то на законных основаниях там обитают обычно лишь сутенеры и “мамки”. Иногда, конечно, особо заботливые сутенеры все-таки делают девочкам регистрацию, но во многих случаях фальшивую. Чаще всего жрицы любви живут в городе не только без регистрации, но и вообще без каких-либо документов. Взять хотя бы подпольный публичный дом, который накрыли две недели назад сотрудники столичного УБОП.

Владелец притона, 39-летний гражданин Молдовы по имени Михай, уже давно и вполне легально обосновался в Москве, получив вид на жительство. Девочек ему сюда поставляли сообщники, живущие в Молдове и имевшие в этой солнечной стране свою сеть вербовщиков. Те выискивали симпатичных девушек из неблагополучных или просто бедных семей и предлагали им работу в Москве официантками или танцовщицами. Как только партия простодушных молдаванок приезжала поездом в Первопрестольную, на перроне их встречал Михай и тут же забирал паспорта: мол, чтобы поскорее сделать девочкам временную регистрацию. С этого момента гостьи столицы превращались в рабынь — их держали в московской квартире и насильно заставляли обслуживать клиентов. Ломались девочки очень быстро, ведь в арсенале у Михая с подручными было немало видов пыток. Например, они отвинчивали ножку от табуретки и били несговорчивую невольницу по спине, пяткам, внутренней стороне бедер. Девочек не выпускали из заточения по нескольку недель, и постепенно многие втягивались в “работу” — им уже даже не хотелось куда-либо уходить. Впрочем, обычно в квартирах, где держат проституток-невольниц, мало возможностей для побега — решетки на окнах, массивные железные двери, а нередко и охрана.

Когда стражи порядка нагрянули с облавой в бордель, освобожденные узницы отнюдь не бросились на шею спасителям. Кто-то отреагировал равнодушно, кто-то не мог понять, что происходит. А одна девочка вдруг разразилась рыданиями.

Как оказалось, владельцы квартиры, которую снимал для своих рабынь Михай, и не подозревали, для каких целей он ее арендует. Это тоже очень типичная ситуация. И вряд ли приходящие за сексуальными утехами клиенты подозревали, что у этого “любовного гнездышка” очень нехорошая история. В свое время тут жил пенсионер, так вот, когда он умер, труп пролежал в квартире несколько недель. Вот наследники и попытались поскорее жилище сдать.

Задержанному сутенеру вменили целый букет статей УК — незаконное лишение свободы, вовлечение в занятие проституцией, торговля людьми и т.д.Вербовщики, работавшие на него в Молдове, уже арестованы местной полицией.

Третья группа — китаянки и вьетнамки. Ни для кого не секрет, что в Москве существуют целые китайские кварталы — мини-шанхайчики. Это общежития, вещевые рынки и так далее. Практически при каждом таком “оазисе” существует ресторан “для своих”, а где ресторан — там и бордель. Тоже для своих. В таких подпольных притонах работают исключительно “местные” путаны. Славянки здесь экзотика, и стоят они намного дороже “коллег” из Восточной Азии. В подобные бордели вход для наших соотечественников обычно закрыт.

— Типичный пример такого публичного дома — подпольное заведение, закрытое нами в середине 90-х на территории ВВЦ, — вспоминают столичные оперативники. — В начале 90-х одна китайская фирма выкупила в аренду отдельно стоящее здание сельхозвыставки, бывший туалет. Между прочим, довольно немаленькое помещение: 50 метров в длину и где-то около 10 в высоту. Китайцы приспособили его для жилья, открыли ресторан и тут же оборудовали несколько комнат для свиданий.

Попадают в такие заведения девочки по-разному. Это могут быть бывшие или еще учащиеся студентки столичных вузов. Есть другой вариант — вьетнамка или китаянка приезжает в Москву, оформляя рабочую визу . Нередки и такие ситуации, когда смекалистая девушка пересекает границу в качестве туристки, например с полугодовой визой. А когда виза заканчивается, остается здесь, превращаясь из официальной гостьи в нелегалку.

Впрочем, как и в случае с гражданками бывших союзных республик, такие девушки не всегда едут сюда по собственной воле.

— Помню, к нам в отдел по борьбе с  похищениями людей обратился один живущий в Москве вьетнамец, — рассказывает пресс-секретарь УБОП столичного ГУВД  Игорь Цирульников. — К нему с родины приехала погостить родная сестра. В столице девушка обзавелась друзьями-вьетнамцами, стала с ними встречаться… В конце концов сами соотечественники ее похитили и поместили в бордель.

Оказалось, что невольницу держат в Ростокине, в помещении общежития. Два этажа этого здания снимали азиаты, которые жили своей жизнью, причем администрация на “восточную” территорию вообще предпочитала не совать носа. Сбоку к дому был пристроен китайский ресторанчик, а на втором этаже сделан бордель. Оперативники до сих пор с теплотой вспоминают о брате похищенной девушки: он не только помог им выйти на негодяев, но и впоследствии, когда их задержали, выступал в качестве переводчика.

Организатор гнезда разврата, гражданин Китая, оказался сутенером со стажем — на родине его обвиняли по аналогичным уголовным статьям, китайские стражи порядка уже давно его разыскивали. Сутенера депортировали и осудили уже на родине.

К четвертой группе в нашем списке относятся азиатки бывшего СССР и обладательницы шоколадного цвета кожи.
Первые — это казашки, узбечки, таджички и т.д. Казашки, кстати, в последнее время становятся очень востребованы и в китайско-вьетнамских публичных домах.

Многим клиентам нравится покупать себе и красавиц с Кавказа — тоже в качестве экзотики.

Что касается мулаток, то это, как правило, не нелегалки, а студентки, приехавшие в Москву получить образование, а заодно и денежку срубить. В бордели они обычно приходят, как на работу, — в свободное от лекций время. Чаще всего, получив диплом, они бросают это занятие и уезжают на родину. Большинству экзотических девушек торговля собой приносит хороший доход, ведь такие путаны в Москве оплачиваются дороже славянок раза в два.

Короче, цепочка очень простая. Законодательство не дает возможности стереть подпольные бордели с лица Москвы, ведь уголовный срок предусмотрен лишь для “мамок” и сутенеров. А собственно проститутки могут отделаться лишь административным наказанием. Девочек приходится отпускать, и они никогда не останутся без работы — либо вернутся в родной бордель, если тот откроется снова, либо пойдут к другому сутенеру. А пока такие притоны существуют, город будет продолжать пополняться мигрантками-нелегалками, торгующими собой.



Партнеры