Кому и зачем это надо?

Споры об уникальности или неуникальности — по большому счету сотрясание воздуха

20 декабря 2007 в 17:55, просмотров: 386

У каждой из сторон конфликта есть свое устоявшееся мнение, которое трудно опровергнуть вербальными аргументами. Важнее попытаться разобраться в мотивации участников конфликта

НЕЗАВИСИМОСТЬ —   КТО “ЗА”?


Косовские албанцы

Почему косовским албанцам так нужна независимость, понять легче всего. Если уж сербы и черногорцы — практически не отличающиеся ни этнически, ни религиозно — договорились до “развода”, то что говорить о нисколько не родственных между собой православных сербах и мусульманах-албанцах. Память о политике “сербизации” края времен Милошевича и кровавом противостоянии с сербами тоже способствует сепаратистским настроениям.

США
Почему роль главного адвоката косовской независимости на себя взяла Америка? Однозначно ответить на этот вопрос нелегко — версии могут быть разные. Возможно, в их совокупности и кроется объяснение.

• Неприятие бездуховной американской супердержавой православного славянства. На первый взгляд иррациональная версия, которая популярна в националистических кругах, обвиняющих Штаты в стремлении “испепелить духовную мистическую силу православной Христовой веры, через которую на землю изливаются любовь, святость, упование на грядущий рай, на братство людей”. При этом Сербия воспринимается как “Фермопильское ущелье, сквозь которое хотят прорваться полчища Тьмы, чтобы разрушить весь славянский мир и сокрушить православную веру”. Не вдаваясь в разбор обоснованности помещения этой версии в центр объяснения политики США в отношении Сербии, можно вполне предположить, что в определенных кругах США имеются ненавистники славянства и православия. Возникает, правда, вопрос, почему ненависть была направлена именно против Сербии, а не против славянских и православных Черногории, Македонии или Болгарии.

•  Американское мессианство. Наряду с чисто прагматическими целями в своей внешней политике Соединенные Штаты руководствуются и иррациональными мотивами, основанными на глубокой вере в мессианское назначение Америки нести свободу и демократию во все уголки мира.

• В косовской независимости заложен некий месседж Америки исламскому миру. Воюя в Афганистане и Ираке, поддерживая Израиль и угрожая Ирану, Америка собственноручно гробит свой имидж в глазах мусульманского мира. Поэтому поддержка мусульман на Балканах — в Боснии и в Косово — может служить какой-то компенсацией, обряжающей Штаты в костюм защитника мусульман. Но никто не гарантирует, что в Косово не повторится история с афганскими моджахедами, которых в пору противостояния с СССР американцы вооружали и обласкивали как борцов за демократию, а теперь охотятся за ними в горах Афганистана.

• Американцы укрепляют свои позиции на юге Европы. Независимое Косово — пока оно будет хранить благодарность своим западным “архитекторам” — идеально подходит на роль государства-клиента в этом “мягком подбрюшье Европы”. Государства, которое разрешит размещать на своей территории все, что пожелают США, — от баз (уже сейчас американская военная база “Бондстил” считается одной из крупнейших в Европе) до тех же элементов ПРО.

• Разделяй и властвуй. Возникновение еще одного государства в самом неспокойном регионе Старого Света, к тому же государства мусульманского и государства неблагополучного (этакой мины замедленного действия), сулит в будущем проблемы Европе. Сильная Европа не нужна Америке, так же, как ей не нужны ни сильная Россия, ни сильный Китай.

ЕВРОСОЮЗ

Если с США и косовскими албанцами более-менее понятно, то проследить логику ЕС в защите независимости Косово сложнее.

• Традиционное недоверие католическо-протестантской Европы к православно-славянскому миру. Этнические и религиозные стереотипы, не чуждые даже самому политкорректному сознанию, зачастую играют немалую роль в формировании внешней политики. Жертвой этих стереотипов и стали сербы.

• Идея защиты угнетаемых меньшинств. Посыл, без сомнения, заслуживающий уважения. Однако в немалой мере благодаря стараниям Запада косовские албанцы сами встали в роль гонителей сербского меньшинства, так что теперь тем же европейцам из KFOR приходится устраивать блокпосты с колючей проволокой и бронетранспортерами у православных монастырей, чтобы защитить несчастных сербских монахинь от “угнетаемых” косоваров.

• Забота о будущем Европы. Хотя Сербия не входит в состав ЕС, а ни один член этого объединения не граничит с Косово, европейцы рассматривают здешние дела как зону своей ответственности. Понять их можно: ситуация вокруг Косово патовая, а ее нерешенность очень нервирует. Отсюда — попытки по-хорошему уговорить Сербию отказаться от Косово — в обмен на ускоренную процедуру приема в Евросоюз. Но по-хорошему не получается. В итоге перед Европой стоит перспектива заполучить нового беспокойного соседа, каким обещает быть независимое Косово, сколько бы его лидеры ни клялись в верности европейским и демократическим ценностям.

НЕЗАВИСИМОСТЬ —КТО “ПРОТИВ”?

СЕРБИЯ

С позицией Сербии — как и с настроем косоваров — все тоже предельно ясно. Цена вопроса не ограничивается только понятиями территориальной целостности и национальной гордости. Косово — это сакральная для сербов земля, очаг духовности. Другое дело, что любой реально мыслящий сербский политик понимает безвозвратность потери края. Но вряд ли кто сможет публично с этим печальным фактом согласиться, не рискуя совершить политического самоубийства.

РОССИЯ

Мотивы, которыми в косовском вопросе руководствуется Россия, могут быть кое-кем сочтены нерациональными. Зачем, мол, портить отношения с Западом из-за такой “малости”, как Сербия? Проблема состоит не в этом, а в том, что у России недостаточно средств для того, чтобы решить косовскую задачу так, чтобы край остался в составе Сербии. Максимум, что можно извлечь из этого, — попытаться добиться как можно больше выгод для себя.

• Защита православной славянской Сербии. Вполне логичная и благородная мотивация. Тем более если речь идет о народе, загоняемом прочим мировым сообществом в угол. Противники этого подхода считают, что русское заступничество за Сербию в 1914 году дорого стоило нашей стране.

• Право вето. То, что Россия не признает косовской независимости, — это весьма серьезная проблема. На свете немало случаев, когда то или иное государство не признает другое (Турция не признает Республики Кипр — или взять Тайвань, который большинство стран мира не признает, хотя два десятка стран поддерживают с “Китайской республикой” дипотношения). Но поскольку Россия обладает правом вето в Совбезе, перспективы на членство в ООН у независимого Косово очень печальные, что придает суверенитету края сомнительный оттенок. Так что признание косовской государственности может стать очень хорошей основой для крупного торга с Западом.

• Проблема Абхазии и Южной Осетии. Неслучайно Москва говорит о косовской независимости как о прецеденте. Порой возникает ощущение, что этой независимости даже ждут, чтобы постараться разрубить гордиев узел вокруг отпавших от Грузии автономий, граничащих с РФ. Впрочем, то, что Россия незамедлительно пойдет на признание независимости Сухума и Цхинвала в ответ на признание Западом суверенитета Приштины, — еще не факт.





Партнеры