Дома, и не одни!

Благодаря “МК” двенадцать детей встречают Новый год в своих новых семьях

24 декабря 2007 в 16:39, просмотров: 579

Весь год “МК” рассказывал своим читателям о детях, попавших в беду. Как оказалось, рассказывал не зря — большинству ребят, с которыми жестоко обошлась судьба, общими усилиями удалось помочь. После каждой такой публикации редакционный телефон раскалялся от звонков. Кто просто сочувствовал, кто помогал деньгами, а кто-то взял да изменил свою жизнь так, что в ней нашлось место для маленького бедолаги.
В конце года принято подводить итоги. Мы навестили героев наших публикаций, чтобы узнать, как у них дела, и, конечно же, поздравить с Новым годом!

Мы много писали о маленьких отказниках, которые томятся в больничных стенах, потому что для них пока не нашлось места в Домах ребенка и детских домах (“МК” от 20 апреля, 28 мая, 3 августа, 16 ноября). Чиновниками эта проблема старательно игнорируется. Во многие больницы ни корреспондентов, ни людей, желающих просто помочь малышам, не пускают.

И все же дело сдвинулось с мертвой точки. За прошедший год десятки больниц приняли помощь волонтеров — добровольцев, помогающих отказникам и детям-сиротам.

Из тех ребят, что попали на страницы нашей газеты, большинство уже обрели свой дом и любящих родителей. Это Жданна, Руслан, Настя, Илья, Катя, Наташа, Марина, еще один Илья, Вова, Алеша, Иван, Соня. Целая дюжина!

Под Новый год настоящий подарок от судьбы получил маленький Ванечка, который родился 07.07.07. Ребенок был рожден ВИЧ-инфицированной матерью и все это время жил под дамокловым мечом опасного диагноза. Так вот, как это часто бывает с такими детьми, ВИЧ у Ванечки не подтвердился! Кстати, за время обследования к малышу очень привязалась одна из сотрудниц больницы. Она сейчас оформляет документы на усыновление.

А вот для 7-летнего Володи минувший год оказался очень тяжелым. Напомним — Володина мама родила ребенка от нового мужа, а старшего сына сдала государству. Потом у мальчика появились новые родители — они сначала неоднократно приезжали к нему в больницу, затем в интернат, а потом и вовсе взяли в семью… На месяц. Через месяц вернули назад. “Мы передумали усыновлять. Мы сами развелись, так что ребенок нам теперь ни к чему...” Представьте себе, как встречает этот Новый год мальчик, которого все отфутболивают, словно бракованную игрушку?

Дед Мороз, не надо ничего менять!

“МК” решил поздравить с наступающим Новым годом своих “крестников” — Марину, Илюшу и Наташу, которых семья Буркиных усыновила после публикации в газете.

Такого восторга мы просто не ожидали. Ребята с горящими глазами встретили Деда Мороза и Снегурочку. Прыгали, пели песенки, читали стихи, стремились посидеть на коленях. Кажется, в реальность морозного старика поверила даже 7-летняя Марина.

— Минувшая осень для нас выдалась очень тяжелой, — рассказывает мама Света. — После дачи с трудом привыкали к городской жизни, много болели, так что почти два месяца не выходили в свет. Приезд вашего Деда Мороза оказался для них действительно подарком судьбы.

Только сейчас, почти через полгода после того, как ребята попали в семью, они более-менее привыкли к новой жизни. Хотя по-прежнему много проблем с Мариной. Она часто срывается на младших, любит давать указания бабушке.

— Мы приучаем ее к уважительному общению с окружающими, но пока ей сложно привыкнуть к новым порядкам, — говорит папа. — Девочка очень активная, энергичная. Ей необходимо выплескивать энергию, поэтому обязательно собираемся купить детский спортивный комплекс. Правда, куда его поставить, ума не приложу. Места у нас немного — три комнаты на десятерых.

— Не жалеете, что взяли сразу трех малышей?

— В самые трудные моменты были мысли, что, может, мы переоценили свои возможности, — искренне признается Светлана. — Но когда буря успокаивается, смотришь на них, и на душе становится тепло, не зря мы стараемся.

— Мариночка, по родителям по-прежнему скучаешь? — когда мы остались вдвоем, интересуюсь у девочки.

— Скучаю… немножко, — подняла на меня глаза девочка.

— Может, попросить Деда Мороза все вернуть обратно? Чтобы вы снова оказались с родными мамой и папой?

Марина отчаянно мотает головой:

— Не-е, не надо! — И мечтательно добавляет: — Вот если бы они бросили пить… Можно такое желание загадать Деду Морозу? Тогда мы могли бы их в гости позвать. Или в школу на праздник — я там выступать буду… Но жить мы с Илюшей и Наташей все равно хотим здесь. Дед Мороз, не надо ничего менять!

Вовка преткновения

Весной мы рассказывали о борьбе двух пар родителей за 3-летнего Вовку ( “Неестественный отбор”, 16.04.07 ). Когда приемные родители, взявшие весьма нездорового мальчика из Дома ребенка и выходившие его, решили официально усыновить малыша, вдруг объявились его биологические родичи. Они, бросившие кроху еще в роддоме, вдруг воспылали родительскими чувствами.

Почти весь год Татьяна и Андрей Соколенко, которых Вовка называет папой и мамой, ходили в суд, как на работу. Железноводский городской суд, видимо, суд особый. У него свои законы, отличные от законов остальной части РФ, да и вообще законов здравого смысла. Поэтому суд сначала признал усыновление мальчика, а потом, несмотря на протесты общественности и местных СМИ, отменил собственное решение и постановил отдать ребенка тем, кто произвел его на свет.

— Говорят, есть негласное постановление, чтобы отдавать ребенка биологическим родителям, — говорит Татьяна. — Я в это просто не могу поверить. Получается, усыновители и дети абсолютно беззащитны перед ними. Кровные родители могут объявиться в любой момент и разрушить семью, отобрав ребенка.

Так и получилось в Железноводске. Завен Налтакян, биологический отец ребенка, вместе с родственниками периодически появляется во дворе Соколенко и, размахивая постановлением суда, требует Вовку. 3-летний мальчик цепляется за приемных родителей, умоляет не отдавать его. Пока Андрею и Татьяне удается отстоять мальчика. Даже вопреки решению суда.

— Ради того, чтобы Вовка остался с нами, мы дойдем до любого суда, — говорит приемный отец Андрей Соколенко.

— Уверен, справедливость восторжествует. Просто жалко, что мы, вместо того чтобы радоваться жизни, смотреть, как растет, развивается наш сын, столько времени и здоровья тратим на судебную канитель.

— Если честно, я иногда захаживаю в наш Дом ребенка, очень хочется еще взять одну малышку, — признается Татьяна. — Только боюсь — а вдруг снова объявятся родственнички?

А за это время биологические родители Вовки произвели на свет еще одного, уже пятого по счету ребенка.

Женщины ему по-прежнему верны

В июле Калужский областной суд приговорил лучшего патронатного отца области Александра Карсанова к трем годам лишения свободы за вступление в интимную связь с несовершеннолетней приемной дочерью Светланой ( “Порочное зачатие”, 17.07.07 ). Такое обвинение предъявили ему после того, как сначала одна приемная дочь родила, а вторая вскоре повесилась. Следствие признало такое совпадение фатальным стечением обстоятельств. Но вскоре появились данные генетической экспертизы, говорящие о том, что приемный папа — отец новорожденного ребенка.

Состоявшийся суд объявил Карсанова педофилом. Только самые близкие — жена Тамара и сама юная мама Светлана по-прежнему твердят о невиновности Александра. Света и на суде, и сейчас утверждает, что сама во всем виновата: так обожала отца, что взяла и воспользовалась его спермой из найденного презерватива…

— Мое самое заветное новогоднее желание — это снова жить с папочкой и мамочкой, — говорит Светлана, убаюкивая маленькую дочку Люсю. Они сейчас живут в обнинском центре “Милосердие”. — Конечно, понимаю, что, пока папа в тюрьме, это нереально. Очень волнуюсь за мамочку. Как она там одна, в огромном пустом доме? Жду не дождусь февраля, когда мне исполнится 18, чтобы вернуться к ней. Мама говорит, что после ареста папочки хозяйство совсем в упадок пришло…

Светлана вздыхает и теплее укутывает шаловливую Люсю. А ее приемная мать Тамара разрывается между Обнинском и Людиновкой, где содержат сейчас ее супруга.

— Александр держится молодцом, ни на что не жалуется, только меня жалеет, — горько усмехается Тамара. — Мне действительно непросто. То старая машина посреди дороги заглохнет, то отопление в доме забарахлит. Но ничего, я справлюсь!

А сама Света говорит, что ей очень нравится возиться с детьми.

— Да и малыши ко мне тянутся, — застенчиво улыбается она. — Когда мне исполнится 18, надеюсь, меня возьмут на работу в детский сад. Еще хотелось бы встретить хорошего парня, выйти замуж и… жить так же дружно, как папочка и мамочка.

Жертве маньяка угрожает суд

В статье “В плену у маньяка” 24 сентября мы писали о 16-летней Кате Быковой, которую два месяца продержал у себя в квартире 22-летний психопат Александр Балашов. Девушке чудом удалось убежать. Растрепанная, в шоковом состоянии, в одной ночной рубашке она помчалась в ближайший супермаркет — потому что там много народу. Набрала полную тележку товаров. Зачем? Полная тележка казалась ей якорем — если маньяк догонит, она уцепится за нее и не разожмет рук…

Но девушку обвинили в банальном воровстве, завели дело, посадили в изолятор. Рассказы Быковой о психопате, тот факт, что девочка была объявлена в федеральный розыск, в ОВД “Свиблово” проигнорировали. Сотрудников ОВД не впечатлило даже то, что спустя несколько дней Балашов жестоко убил человека.

Сейчас на Кате по-прежнему висит дело о краже из магазина. “После публикации в “МК” нас вызывали в ОВД, и дознаватель Ботонаева долго кричала, что все равно засудит Катю, — рассказывает мать девушки Светлана Николаевна. — После этого, правда, больше не звонили”.

Страшные месяцы, проведенные в лапах у маньяка, не помешали девушке воплотить свою мечту — поступить в юридический вуз. Сейчас Катя учится и работает. Каждый вечер ее встречает и провожает до дома жених — на всякий случай. В январе влюбленные собираются подать заявление в загс. Правда, родители девушки против такого раннего замужества, считают, что сначала нужно получить профессию. Но Катя не согласна: “Мой парень ведет себя как настоящий рыцарь. Когда я исчезла, в милиции обвиняли его, даже били. Он все выдержал и остался таким же внимательным, заботливым, как и раньше”.

“Я — этикетка!”

В номере от 19 октября “МК” рассказал читателям историю Александра Устинова, который долго и упорно отстаивал свое право стать отцом брошенному ребенку. Проблема заключалась в том, что 28-летний Саша не женат, из-за этого чиновники подозревали его во всех смертных грехах и всячески препятствовали Сашиному желанию стать папой маленькому сироте. Но Саша не сдался, и теперь у него появился четырехлетний сынишка по имени Егор.

За те два месяца, что прошли со дня публикации, в жизни Егора произошло очень важное событие: ему исполнилось целых 5 лет! Праздник отметили скромно, по-домашнему. Саша надул для сынишки 20 воздушных шаров, подарил огромный игрушечный грузовик, купил торт. Но малыш, никогда не получавший ни подарков, ни поздравлений, так ничего и не понял… Пришлось объяснять. Зато теперь Егор гордо говорит о себе: “Я — э-ти-кет-ка!” Слово “пятилетка” мальчонке запомнить еще сложно.

Егор ходит в садик, а недавно у него был первый утренник. Новая жизнь постепенно устаканивается. Мальчик, привыкший быть “ничейным”, с каждым днем становится все больше и больше “папиным”. У него уже появились и свои домашние обязанности: загружать стиральную машину, раскладывать ложки и вилки, убирать за собой игрушки и даже подметать пол. “Подметание он, конечно, просто изображает, чистоты пока не получается, — смеется Саша. — Но старается изо всех сил!”

“Настенька очень счастлива!”

В статье “Через тернии к… папе!” от 19 ноября “МК” рассказал о семье Старченко — папе Викторе и дочке Насте.

После расставания родителей девочка наотрез отказывалась жить с мамой. Однако суд подмосковной Электростали не принял во внимание желание ребенка остаться с отцом и постановил: передать Настю на воспитание матери. Семилетняя девочка пригрозила, что выбросится с балкона, если мать попытается ее забрать...

Накануне Нового года мы снова созвонились с семьей Старченко. “У нас теперь все хорошо, — радостно сообщил Виктор. — С Татьяной (Настиной мамой. — Авт.) мы заключили мировое соглашение. Было заседание суда, на котором она заявила, что не возражает против того, чтобы Настя навсегда осталась со мной, если я никогда не стану предъявлять к ней материальных претензий. Разумеется, я согласился! Так что теперь моя дочка — только моя, я и моя мама очень счастливы, а уж как Настя довольна — просто словами не передать!”

Сережа Медведев ждет Рождества

Судьба Сережи Медведева ( “МК” от 23.11.07 ) взволновала многих наших читателей. Мальчик был усыновлен гражданами Италии еще в 97-м году, потом долго скитался по итальянским приютам, успел даже побывать в тюрьме.

Ровно через десять лет после своего отъезда в Италию Сергей (теперь его зовут Серджио Д’Амико) был депортирован обратно в Россию.

Как нам рассказала подруга покойной матери Сергея Людмила Лядова, сам посол Италии в России выразил готовность помочь Сереже, подчеркнув, что помощь будет оказана из чисто человеческих побуждений. Сергей ездил в посольство Италии к советнику. Дипломат пообщался с ним, помог с деньгами, пообещал, что после Рождества разберется с этим делом.

“Мы еще звонили в наше, российское Министерство образования, — сказала Людмила. — Там нам сказали, что они связались с русским послом в Италии, но больше пока ничего не сообщили. Сотрудница министерства, которая занимается нашим вопросом, просто неуловимая, мы никак не можем до нее дозвониться… Наша местная опека тоже молчит. Где будет жить наш Сережка, гражданином какого государства он будет? С одной стороны, русский парень, но с другой — вырос в Италии, эта страна для него стала своей, по-русски даже говорит теперь с трудом. Завис между небом и землей, везде чужой — и там, и здесь…”



Партнеры