“Ножки Медведева”

В них на четверть больше мяса, чем в “ножках Буша”

26 декабря 2007 в 19:04, просмотров: 1396

На философский вопрос — что первичнее: курица или яйцо? — в Сергиево-Посадском районе решили ответить конкретным и большим делом. В канун Нового года в деревне Тураково было открыто ООО “Загорский бройлер” — уникальный убойный цех мощностью 9 тыс. бройлеров в час. Все в полном согласии с природой: курицы несут яйца, из них появляются бройлерята, которые, в свою очередь, тоже несут яйца, а уж кто из них “главнее” — дело, как говорится, десятое.

Но понятно другое — этот комплекс уже в начале 2008 г. скажет свое веское слово в поставках продовольствия, когда начнет выходить на проектную мощность.

Напрашивается невольный вопрос: где взять для убоя столько бройлеров? Ведь за 8-часовой рабочий день их потребуется больше 70 тыс. штук, а за месяц — страшно и подумать — миллионы. Однако никаких поставок “со стороны” и уж тем более из-за границы не планируется. “Загорский бройлер” входит в состав предприятий группы “Ассортимент”, у которой аж около 80 действующих птичников. Они-то и будут обеспечивать убойный цех работой.

— Вот смотрите, как работает автоматика, — производство на “Бройлере” “МК” показывает не кто-нибудь, а лично президент Росптицесоюза Владимир Фисинин. — Линия оснащена весами, готовые тушки сразу сепарируются по весу, “шаг” всего 50 граммов. Килограммовые складываются отдельно, килограмм 50 граммов — отдельно, килограмм 100 граммов — отдельно и т.д. и т.п. Бройлеры разделяются на совершенно одинаковые партии, как близнецы.

Мы стоим в просторном и светлом цехе у его “главного конвейера” — пока еще не загруженного птицей. В эти дни тут полным ходом идет последняя отладка оборудования. Даже пробную партию бройлеров (да и то с большим скрипом) в виде исключения решились показать только высокой принимающей комиссии из состава представителей Минсельхоза РФ и области.

Да, уже очень скоро тут все будет в тушках, окорочках и крылышках — такого предприятия Московский регион еще не видел.

А главный птицевод страны тем временем с гордостью сообщает, что за последние три года Россия сделала невероятный скачок вперед, опередив Францию, Канаду, Аргентину и Японию по производству бройлеров. А пальму первенства уступает только США, Индии, Бразилии и Китаю. Однако американскими масштабами “ножек Буша” он предлагает особенно не восхищаться. Российскими специалистами проверено, что выход мяса из тех окорочков — 43%, а из российского бройлера — 72%. В общем, приобретая американскую курятину, российский потребитель рискует сразу потерять 25% своих средств, ведь мяса там меньше, чем у российского аналога.

Положительные эмоции отечественных птицеводов невольно захлестывают и нас, бригаду “МК”. Не когда-нибудь, а еще три года назад коммерческие банки не выделяли кредиты под село, прямым текстом заявляя, что села в России не будет, что это “черная дыра”, что, наконец, дешевле покупать продукты по импорту, чем вкладываться в свое производство и выбрасывать деньги на ветер. Так, с “большой человеческой теплотой”, банкиры относились к крестьянам и ни за какие коврижки не хотели верить, что мы еще на что-то способны. И вдруг — “план Путина”, нацпроекты, и российское село, как та птица Феникс, возрождается из руин.

Этот короткий, но драматический период истории государства Российского красноречиво отражается и на примере “Загорского бройлера”. Ведь его заложили 4 года назад, но из-за отсутствия финансирования “заморозили” до лучших времен. В котловане под фундамент собралась вода, сюда стали прилетать утки и дикие гуси, приняв долгострой за естественное озеро. И всей деревне Тураково уже казалось, что эти самые лучшие времена так никогда и не наступят.
А оно вон как обернулось. В рамках объявленного нацпроекта “стройке века” под Сергиевым Посадом выделили огромный, но взаимовыгодный кредит, и корпуса с оборудованием появились всего за 1,5 года. Это ли не маленькое российское чудо?!

* * *

Дальнейшее знакомство с объектом продолжаем с главным энергетиком хозяйства Сергеем Прохоровичем. На ходу он рассказывает, что в его жизни это второе эпохальное событие. Первое состоялось 29 лет назад, когда они (инженеры ВПК) сдавали Родине-матери ракету ПВО “С-300”. И вот сегодняшний день, но уже в системе АПК. Здесь тоже есть чем гордиться, хотя детище это и не наше, завезенное из-за бугра.

Не секрет, что в разных регионах страны сегодня бурно развивается бройлерное производство. Но делается это не всегда по-хозяйски. В Германии или Голландии закупается яйцо, его везут на свои инкубаторы и уже там выращивают птицу на продажу. В Сергиевом Посаде налажен замкнутый цикл со своим собственным родительским стадом. Значит, никакой зависимости от зарубежных партнеров.

“Ассортимент” можно по праву считать большой куриной империей. Один инкубатор на 65 млн. штук яиц чего стоит! Родительское стадо на 80 тыс. голов исправно откладывает яйца, и через 21 день из них выходят бройлерята. Если оставить споры о курице и яйце, то все равно непонятно, как размножаться куриному поголовью и как этот процесс сделать максимально эффективным.

Всем известно, что петухи способны делать ЭТО чуть ли не каждую секунду, и зачем еще что-то придумывать? Однако мировой опыт птицеводства показывает, что в некоторых странах практикуется-таки искусственное осеменение куриц. Петуха гладят по животу, он быстро приходит в охоту, после чего в пробирку собирают все его семяизвержение. Если можно так выразиться, на самом деле самец “выдает на-гора” по 1—2 миллиграмма своей спермы. Хотя опытные птицеводы уверены, что по эффективности эту дозу можно приравнять к бычьей.

Одно время искусственным осеменением занимались и на “Ассортименте”. В чем минусы такой технологии, так сказать, ее ахиллесова пята? Сперму у петухов приходилось брать по несколько раз в день, что само по себе весьма непросто, петухи — птицы гордые и капризные, к тому же часто задиристые. К ним на хромой кобыле не подъедешь. Затем гонялись за курицами, чтобы их оплодотворить...

Для успешного размножения куриного стада на предприятии имелась целая бригада, и в один прекрасный день тут пришли к выводу, что этот метод экономически невыгоден. Лучше, чтоб все проистекало так, как в жизни, на деревенском дворе. Ведь когда между петухом и курицей происходит физический контакт, то вырабатывается т.н. ген любви, что способствует появлению потомства.

Как мы уже сказали, сегодня на “подведомственных” птицефабриках держат специальное родительское стадо из элитных пород, и у каждого петуха свой собственный гарем из 10 курочек, которых они добросовестно топчут и те стабильно откладывают яйца. От яйца до птенца — три недели, а уже потом до готового бройлера (весом 1—1,5 кг) проходит всего 45 дней. Дальше — дело техники, бройлеров привозят сюда, в убойный цех, оборудованный по последнему слову голландской техники. Говорят, что весь мир ее признал окончательной и бесповоротной, даже американцы, выпускавшие свои линии, поняли, что угнаться за голландцами не в состоянии, и тоже закупают оборудование у них.

Вот участок приема птицы — огромное помещение, залитое ровным синим светом. Этот свет успокаивает привозимых сюда кур, их выгружают с фур (в каждой по 40 контейнеров, а в контейнере по 200 птиц) и на участке навески на специальные крючки вешают вниз головой. Крючки вмонтированы в подвесной конвейер, который, изгибаясь, как змейка, тянется вдоль всего производства на сотни метров. И заканчивается уже на участке упаковки готовой продукции.

Навеска кур, как заверяют специалисты, также проходит без сучка и задоринки. Под действием синего света куры будто загипнотизированные, они не испытывают ни стресса, ни выброса адреналина в кровь. Кто помнит советские убойные цеха, тот рассказывает, что никакого синего света на подобных предприятиях не было и в помине.

Привезенная на убой птица сразу разбегалась по помещению и начинала нервно кудахтать. Персоналу стоило больших сил каждую курицу догнать, схватить и подвесить за ноги вниз головой — на участке навески в советские времена также экономили на синем свете.

Почему кур цепляют вниз головой? Детям до 16 лет этого лучше не знать: на определенном этапе движения конвейера стоят ванны с налитой водой под напряжением 110 вольт. Курица, касаясь головой воды, моментально умирает, и ей сразу же перерезают горло, чтобы стекла кровь.

В кровавой и смертоносной операции нас с вами должно успокаивать лишь то обстоятельство, что птица (по мнению ученых) погибает мгновенно, не успев ничего сообразить, и что на сегодняшний день это самая гуманная для них смерть. Дальше по конвейеру без остановки уже мертвых птиц ошпаривают кипятком, потом специальные машины удаляют с них перья (участок обесперивания), затем потрошат и т.д. и т.п.

На выходе мы имеем полный ассортимент для покупателя: целые тушки; ножки; крылышки; грудка; сердечки и печень — что душе угодно, ничего не идет в отходы. Одна из котельных предприятия работает не на газе и не на мазуте, а сжигает подстилку с птичников. Тут тоже безотходная технология, все продумано, учтено и функционально.

В нескольких местах вдоль навесного конвейера (он двигается со скоростью, которая обеспечивает забой 2,5 курицы в секунду — не больше и не меньше) вижу большие горизонтальные зеркала. Это пункты качества, где инспекторы проверяют состояние продукции со всех сторон. Как мы уже сказали, в час “Загорский бройлер” должен перерабатывать 9 тыс. бройлеров, это предприятие входит в пятерку самых крупных в России и, собственно, в Европе. Разумеется, тут нацелены на международные стандарты качества.

Мне поясняют, что на всей технологической цепочке, где курицу разделывают от и до, к минимуму сведены не только контакты человека с тушкой, но даже ее контакты с воздухом! Это позволяет незамороженной птице быть в “кондиции” больше 10 суток. Хотя на предприятии она сразу попадает на участки охлаждения (с 41°С до 10—11°С) или глубокой заморозки — все зависит от того, как быстро партия товара направляется в торговую сеть.

* * *

Нам, советским людям, еще памятны суповые синие и тощие курицы той поры. И хотя их товарный видок особого аппетита не вызывал, за ними все равно были очереди, они также находились в дефиците. На “Загорском бройлере” интересуюсь — почему те советские курицы были такие синие и жуткие?

— В коммунистические времена, — отвечает мне директор по развитию птицеводства Дмитрий Ефимов, — мы догнали и даже перегнали Америку по производству мяса птицы. Кажется, и по товарному яйцу тоже перегнали. Но в том “соревновании” все свои силы бросали на производство, а переработка была в загоне. Таких линий в стране, конечно, не было, никто не следил за тем, чтоб кровь с тушек сразу и полностью сливалась. Встречались и другие нарушения технологии, например, с мясом нельзя работать в тепле — работали. Эти причины и приводили к тому, что товарный вид был очень уж неказистым.

Здесь, — завершает он свой рассказ, — у нас суперлиния, все из нержавеющей стали, даже крепежные болты. Раз в сутки конвейер капитально чистится и промывается, тут исключены бактерии и микробы.

От себя хочу добавить, что нынешняя власть проблемам сельхозпереработки уделяет также не очень много внимания, в основном налегает на производство. Есть такой грешок. Под льготные кредиты нацпроекта почему-то не попали молоко и мясо крупного рогатого скота. Хозяйства наращивают объемы производства, а цельное молоко девать некуда. Ни “долгоиграющей” упаковки, ни йогуртовых линий…

Ожидается, что с 2008 г. таким объектам дадут “зеленую улицу”, и тогда уже проблемы развития животноводства будут решаться комплексно.

Однако по птице в Подмосковье произошли существенные подвижки. О них прошу рассказать министра сельского хозяйства и продовольствия МО Николая Савенко.

— Сдача в эксплуатацию сегодняшнего объекта — это продолжение политики президента в развитии нацпроектов, — считает он. — Только в Подмосковье за нынешний год появилось два таких крупнейших предприятия. В июле в деревне Константиново Раменского района в эксплуатацию введен объект “Моссельпрома”, рассчитанный на убой 6 тыс. бройлеров в час. И вот в декабре еще один гигант, уже в Сергиево-Посадском районе. Можно говорить, что в ближайшее время Россия способна обеспечить себя мясными ресурсами. Параллельно с производством мы развиваем и сельскую инфраструктуру в регионе.

Действительно, динамике развития птицеводства в стране остается только удивляться. Из общего прироста в 2007 г. мяса в объеме 430 тыс. тонн 70% занимает птица.

Впрочем, не меньшее удивление (и сожаление) вызывает и тот факт, что Россия по-прежнему очень много продуктов завозит по импорту. В 2005 г. — на 17,3 млрд. долларов, в 2006-м — на 21,6, а в 2007-м — на 24 млрд. баксов. Может, пришла пора сокращать импорт и создавать условия для приема продуктов от отечественных крестьян? Как ни парадоксально, но пока эти продукты часто остаются невостребованными на внутреннем рынке.

Производство мяса птицы в России (Росптицесоюз)

2004 г.    1 млн 250 тыс. т
2005 г.    1 млн 379,8 тыс. т
2006 г.    1,55 млн. т
2007 г.    1,8 млн. тонн мяса птицы (прогноз)
2008 г.    2 млн. т (прогноз)
2009 г.    2,15 млн. т (прогноз)
2010 г.    2,25 млн. т (прогноз)

Потребление мяса птицы на человека в год:

2003 г.    12 кг
2004 г.    16 кг
2005 г.    17,4 кг
2006 г.    19 кг



    Партнеры