Ужин с широко закрытыми глазами

Корреспондент “МК” встретил год Крысы в кромешной темноте

13 января 2008 в 17:29, просмотров: 430

Новый год с ярко сверкающей огнями елкой, с фейерверками да хлопушками — и так из года в год. Что может быть банальней, чем тазик с оливье? Испытать на себе совсем иное ощущение, без связи с внешним миром — такая уникальная возможность появилась у москвичей. В единственном ресторане в столице гости ужинают в полной темноте, поэтому приходится есть на ощупь. И это еще не все: в царство тьмы гость отправляется со слепым официантом-проводником. Корреспондент “МК” встретил Старый Новый год в кромешной тьме.

В ресторане, прежде чем зайти в зал, гости сдают сумки в сейф: здесь нельзя пользоваться ни мобильными телефонами, ни зажигалками — чтобы ни в коем случае не подсветить темноту. Таковы правила игры, и все их безропотно принимают. Сначала гость заходит в зал с полумраком, здесь в последний раз клиент насладится скудным светом, лишь для того, чтобы заказать блюда.

Нас — 8 человек, встаем цепочкой друг за другом и кладем руки друг другу на плечо, впереди шествия слепой проводник Эдуард в черной одежде и в черных очках.

— В темном зале нет окон, поэтому не надейтесь, что будет проникать уличный свет, — напутствует официант-проводник. — На столе нет свечей. Пока не дойдем до столика, не убирайте руки с плеч, а то были случаи, когда клиенты терялись.

Улыбки как ветром сдуло с наших лиц. Наступила гробовая тишина.

Перед нами черная портьера, как в театре, она разделяет царство света и тьмы. Мы делаем первый шаг и оказываемся в густой темноте и тишине. Чем дальше я продвигаюсь за группой, тем медленнее тянется время. Пустота. Пытаюсь свободной рукой водить по темноте в поисках каких-нибудь предметов, например колонн в зале. Но тщетно.

— Товарищи, у меня клаустрофобия, — в отчаянии говорю я, чувствуя, что теперь не контролирую ситуацию. — И темноту с детства не выношу. Я передумала! Можно я выйду?

— Потерпите 10 минут и адаптируетесь, вы же среди людей, — говорит Эдуард. — Заодно вылечите свою клаустрофобию.

Наконец доходим до столика, Эдуард берет меня за руку и водит ею по столу. Мы рассаживаемся. В зале звучит спокойная легкая музыка и слышится журчание воды.

В зале два слепых официанта: Эдуард и Елена. Наши проводники виртуозно развозят на тележке еду и мастерски, не промахиваясь мимо стола, каждому приносят закуски. В царстве тьмы мы поменялись с ними местами, мы — зрячие — стали беспомощными и слепыми.

Напротив меня, по-видимому, сидят двое. Два голоса: мужской и женский. Чтобы перебороть страх, я буквально накидываюсь на них с разговорами.

— Как же мы будем есть? — интересуюсь я.

— Наверное, руками, — смеется женский голос.

Эдуард ставит пред нами тарелки. На ощупь я нахожу вилку, брать нож явно бессмысленно.

— Что вы нам принесли? — спрашиваю я у Эдуарда.

— Пока это секрет. Вам расскажут состав блюд, только когда выйдете наружу. Скажу лишь, что еда вся очень хорошая, ее готовил зрячий повар. Попробуйте и скажите ваше мнение, — интригует Эдуард. — Предупреждаю, что в темноте многие наши гости ошибаются: путают мясо с рыбой.

Я рукой нащупываю края тарелки, провожу пальцем вокруг. Тыкаю вилкой, и — ничего. Хорошо, что в темноте меня никто не видит. Я тыкаю пальцем в тарелку. Еда есть! Работаю вилкой, как копьем. Запускаю в тарелку, и — удача: я что-то подцепила. Ем что-то завернутое в маленький рулетик: то ли рыба, то ли креветка. Вкусно.

Страх отступает, ведь мне надо сосредоточиться на блюде.

— Давайте играть в игру: описывать внешность друг друга, — предлагает женский голос напротив. — Кстати, меня зовут Ольга.

— Судя по голосу, у вас крашеные каштановые или рыжие волосы, — выношу я свой вердикт.

— Не-а, — смеется Ольга. — Я крашеная блондинка.

Слышу в темноте поцелуй: это Ольга целуется с Сергеем.

— А у вас черные волосы, — обращаюсь я к Сергею, — и вы не носите костюма.

— Ха-ха, — смеется Сергей. — Когда-то у меня были черные волосы, но это было так давно. Сегодня я в костюме, но это для меня несвойственно.

— Наверное, вы муж и жена, — пытаюсь я реабилитироваться.

— Ну разве муж догадается привести жену в такое оригинальное и нестандартное место? — возражает Ольга.

“Да уж, не быть мне Шерлоком Холмсом, — с досадой думаю я про себя. — И зачем только полезла в их личную жизнь?”

Тем временем рулеты с незнакомым вкусом, по всей видимости, закончились. Вилкой я больше их не чувствую.

У нас с Ольгой одинаковое меню — “белое”. Выбирая его, мы лишь знали, что в нашем меню будут блюда как из мяса, так и из рыбы. У Сергея — “красное” меню, у него только мясные деликатесы.

Сзади нас тоже сидят люди. Не могу определить по голосам, сколько их человек. Три голоса слышатся отчетливо.

— У вас что на горячее? — интересуется женский голос откуда-то слева.

— То ли курица, то ли утка, в сладком соусе, — говорю я.

— Я думаю, что это все-таки индейка, — возражает Ольга. — Вот когда мы были в Париже, ели нечто подобное.

— Интересно, далеко от нас люди с соседнего столика сидят? — спрашиваю я у своих соседей и протягиваю вытянутую руку назад.

— Сзади меня никого, — говорит Сергей.

— Сзади меня тоже, — поддакивает Ольга. — Но голоса совсем близко.

— Друзья мои, давайте споем, — предлагает женский голос. — Все знают песню “Ой, мороз, мороз”?

— У нас осталось что–нибудь попить? — интересуюсь я у Сергея.

— Какая-то бутылка стоит, — отзывается Сергей. — По запаху — вода.

Чтобы налить воду в стакан, мы предприняли целую операцию: в темноте Сергей нащупал мою руку со стаканом. Чтобы подстраховаться, подставил свою руку под дно, Ольга взяла бутылку и, придерживая рукой верх моего бокала, налила воду. Тем не менее воды мне плеснули как украли. На полглотка еле-еле хватило.

— А давайте танцевать, — предлагает кто-то из зала. — Все равно лиц не видно, какая разница, с кем вальсировать.

— Здесь чья-то нога под столом! — взвизгнула Ольга. — Чья нога?

— Моя при мне, меня никто не задевал, — говорю я.

— Но это была нога напротив, — возражает Ольга.

— Наверное, это привидение или сам князь тьмы Дракула пожаловал к нам на банкет, — неудачно пошутила я, потому что в зале наступила гробовая тишина.

Мы с соседями по столику дружно пощупали руками темноту под столом. Никого!

Невидимые гости из зала тоже оживились. Веселье в темноте началось такое, словно все присутствующие всю жизнь только и жили во мраке. В поисках ноги мы подружились с посетителями за другими столиками. Я даже начала различать их по голосам. Мои соседи по столику стали такими родными, как будто бы мы знакомы всю жизнь. В темноте, чувствуя себя раскованно и свободно, мы рассказали друг другу всю свою биографию. Что скрывать? Мы больше никогда не увидимся и потом так и не узнаем друг друга на свету. Выходить из зала совсем не хотелось, но время ужина подошло к концу. Я так и не успела узнать, почему мужской баритон, сидящий далеко впереди, так и не женился на Аннушке из Самары, хотя она родила ему двоих детей, как две капли воды похожих на его мать.

Так же “паровозиком” мы вышли за официантом на свет. И попали в полумрачный зал, чтобы глаза постепенно привыкли к свету. Нам показали блюда, которые мы ели на ужин. Прав был официант, когда говорил, что вкус блюда мы воспримем в большой степени зрительно. У нас с Ольгой была красная рыба, а не индейка и не утка. Раскрыв глаза, гости с огромным удивлением увидели, что все это время заблуждались, как слепые котята. Я давно не была так счастлива: самое главное — что я вижу и темнота — это не навсегда.

— Подобный ресторан есть в Париже, — говорит хозяин ресторана офтальмолог Игорь Медведев. — Когда я там побывал, то решил, что и в Москве должно быть такое место. Наши официанты — инвалиды по зрению с рождения либо ослепли после трагедии или несчастного случая. Оказавшись в темноте, первые 10 минут человек испытывает легкое потрясение, но в малых дозах оно даже полезно. Выключается зрение, и органы чувств натягиваются как струна — это прекрасная тренировка. Ужин длится 1,5—2 часа, потому что иначе экстремальная ситуация плохо отразится на нервной системе. Этого времени вполне достаточно, чтобы поужинать с тремя переменами блюд. Такое же оптимальное времяпровождение, напротив, дает эффект трех дней отдыха на море с выбросом адреналина.

В ресторан приходят самые разные люди, молодые и пожилые и различные по социальному положению. Здесь устраивают романтические свидания зачастую те, кто познакомился по Интернету, чтобы продлить удовольствие свидания вслепую. Однако приходят и семьи с детьми. А постоянные клиенты здесь отмечают дни рождения и корпоративные вечеринки и чувствуют себя в темноте так же комфортно, как и невидящие.



Партнеры