Звонок на край земли

Читатели “МК” смогли поговорить с Северным полюсом

1 февраля 2008 в 17:37, просмотров: 633

29 января в редакции газеты “Московский комсомолец” состоялся уникальный телефонный разговор. Еще бы — ведь собеседники находились в прямом смысле на краю света. Путешественники Матвей Шпаро и Борис Смолин ставят мировой рекорд — они первые в мире люди, которые собираюся прийти на Северный полюс полярной ночью! Во время разговора Борис и Матвей находились в своей палатке на дрейфующей льдине, где-то недалеко от 85-й параллели... На связь было не так много времени — ребятам необходимо экономить батарейки в спутниковых телефонах.

Осознать, что герои находятся сейчас в полной темноте и в холоде где-то на конце земли, было сложно. В теплом кабинете редакции на столе дымится горячий чай, а за столом собрались родственники путешественников. Отец одного из участников экспедиции Дмитрий Шпаро, пресс-секретарь Клуба “Приключение” Вячеслав Венидиктов, супруга Матвея Шпаро Наталья и его старшая дочь Вика. Со стороны Бориса Смолина — его бывшая жена Рада и младший сын Арсений.

Еще до назначенных 18.00 начинают звонить читатели.

— Меня зовут Аркадий Левин, мне 86 лет, я ветеран Великой Отечественной войны, бывший летчик-истребитель. Хотел узнать, как у ребят дела, как они чувствуют себя?

— Вчера все было хорошо, чувствовали они себя более или менее нормально. Через 5 минут они будут звонить. Перезвоните попозже.

— Попрошу вас передать им мое приветствие. Желаю им успеха и чтобы здоровье их выдержало все это. Через пять минут позвоню.

Наконец ребята выходят на связь. На трубке Матвей.

— Как настроение?

— Отличное! Ветра сейчас нет. Перед глазами звездное небо, иногда полярное сияние.

Первым дозвонившимся был Константин Георгиевич Козлов, президент Национальной авиационной ассоциации России, дважды приземлявшийся на Северный полюс с парашютом.

— Матвей, были ли у вас минуты сожаления о том, что вы чего-то не сделали во время подготовки к экспедиции?

— Мы очень хорошо продумали все перед стартом. У каждого в санях по телефону, по радиостанции, по спасательному радиобую, у каждого есть примус, запас продуктов и бензина. Но к этой экспедиции нельзя правильно подготовиться. Ибо ни у кого в мире нет такого опыта. Нельзя придумать адекватную тренировку. Сейчас в этой экспедиции мы для себя много нового открыли, уверен, что некоторые вещи можно было бы сделать лучше.

— Какие например?

— Например, мы взяли с собой чайник, но он уже прохудился в двух местах, капает. В следующих экспедициях будем брать что-то другое. Надо было брать больше горючего, потому что примус греет не только физически, но и духовно. Каждый день мы мобилизуем свою волю, чтобы выключить примус и выйти из палатки в темноту и минус 35 градусов.

 “В темноте видно только звезды”


— Здравствуйте, это Андрей из Москвы, техник по системам видеонаблюдения. Каким образом команда пополняет запас электроэнергии, как подзаряжает аккумуляторы полярной ночью?

— С помощью литиевых батареек. Это обычные батарейки “АА”, на каждого по 1300 штук.

Кстати, идут ребята в полной темноте, помогают лишь фонари. Безопасность путешественникам обеспечивают: Управление авиации ФСБ России. Каждый день ребята получают прогноз погоды от Росгидромета.

— Это снова Аркадий Левин. Я хочу спросить, как часто они смотрят на небо?

— Мы смотрим в небо постоянно. Здесь больше и смотреть некуда. В темноте единственное, что можно увидеть без фонаря, — это звезды. Даже луны нет, она появится только в конце февраля!

“Скоро начнем экономить продукты”

— Меня зовут Елена Анатольевна. Как вы справляетесь с трудностями? Я читала, у вас не высыхает одежда.

— Чувствуем себя хорошо, у нас хорошее настроение. Только что закончили свой трудовой день, собираемся поужинать. С одеждой проблема, и сушить ее невозможно. Приходится ходить во влажной, но когда начинаешь работать, она немножко высыхает…

— Вы сказали, что у вас скоро будет ужин. Скажите, а как часто вы питаетесь? И из чего состоит ваш рацион?

— Мы питаемся полноценно два раза: утром и вечером. А состоит он в основном из каши: геркулесовая, рисовая, гречневая, сублимированное мясо сало и шоколад. Чай, халва, всякие сладости.

— В “МК” было написано, что медведь испортил вам продукты… Вам хватит провизии теперь?

— Где-то на 10-й день пути, когда медведь пришел к нам в палатку и напал на нас, он порвал канистру с бензином, и бензин пролился на продукты. Пока непонятно, хватит еды или нет. В ближайшее время, видимо, будем вводить какую-то экономию.

“Главное наше развлечение — аудиокниги”

— Меня зовут Ляля Куприянова. Я зимовала на Земле Франца Иосифа. Летала бортоператором на самолете ледовой разведки. Матвей, где вы сейчас находитесь?

— 84 градуса, 18 минут.

— Вы выше забрались, у нас были 80-е широты. Я была и на Северной земле, остров Домашний.

— Мы стартовали с мыса Арктический, сначала прилетели на Средний и ходили на экскурсию на Домашний, там сейчас всякие памятники стоят.

— А что в этом переходе для вас самое сложное?

— Самое сложное было в первые дни старта. Меня всегда беспокоило ночное торошение, — отвечает Борис. — Казалось, что лед под нами сейчас треснет.

Наконец передаем трубку родным наших героев.

— Привет, папа, как у вас дела? Не холодно? — спрашивает 14-летний Арсений Смолин.

— Все нормально, надеемся через несколько дней пересечь 85-й градус широты. К погоде привыкли, и минус 32 уже воспринимаем спокойно. Пока здесь темно, луны нет. Новая луна появится только после 20 февраля! Надеюсь, что к 5—6 февраля достигнем 85-й широты. (При этих словах Дмитрий Игоревич Шпаро присвистывает и делает пометки в своем блокноте, видимо, доволен. — Авт.)

У нас на связи Галина Морелл, фотограф из Нью-Йорка:

— Борис, есть ли у вас какой-то личный багаж? Например, у Пола Шурке, когда он шел к Северному полюсу, была с собой книжка Виктора Франкла про жизнь человека в концлагере, она помогла ему выжить во льдах. Есть ли у тебя что-то похожее?

— Такие вещи есть. У Матвея семейные фотографии, у меня тоже, есть еще иконка Николая Чудотворца. А главное наше развлечение — это аудиокниги: Булгаков, Ремарк, Воннегут.

 “В Нью-Йорке по вашей экспедиции ставят балет”

Больше всего звонивших интересовало, хватит ли ребятам продуктов и как они собираются отбиваться от хищников. А еще выяснилось, что у наших путешественников очень много поклонников в США, каждый второй звонок был оттуда…

— Вас спрашивает изобретатель с Манхэттена: как работает система раннего оповещения против белых медведей?

— У нас действительно существует сигнализация, которая выпущена российским изобретателем. Мы удачно ее использовали в проливе Лонга, теперь здесь. Последние два дня пока обходились без нее. Устанавливается она по периметру палатки и похожа на мину-растяжку. Такая замкнутая цепь вокруг палатки, при размыкании раздается громкий неприятный звук, который отпугивает хищников. Кроме этого есть еще осветительный армейский патрон, который тоже можно в случае каких-то движений прямо из палатки запустить. Дернуть за определенный шнурочек — и будет минуты 2—3 гореть пламя. За это время можно выскочить. Любое животное на пламя реагирует довольно болезненно...

— А во время движения медведь может напасть?

— Когда мы шли, нам попадались медведи, но они либо убегали, либо проявляли интерес на расстоянии. Хотя каждый раз думаешь, как себя поведешь, если вдруг столкнешься с мишкой лоб в лоб.

— Меня зовут Кевин, мне 16 лет, я учусь в школе музыки, искусств и балета в Нью-Йорке. Все наши балерины просто без ума от вас! В итоге мы решили поставить по мотивам вашего путешествия балет “Северный полюс”. Приезжайте в Нью-Йорк, и к апрелю у нас все будет готово.

— Спасибо! Обязательно приедем!

— Ольга из Канады задала вопрос по Интернету: кто вас будит по утрам — будильник у вас есть?

— У нас есть портативный будильничек, я его специально купил. Так что без проблем, — отвечает Борис.

— Он механический, он не может замерзнуть?

— Нет, это обычные электронные часы.

— А кто в вашей экспедиции исполняет роль врача и кто психолога?

— Видимо, врача исполнять приходится мне, — комментирует Борис. — А с точки зрения психологии… психолога у нас тут нет. По штату не полагается. Поэтому психология заключается здесь в накопленном жизненном опыте. То есть мой опыт плюс опыт Матвея — мы его суммируем и подводим определенный баланс, и это помогает в любых трудных ситуациях. На данный момент могу сказать, что конфликтных ситуаций у нас не было.

— Это Сергей из Филадельфии! Насколько тяжело принимать решения в экстремальных обстоятельствах? Быстрее, чем на Большой земле, или наоборот?

— Все зависит от обстановки. Если переходишь какую-то полынью и видишь, что началось активное движение льда, то все происходит молниеносно. Причем мгновенность действий отмечена у обоих...

— Джонатан Сандерс задал вопрос по Интернету: правда ли, что Арктика уже не та? Вы видите там какие-то следы глобального потепления?

— Зимой 2006 года, тоже в январе, норвежский путешественник зафиксировал температуру -2°. Но я могу сказать, что сейчас совершенно нормальная зима: -35°С.

“Пишите письма, а мы придем в гости”

Пока ждем следующий звонок от читателя, передаем трубку дочке Матвея Вике Шпаро.

— Алло, привет, дорогая. Как дела?

— Хорошо. Я в школу газету приносила, и Наталья Васильевна сказала, что, может быть, мы тебе от класса все письмо напишем.

— Это здорово было бы! Мне было бы очень приятно. И вообще, надо объявить конкурс среди московских школ, кто напишет нам с Борисом больше писем, в те школы мы придем и выступим сразу после экспедиции. Расскажем, какие были медведи, какие были морозы, принесем фотографии. Передавай всем ребятам класса большой привет.

Заметано, объявляем конкурс среди школ! Пишите письма на адрес: 101000, а/я Северный полюс. Матвею Шпаро и Борису Смолину.

— Кстати, Матвей, правда, что вы будете возглавлять молодежную экспедицию на Северный полюс сразу после этого перехода?

— Да, это будет в апреле, мы собираем команду из 7—8 детей 15—18 лет из разных регионов России.

— А это безопасное мероприятие?

— Наши дети не хуже князя Монако Альберта II, который 2 года назад прошел 100 км до Северного полюса.

— А спортивная подготовка нужна какая-то?

— Минимальная. Конечно, они должны уметь ходить на лыжах, иметь небольшой туристический опыт, но при этом не нужно быть каким-то супергероем. Нужно просто обладать большим внутренним желанием. Так что всех юных путешественников милости просим!

Дмитрий Шпаро отключает связь и делает удивленные глаза: “Видимо, они там совсем оголодали без информации, я еще никогда не слышал, чтобы Борис так много говорил!”…

А мы надеемся, что наша прямая линия хоть немного помогла ребятам пережить эту долгую полярную ночь и воодушевила их.

Удачи! Мы с вами!



    Партнеры